ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Ястребиный полет Джона Болтона

12:17 15.01.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Американское издание The Wall Street Journal (WSJ) со ссылкой на слова бывших и действующих политиков, пожелавших сохранить свою анонимность, сообщило на днях, что Совет национальной безопасности (СНБ) США во главе с советником президента Джоном Болтоном обратился осенью прошлого года к Пентагону с просьбой разработать несколько вариантов нанесения удара по Ирану.

Поводом для такой просьбы стал минометный обстрел проиранской группировкой дипломатического квартала Багдада в сентябре прошлого года, где находится американское посольство. Спустя двое суток похожий инцидент вроде бы  имел место уже в южном городе Ирака Басре, где расположено американское консульство. При этом жертв и разрушений отмечено не было. Однако бывший заместитель советника по нацбезопасности  Мира Рикардел заявила, что данные обстрелы являлись «актом военных действий». По ее словам, США должны были дать «зеркальный ответ».

В результате команда президента США по национальной безопасности провела ряд встреч, чтобы обсудить ответ американской стороны. После этого г-н Болтон настоятельно попросил Пентагон предоставить варианты для нанесения удара по ИРИ.

Официальные лица не подтвердили и не опровергли информацию WSJ. Пресс-секретарь СНБ Гаррет Маркиз не дал однозначного ответа на вопрос о том, проводил ли Совет обсуждение военного удара по Ирану. «Мы рассматриваем полный спектр мер для обеспечения  безопасности и наших интересов», — заявил он.

Здесь следует отметить, что генеральные штабы вооруженных сил любой уважающей себя страны заранее готовят различные варианты, как наступательных, так и оборонительных боевых действий с потенциальным противником. Причем эта работа ведется с постоянной корректировкой с учетом изменений, происходящих и в стане противника, и в своей собственной стране. Поэтому, несомненно, Объединенный комитет начальников штабов (американский Генштаб) имеет в своих сейфах различные варианты войны с Ираном – главным потенциальным противником США, каковым Вашингтон называл его уже не раз.

Другое дело – случай с Джоном Болтоном, когда его личный запрос даже по каналам СНБ был осуществлен, как считают наблюдатели, без ведома президента Трампа. Такой запрос оказался для Пентагона полной неожиданностью и даже поверг привыкших ко всему сотрудников оборонного ведомства «в шок». Однако запрос был принят на рассмотрение.

WSJ отмечает, что Пентагон в полной мере предоставил требуемую информацию, предложив некоторые общие варианты операции, включая трансграничный авиаудар по иранскому военному объекту, который был бы в основном символическим. Но тогдашний министр обороны Джим Мэттис и другие высшие военные решительно выступили против ответных действий, утверждая, что обстрелы диппредставительств США были незначительными. И эта в целом логичная позиция в конечном итоге победила.

Но как поведет себя новый министр обороны США, в частности ныне исполняющий обязанности МО Патрик Шэнахэн?

Любой удар по ИРИ может привести к серьезному вооруженному конфликту. Если гипотетически рассматривать возможность авиаудара по иранскому военному объекту, то он, несомненно, вызовет ответный ракетный удар иранских вооруженных сил (ВС) по любой американской военной базе на Ближнем Востоке. Ракетные войска Ирана обладают подобным потенциалом. А это война.

Готовы ли Соединенные Штаты к такому развитию событий?

Причем, надо сказать, что даже массированные ракетные и авиационные удары по территории ИРИ не заставят Тегеран капитулировать. Как в любой войне победитель должен маршировать по завоеванной территории. Для этого нужна наземная операция.

Готовы ли Соединенные Штаты к этому?

Полевой устав армии США рекомендует для достижения цели наступления на направлении главного удара создавать не менее чем 6-кратное превосходство над обороняющимся в силах и средствах. Возникает вопрос, могут ли американские ВС создать подобное превосходство даже на одном направлении иранского театра войны?

Численность регулярных ВС ИРИ составляет, по различным данным, от 540 до 900 тыс. человек. В оборонной доктрине ИРИ большую роль играют Силы сопротивления «Басидж»,[i] полувоенное, нерегулярное ополчение и резерв регулярных ВС, одной из главных задач которых – участие в организации обороны территории страны. Основная боевая единица «Басидж» - батальоны «Ашура» (мужского состава) и «Аль-Зохра» (женского), насчитывающие в среднем по 400 человек. В настоящее время в ИРИ сформировано 2500 таких батальонов.  Это 1 млн. хорошо подготовленных и в военном и в идеологическом отношении ополченцев. Всего в ИРИ системой «Басидж» охвачено более 12 млн. иранцев.

Возможно ли даже не 6-кратное, то хотя бы 2-х кратное превосходство вооруженных сил США и их союзников на сухопутном иранском театре военных действий (без применения ядерного оружия) над регулярными и нерегулярными силами ИРИ? Ответ однозначный – нет. И это хорошо понимают в Пентагоне.

По этой причине вероятность того, что США влезут в вооруженный конфликт с ИРИ -  невелика.

Опасность поведения Джона Болтона в другом. Ситуация в высших эшелонах власти в США противоречивая, если сказать мягко. На президента Трампа оказывает серьезное и эффективное давление оппозиция в лице демократов, Государственный департамент (и не только) пытается, как пишут журналисты, не допустить воплощения «безрассудных» решений хозяина Белого дома.

В свою очередь советник по вопросам национальной безопасности президента США Джон Болтон, пользуясь ситуацией, устраняет внутренние стратегические дебаты и дискуссии, которые могли бы предать гласности разногласия в администрации Дональда Трампа. Г-н Болтон не желает слышать противоположные точки зрения, ненавидит утечки и хочет управлять решительно всем потоком информации, который направляется президенту США. Это прямой путь к определенной «узурпации» власти. Более того, порой он действует «через голову президента Трампа». Свидетельством этому стала история с обращением в Пентагон.

Джон Болтон является одним из непримиримых сторонников жесткого курса по отношению к Ирану. Заняв свою нынешнюю должность, Болтон активизировал политику администрации по изоляции и давлению на Иран, что отражает его враждебное отношение к иранским лидерам, которое восходит к временам, когда он работал в качестве должностного лица администрации Джорджа Буша-младшего. Как частное лицо, он позже призывал к военным ударам по Ирану, а также к смене режима. Так, в марте 2015 г. – за три с половиной месяца до заключения ядерной сделки, когда всем было ясно, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) готов, и его создатели лишь расставляют запятые в подготовленном документе, - г-н Болтон опубликовал в The New York Times статью с провокационным заголовком «To Stop Iran’s Bomb, Bomb Iran» («Чтобы остановить иранскую бомбу, разбомбите Иран»). Джон Болтон с самого начала был против СВПД и полностью поддерживал президента Трампа в его деятельности по выходу из ядерной сделки.

Свое политическое кредо Болтон выразил в одной фразе: «Нет такого понятия, как ООН. Есть только международное сообщество, которое может возглавлять лишь единственная в мире сверхдержава, коей являются Соединенные Штаты Америки». И это, несмотря на то, что в 2005 -2006 году он являлся представителем США в ООН.

В военном ведомстве, пишет The New York Times, высказывают углубляющиеся опасения в связи с тем, что Джон Болтон в самом деле может спровоцировать серьезный конфликт с Тегераном в то время, когда президент Трамп теряет рычаги влияния на Ближнем Востоке.

Беспокойство наблюдается не только у американских военных и политиков, но и по всему миру. Ведь главная опасность – это непредсказуемость действий президента Трампа и его ястребиных сотрудников, в частности, Джона Болтона.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

[i] Силы сопротивления «Басидж» (мобилизация,- перс.яз.)в настоящее время организационно входят в состав КСИР. На них возлагаются задачи по формированию резерва первой очереди для доукомплектования регулярных соединений и частей Корпуса до штатов военного времени и расширения мобилизационных возможностей страны в угрожаемый период за счет гражданских лиц, прошедших начальную военную подготовку; политико-идеологическое воспитание в духе фанатичной преданности исламу и правящему режиму; проведение мероприятий по гражданской обороне населения и промышленных объектов; оказание помощи органам безопасности в борьбе с оппозицией и преступными элементами, охрана государственных учреждений и важных военно-экономических объектов страны, оборона территории страны во время вражеской агрессии.

Версия для печати