ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Американо-китайская торговая сделка: декларации и реальность

11:40 25.03.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

На днях Госсекретарь США Майкл Помпео выразил надежду на скорое заключение торговой сделки с Китаем и назвал основные цели возможного соглашения. В интервью радиостанции KSNT он заявил, что будущее соглашение призвано урегулировать торговые разногласия сторон и обеспечить доступ к рынкам на справедливой и взаимовыгодной основе. Также США ждут от договора полной ликвидации двусторонних таможенных пошлин и нетарифных мер.

Третья цель соглашения - выработка Вашингтоном правоприменительного механизма, позволяющего обеспечить соблюдение Китаем взятых на себя обязательств. Кроме того, США хотят создать механизмы, препятствующие похищению своей интеллектуальной собственности.[1]

На первый взгляд, звучит безукоризненно. Как говорится, эти  слова – да Богу в уши. Но если начать внимательнее разбирать каждую из трех заявленных целей, то все становится не так красиво и однозначно.

«Доступ к рынкам на справедливой и взаимовыгодной основе». Под этим администрация Трампа понимает механическое выравнивание двустороннего торгового баланса, причем не рыночными методами, а мерами санкционного   принуждения, - теми самыми пошлинами и нетарифными мерами, от которых вроде бы хотят избавиться.

При этом практически у всех стран, которые торгуют с Китаем, отрицательное сальдо торгового баланса – китайские товары во многих случаях конкурентоспособнее.  И  все научились, что называется, с этим жить. И только у Д. Трампа не получается.

При этом сам по себе доступ к рынкам – это действительно проблема в американо-китайских торгово-экономических отношениях, которую китайская сторона стремится решить неагрессивными методами. Американская же сторона, как показала история с «Хуавэй», просто выдавливает с рынка конкурентоспособную продукцию китайского  хайтека, не гнушаясь никакими средствами. В ход идут взятие заложников (Мэн Ваньчжоу) и обвинения в шпионаже и угрозах национальной безопасности.

«Полная ликвидация двусторонних таможенных пошлин и нетарифных мер» - тоже звучит красиво. Если не считать того, что именно американская сторона прибегла к таким мерам, начиная торговую войну с Китаем. Может быть, китайским переговорщикам даже захотелось бы поверить в эту декларацию, но вот незадача: уже после интервью М. Помпео Дональд Трамп заявил, что США собираются сохранить введенные против китайской продукции таможенные пошлины на продолжительный период времени. Это, по мнению американского президента, "помогает на переговорах" с Пекином.[2]

Третья заявленная цель США на торговых переговорах – «выработка правоприменительного механизма, позволяющего обеспечить соблюдение Китаем взятых на себя обязательств». А здесь уже совсем интересно: Вашингтон намеревается вырабатывать такой механизм сам и принудить Китай отчитываться перед ним таким образом. Такое требование американская сторона уже выдвигала партнеру на предыдущих раундах переговоров, что поставило их на грань срыва.

Здесь мы наблюдаем Arrogance of Power (самонадеянность силы) в чистом виде. Очередная попытка самим разработать правила и заставить других их соблюдать, - вместо того, чтобы действовать в этой сфере на основе взаимности, используя хотя бы минимальный запас взаимного доверия.

Кстати, китайская сторона, исходя из принципа взаимности, похоже, готова пройти свою часть пути, в той части, которая касается защиты интеллектуальной собственности и передачи технологий. На недавно завершившейся в Пекине сессии ВСНП было предложено принять закон  о запрете государственным ведомствам требовать от зарубежных компаний передачи им технологических секретов в обмен на доступ к рынку. Это шаг, вроде бы должен успокоить инвесторов и администрацию Трампа и приблизить заключение американо-китайской торговой сделки.

Но заметим, что речь идет речь именно об отмене принудительных требований для госкомпаний, в то время как доступ к технологиям в обмен на доступ  к рынкам - это нормальная практика рыночных отношений, которая практикуется повсеместно. Т.е. никто не может запретить это  частному бизнесу, если все делается по взаимному  согласию.

По итогу мы видим, что есть декларации американской стороны и есть реальность, которая с ними расходится. Это означает, что китайской стороне на переговорах предстоит набраться терпения и стремиться к такой формуле  взаимной договоренности, которая не ущемляла бы взаимные интересы, и которая стала бы окончательной.

Последнее – предмет особой озабоченности для китайских переговорщиков. Провал недавнего американо-северокорейского саммита в Ханое многие обозреватели объясняют именно тем, что Д. Трамп, отходя от предварительно согласованных позиций, отраженных в проекте совместного документа (и, видимо, полагаясь на свое «искусство сделки»), решил выдвинуть Пхеньяну дополнительные условия. Поэтому к предстоящему американо-китайскому саммиту (который может состояться через месяц-полтора) Пекин, дабы избежать неприятных сюрпризов, готовит согласованный и готовый вариант торговой сделки.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати