ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Эволюция вооруженных сил Ирана в послереволюционный период

10:33 19.04.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

18 апреля в Исламской Республике Иран (ИРИ) государственный праздник – День Армии. Он отмечается с 1979 г. – года победы исламской революции. Впервые день армии ИРИ был проведен через два месяца после революции по приказу верховного лидера страны аятоллы Рухоллы Хомейни.[i]

Сегодня День Армии совпадает с торжествами, посвященными 40-летию исламской революции и соответственно 40-летию Армии ИРИ. В связи этой датой есть повод кратко рассмотреть процесс развития такого важного элемента государственной структуры ИРИ как ее вооруженные силы.

В условиях Исламской Республики Иран процесс формирования армии приобрел свою религиозную специфику, которая проявилась с первых дней революции 1979 г, и заключалась, прежде всего, в революционной реорганизации государственной системы, стержнем которой стала исламизация всех сторон экономической, социальной и политической жизни страны.

Революция нанесла удар по шахской армии. Репрессии обрушились на высший и старший командный состав, многие из генералов и офицеров, а также военные специалисты были казнены или бежали из Ирана. Части и подразделения во многом потеряли боеспособность, а вооружение и военная техника - боеготовность.

Положение усугублялось начавшейся в 1980 г. ирано-иракской войной, принесшей огромные материальные и финансовые потери.

В этих условиях у нового руководства Ирана был единственный шанс спасти положение - любыми путями создать армию нового типа. Для этого из всего совокупного военного потенциала ставка была сделана на морально-политический потенциал, основанный на религиозном факторе. Он стал важнейшим и, можно сказать, формообразующим элементом совокупного военного потенциала ИРИ и в дальнейшем, особенно в первое десятилетие Исламской республики. Именно с его помощью воссоздавались военно-экономический и военный научно-технический потенциалы государства. С этой целью были определены следующие направления развития оборонной промышленности ИРИ:

- сбор (различными методами) и изучение новых мировых технологий в военной сфере, развертывание выпуска заимствованных образцов оружия и боевой техники, особенно ракетных систем;

- активизация НИОКР в военной области с использованием результатов исследований, проводимых за рубежом;

- расширение номенклатуры и увеличение объемов производства запасных частей, узлов и агрегатов для сложных видов военной техники с последующим созданием клонов иностранного вооружения.

В конце 80-х годов произошло восстановление и реорганизация военной промышленности Ирана. Так, количество военных предприятий уже к 1985 г. по сравнению с 1975 г. увеличилось более чем в 1,5 раза, число занятых на них - почти в два раза (с 3,3 до почти 6 тыс.чел.). Была воссоздана Организация оборонной промышленности, объединившая почти 40 военных заводов, несколько десятков ремонтных мастерских, а также порядка 12 тыс. частных предприятий (различного масштаба), занимающихся военным производством.[ii]

На этой базе получил развитие и эволюционировал собственно военный потенциал, то есть вооруженные силы ИРИ.

Придя к власти в Иране, исламское руководство в течение первых же месяцев своего правления провело ряд мероприятий в рамках новой военной политики. Так, прекратилась деятельность в иранской армии американских военных советников и специалистов, были аннулированы некоторые контракты на поставку вооружения из США, приостановлено строительство военных объектов, почти наполовину сокращен военный бюджет. Иран вышел из блока СЕНТО, тем самым ускорив его полный развал, вывел свои экспедиционные войска из Омана, рассекретил американские разведывательные базы и центры на своей территории.

При этом, клерикальное руководство ИРИ приняло решение сохранить организационную структуру бывшей шахской армии, подчинить войска себе, одновременно отстранить их от участия в политической жизни. Для этого был практически полностью заменен весь высший командный состав и проведены массовые чистки в низовых звеньях.

Несмотря на усилия исламских властей, пытавшихся, с одной стороны, удержать армию под своим контролем, с другой - сохранить ее боеспособность, революционные преобразования нанесли удар по вооруженным силам страны. Они во многом потеряли свою боеспособность, были дезорганизованы и деморализованы. К началу войны с Ираком (сентябрь 1980 г.) укомплектованность иранской армии офицерским составом была 45-55% штатного расписания, рядовым и сержантским - 60-70%. Около 45% оружия и военной техники было в небоеспособном состоянии.[iii]

Но ирано-иракская война стала мощным импульсом для активизации программ военного строительства в послереволюционном Иране. Однако полностью положиться на регулярную армию, «запятнавшую» себя связями со свергнутым шахским режимом, иранское духовенство не хотело и не могло. Поэтому оно приступило к созданию альтернативных вооруженных формирований, полностью преданных идеям хомейнизма.

Таким формированием стал Корпус стражей исламской революции (КСИР), созданный в мае 1979 г. За 40 послереволюционных лет КСИР превратился в мощное регулярное формирование, имеющее в своем составе собственные сухопутные войска, ВВС, ВМС, а также Силы сопротивления «Басидж», то есть народное ополчение, и разведывательно-диверсионные Силы специального назначения «Кодс». Таким образом, КСИР, обладая почти половиной личного состава всех вооруженных сил Ирана, стал (наряду с Армией) их важнейшей составной частью.

Начался процесс полномасштабной исламизации Армии, военные реформы проводились в условиях войны. Это коснулось и организационной структуры ВС (Армии и КСИР), и поставок в ВС боевой техники. В условиях международного эмбарго использовались также легальные, полулегальные и нелегальные каналы закупок военной техники и запчастей к ней за границей. Только в период с 1979 по 1986 год такие страны, как Аргентина, Бразилия, Вьетнам, Израиль, Индия, Исландия, Италия, Китай, Ливия, Нидерланды, Пакистан, Польша, Португалия, Северная Корея, Сирия, СССР, США, Тайвань, Франция, Чехословакия, Чили, Швейцария, Швеция, Эфиопия, Южная Корея, Япония напрямую или через третьи, четвертые или пятые страны продали Ирану оружия на сумму более15,7 млрд. долларов.[iv]

Одновременно усиливалась религиозная обработка личного состава Армии. Во всех звеньях вооруженных сил насаждалось и укреплялось административное звено так называемых исламских представителей, по сути - комиссаров.

Развитие и совершенствование вооруженных сил ИРИ после ирано-иракской войны шло по нескольким направлениям: первое - модернизация и исламизация Армии; второе - приоритетное развитие КСИР; третье - образование и укрепление народного ополчения Басидж.

Эволюция вооруженных сил основывалась на широкомасштабной модернизации военно-промышленного комплекса (ВПК). И сегодня «Иран имеет очень мощный (особенно по меркам Ближнего и Среднего Востока) ВПК, который может производить оружие почти всех классов. В частности, активно развивается программа разработки баллистических ракет, в основе которой лежат советская Р-17 и ее северокорейские производные. Иранские оружейники много экспериментируют с имеющимися в их распоряжении образцами иностранной техники и либо копируют ее, либо модернизируют и переделывают». [v]

Сегодня военная промышленность ИРИ включает практически все современные отрасли производства вооружения и военной техники: военно-химическую, ракетостроительную, авиационную, бронетанковую, артиллерийско-стрелковую, боеприпасную, кораблестроительную, радиоэлектронную.

В течение 30 лет с момента окончания ирано-иракской войны в ИРИ были созданы исламские вооруженные силы - одни из крупнейших а мире. Главная их особенность в том, что они состоят из двух компонентов, двух независимых регулярных вооруженных формирований - Армии и Корпуса стражей исламской Революции, каждое из которых обладает собственными видами ВС: сухопутными войсками, ВВС и ВМС.

Численность совокупных регулярных вооруженных сил Ирана составляет, по различным данным, от 540 до 900 тыс. человек, из которых от 450 до 670 тыс. насчитывается в сухопутных войсках (армии и КСИР), почти от 70 до 100 тыс. – в ВВС, от 35 до 45 тыс. – в ВМС, а также около 135 тыс. – в ССБ и около 25 тыс. — в ССН «Кодс». Посол ИРИ в РФ доктор Мехди Санаи в своем блоге пишет, что личный состав Армии составляет 700 тыс. человек.[vi] Разброс данных объясняется практически абсолютной закрытостью в ИРИ темы, касающейся вооруженных сил. Различные неиранские источники приводят неоднозначные сведения о численном и боевом составе иранских ВС, а также о количестве вооружений и боевой техники[vii].

Для сравнения: перед началом ирано-иракской войны в сентябре 1980 г. личный состав вооруженных сил ИРИ составлял 220 – 240 тыс. человек.[viii]

Таким образом, военно-политическому руководству ИРИ удалось за 40 лет в условиях войны и экономического кризиса воссоздать военную экономику, модернизировать ее, а вооруженные силы превратить в одни из самых мощных на Ближнем и Среднем Востоке, по многим показателям превосходящие те, о которых даже не мог мечтать амбициозный шах Мохаммад Реза Пехлеви, стремившийся к превращению Ирана в супердержаву региона.

Парадокс 40-летней истории ИРИ заключается в том, что именно исламские революционеры, свергнувшие шаха, через 40 лет осуществили то, о чем лишь мечтал монарх – превратить Иран в ближневосточную супердержаву.

А быть может, дело здесь не в парадоксах истории, а в том, что и шах, и шиитское духовенство вели Иран, говоря словами шаха Мохаммада Резы Пехлеви, «к великий цивилизации». Но главное, что различает их, это понимание сути этой «великой цивилизации».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] Сайт ИА Фарда. 29 фарвардина 1392 г. (18.04.2013). // URL. https://www.fardanews.com/fa/news/257721/%DA%86%D8%B1%D8%A7-29-%D9%81%D8%B1%D9%88%D8%B1%D8%AF%DB%8C%D9%86-%D8%B1%D9%88%D8%B2-%D8%A7%D8%B1%D8%AA%D8%B4-%D9%86%D8%A7%D9%85-%DA%AF%D8%B1%D9%81%D8%AA

[ii] Сажин В.И., Бондарь Ю.М. Военная мощь Исламской Республики Иран. М.: Издательство Московского университета, 2014. – 544 с. Стр.77

[iii] The Military Balance. 1980 - 1982. – The International Institute for Strategic Studies, IISS, London.

O’Balance E. The Gulf War.- Brassery’s Defence Publishers: - London, 1988.

[iv] См.: Cordesman A.H. Arms Sales to Iran: Remour and Reality. – Middle East Executive Reports, 1986, February.

Cordesman A.H. The Iran-Iraq War and Western Security 1884 – 87: Strategic Implications and Policy Option. – The Royal United Services Institute for Defence Studies: Jane’s: London, 1987.

[v] Александр Храмчихин. Эстафета трофеев. Иранские вооружения не поддаются подсчету. Военно-промышленный курьер № 13 (776) 2019 год. 9–15 апреля. // URL https://vpk-news.ru/sites/default/files/pdf/VPK_13_776.pdf

[vi] Мехди Санаи. День Армии в Иране. Блог 20.04.2015. // URL https://sanaei.livejournal.com/134359.html

[vii] См. журнал «Зарубежное военное обозрение» (2004–2017 гг.); The Military Balance 2017— IISS — The International Institute for Strategic Studies, London, 2016, 2017, 2018 и другие издания.

[viii] The Military Balance. 1980 - 1982. – The International Institute for Strategic Studies, IISS, London. O’Balance E. The Gulf War.- Brassery’s Defence Publishers: - London, 1988.

Версия для печати