ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Новые планы «звездных войн» или блеф для истощения соперников?

10:29 04.04.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

27 марта руководство Индии объявило об успешном уничтожении запущенной с земли ракетой космического спутника, находившегося на высоте порядка 300 км. По сообщениям западных СМИ, таким образом, число стран, успешно испытавших технологии противоспутникового оружия, возросло до четырех[i]. Западные комментаторы предпочли объяснить действия Индии ее опасениями в отношении аналогичных возможностей Китая, которые Пекин продемонстрировал еще в 2007 году. Между тем, 17 января нынешнего года США выпустили новый, первый за девять лет, обзор национальной стратегии в сфере Противоракетной обороны (ПРО). Одним из приоритетов названы боевые лазеры на околоземной орбите, способные сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). А 1 апреля стало известно, что США заблокировали итоговый доклад группы экспертов ООН, в котором сформулированы меры, призванные не допустить размещения оружия в космосе. Кто же на самом деле провоцирует гонку космических вооружений?

Проведенные Индией испытания средств поражения космических объектов в первую очередь указывают на то, что технологиям противоспутникового оружия понадобился гораздо меньший срок для выхода за пределы «клуба» ведущих игроков, чем, в прежние времена, технологиям оружия ядерного. Примечательно, что инициатива разработки обоих видов вооружений каждый раз исходила из Вашингтона. Первые испытания противоспутниковой системы оружия США провели еще в октябре 1959 года. Сегодня, президент США Дональд Трамп строит грандиозные планы развертывания в космосе боевых систем, вызывающие к жизни воспоминания о печально «знаменитом» проекте «звездных войн», заявленном Рональдом Рейганом в начале 1980-х.

В наши дни Стратегическую оборонную инициативу (СОИ), о начале реализации которой президент Рейган объявил в марте 1983 года, даже многие американские эксперты характеризуют не иначе как «большую аферу». Тем не менее, в США широко распространена точка зрения, согласно которой, новый виток гонки вооружений, который спровоцировала СОИ, сыграл весомую роль в экономическом крахе СССР. К концу 1990-х, США посчитали, что достигли непревзойденной военной мощи, политического и экономического влияния в мире. И что теперь Америка может открыто провозгласить имперскую по сути своей стратегию поведения на международной арене. Вашингтон сделал недвусмысленную заявку на стратегическое доминирование во всех средах, включая космическое пространство. В результате, президент Джордж Буш-младший вышел из Договора по противоракетной обороне (ДПРО).

Отказ от ДПРО лишь подтвердил опасения по поводу того, что США ни на минуту не прекращали разработок в области военного космоса. Уже в 2004 году было объявлено о постановке на боевое дежурство «Наземной системы противоракетной обороны на маршевом участке полета» (GMD). Официально она предназначена для борьбы с МБР, а ее основными целями до недавнего времени назывались ракетные потенциалы Ирана и Северной Кореи. Тем не менее, в 2008 году, «младшая сестра» перехватчика GMD, ракета SM-3, являющаяся частью системы ПРО корабельного базирования «Иджис», успешно поразила спутник на орбите высотой 240 километров. При этом, потенциальные возможности ракеты системы GMD (известной как Ground-Based Interceptor – GBI) гораздо значительнее. Разгоняясь до скорости в 7-8 километров в секунду, GBI способна вывести поражающий боевой блок на высоту до 6 тысяч километров. В результате, в радиусе ее досягаемости оказываются любые спутники на низкой околоземной орбите[ii] и некоторые космические аппараты на высокой эллиптической орбите[iii].

Однако новым «американским националистам» всего этого уже не достаточно. К концу первого года президентства Трампа, им удалось добиться «радикального пересмотра политики США в области ПРО» и внести в перечень военных ассигнований положения о значительном увеличении соответствующих расходов. На смену защите от "ограниченного удара баллистических ракет", заявлена глобальная по сути цель прикрытия территории США и их союзников[iv]. Наконец, в декабре прошлого года, Трамп отдал распоряжение о создании Космического командования США для проведения военных операций в космосе. Теперь чиновники Пентагона размышляют об оптимальной стратегии запуска на низкую околоземную орбиту множества небольших и дешевых спутников, призванных отслеживать полет МБР на всех ее стадиях без исключения. О «некинетических средствах воздействия на космические аппараты», о наращивании разработки и запуска спутников двойного назначения, о воздействии на иностранные космические аппараты под предлогом борьбы с космическим мусором.[v] По данным западных и российских экспертов, в ближайшее время Соединенные Штаты планируют провести исследования по вопросу о возможности непосредственного размещения в космосе средств перехвата - ракет или лазерных установок, а также «роевых группировок» противоспутникового и противоракетного оружия.

Военно-технические и организационно-бюрократические мероприятия в области нового этапа милитаризации космоса, Вашингтон дополняет недвусмысленными дипломатическими шагами. В январе нынешнего США объявили о приостановке своего участия в Договоре по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД). И через полгода планируют окончательно похоронить его. Заодно, Вашингтон поставил под угрозу и последнее из действующих соглашений в области ограничения стратегических вооружений — Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ-3), который, в случае непродления, прекратит действовать к 2021 году. США выступают главным противником любых международно-правовых инициатив в области предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве. В первую очередь, речь идет о российско-китайском проекте договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов, в основу которого положено политическое обязательство не размещать первыми оружие в космосе[vi]. Таким образом, США настойчиво проводят курс на «слом инструментов стратегической стабильности»[vii], что вызывает озабоченность всех ведущих государств мира.

Все понимают и то, что соревнование в области экономики и технологии становится в наши дни основной сферой соперничества между ведущими державами. Можно сказать, что оно даже заменяет собой военно-политическое противостояние. И при этом все понимают, что даже «теоретическая возможность создания надежной национальной системы ПРО и развитие программ ПРО» ставит под угрозу стратегический потенциал сдерживания любой из ядерных держав[viii]. Однако политический курс, избранный нынешним руководством США, представляется не просто очередной попыткой вернуть «мировое лидерство» или сохранить одностороннее военное превосходство. Трамп делает ставку на политику медленного «удушения» конкурентов, «наступления» финансово-экономическими методами. Он пытается подтолкнуть неугодные страны к ситуации вынужденного выбора между логикой экономического развития и «логикой геополитического противостояния», между современными реформами и «приоритетами безопасности и контроля». Судя по всему, по замыслу Вашингтона, космические средства должны стать новым инструментом политики и дополнительным и весомым рычагом давления на страны, отстающие в их развитии и освоении.

В России хорошо понимают те угрозы и вызовы, которые несет новая американская стратегия. Попытки «грубо сломать стратегическую стабильность в свою пользу» не остаются без ответа. Ассиметричного, но крайне эффективного в силу его «опережающего военно-технологического характера»[ix]. Спокойствие и решимость Москвы продемонстрировал 1 марта прошлого года Президент Владимир Путин, рассказывая о новых отечественных системах вооружений стратегического назначения. При этом, Россия не ищет односторонних преимуществ и твердо выступает за «предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве». Позиция Москвы заключается в готовности к равноправному диалогу «со всеми государствами в целях сохранения космического пространства свободным от оружия любого вида в качестве одного из условий обеспечения международного мира и безопасности», - отмечает МИД РФ.

В целом, как и в 1980-е, нынешние военно-космические планы США вызывают весьма скептическую реакцию со стороны многих американских и международных экспертов. Как и тогда, главным мотивом может оказаться не столько реализация планов на практике, сколько освоение огромных бюджетных средств и попытка навязать геополитическим конкурентам новую дорогостоящую технологическую гонку. Вместе с тем, особая опасность нынешних военных инициатив США в космосе связана с изменениями глобальных параметров стратегической стабильности. Так, действия Индии в вопросах развития средств космического поражения едва ли направлены непосредственно против США. Тем не менее, настойчивые попытки Вашингтона втянуть Россию и Китай в двустороннее военно-политическое противостояние по образцу «холодной войны», заставляют предпринимать ответные шаги.

Одновременно, США демонстрируют категорическое нежелание обсуждать не то что запрет, но даже меры по ограничению и установлению рамочного международного контроля за военной деятельностью в космосе. Подобное развитие событий вынуждает все больше государств, рассматривающих национальный суверенитет как непреходящую ценность, предпринимать превентивные меры, основанные на наиболее драматичных сценариях изменения международной стратегической обстановки.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] Противоспутниковый потенциал пятой страны, Израиля, вызывает дискуссии среди специалистов.

[ii] От 160 до 2000 км от поверхности Земли.

[iii] https://swfound.org/media/206118/swf_global_counterspace_april2018.pdf

[iv] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/strategicheskaya-stabilnost-v-usloviyakh-kriticheskogo-obostreniya-mezhdunarodnoy-obstanovki

[v] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/perspektivy-voennoy-kosmonavtiki

[vi] http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3597131

[vii] Среди других примеров, явная утрата США интереса к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний; вывод из зачёта лимитов Договора СНВ части пусковых установок на подводных лодках и тяжёлых бомбардировщиков под предлогом их «переоснащения» в неядерном варианте.

[viii] https://carnegie.ru/2019/03/13/ru-pub-78525

[ix] https://ria.ru/20190117/1549520960.html

Версия для печати