Новая стратегия национальной безопасности Республики Корея: при-оритеты и акценты

11:50 26.12.2018 Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН


20 декабря правительство Республики Корея обнародовало новую стратегию национальной безопасности. Это - документ «высшего» уровня по политике национальной безопасности и обороны, а также по дипломатии и политике воссоединения с Севером правительства Мун Чжэ Ина. Обычно такие документы появляются раз в пять лет, но нынешняя версия появилась через 4 года – в связи с «существенными изменениями» ситуации на Корейском полуострове.

Интрига в том, каким образом новая стратегия «Голубого дома» учитывает несомненно позитивную динамику этой ситуации. В качестве главных целей стратегии выделены мирное решение ядерной проблемы КНДР, установление постоянного мира на Корейском полуострове, содействие укреплению мира и процветанию Северо-Восточной Азии, усиление обороноспособности через "ответственную оборонную политику", реализация "сбалансированной дипломатии сотрудничества".

В предисловии документа процитированы слова президента РК Мун Чжэ Ина о том, что отныне Корея будет реализовывать более активную политику в области "безопасности, создающей мир". Это, несомненно, говорит о его желании усилить роль Сеула в процессе межкорейского диалога и американо-северокорейских переговоров о денуклеаризации.

Но дьявол, как известно, в деталях. Хотя публичная версия стратегии еще не опубликована полностью, можно обратить внимание на некоторые новые акценты. В частности, в стратегии говорится, что вопрос по официальному прекращения войны на Корейском полуострове будет решаться на ранних этапах ядерного разоружения КНДР, тогда как заключения мирного договора Сеул будет добиваться тогда, когда процесс денуклеаризции Северной Кореи выйдет на завершающую стадию.

Это – явный шаг навстречу жесткой переговорной позиции Вашингтона («утром стулья, вечером деньги»), в то время как Пхеньян настаивает на поэтапной денуклеаризации на основе взаимных и соразмерных уступок – прежде всего, речь идет о гарантиях безопасности.

По версии Пхеньяна - это мирный договор. Сеул же на ранней стадии переговоров, видимо, будет готов предложить заключение Декларации о прекращении войны, в то время как полноценный мирный договор будет обещан северокорейской стороне по результатам завершения денуклеаризации.

Одновременно с обнародованием новой стратегии МИД Республики Корея заявил о реформировании организационной структуры ведомства. В частности, будет создан отдельный департамент, который будет заниматься лишь проблемами отношений с Китаем. Это отражает рост важности КНР для Южной Кореи, в МИД которой до сих пор только США имела свой «персональный» департамент.

Как пишет газета Korea Times, которая ссылается на источники во внешнеполитическом ведомстве страны, новый китайский департамент будет заниматься всем спектром вопросов, связанных с КНР - от военно-политических до торговых.

Интересно, что совсем недавно в неформальных беседах с российскими экспертами представители южнокорейского МИДа говорили о создании и «российского департамента» как о вопросе, почти решенном. Однако, видимо, что-то «не срослось». Поэтому, скорее всего, отношениями с Россией будет заниматься вновь созданный департамент по странам Евразии, куда из департамента Северо-Восточной Азии будет переведен отдел по отношениям с Монголией.

Оттуда же уйдет и отдел Японии, который будет переподчинен другому департаменту, где будут также отделы Индии и Австралии. Это может говорить о том, что сеульская дипломатия намерена уделить приоритетное внимание формируемому Вашингтоном «Индо-Тихоокеанскому партнерству» куда и входят вышеупомянутые страны.

Возвращаясь к новой стратегии национальной безопасности президента Мун Чжэ Ина, следует заметить, что Сеул готов запросить у Вашингтона дополнительных изъятий из санкций против Северной Кореи для расширения экономического сотрудничества с КНДР, включая инфраструктурные проекты (накануне Совбез ООН одобрил воссоединение транскорейской железнодорожной магистрали). Сеул также заявил о готовности направить в Северную Корею гуманитарную помощь (в основном продовольствие) на сумму 8 млн. долл.

Возможности дальнейшего расширения экономического сотрудничества между Севером и Югом Кореи накануне второго американо-северокорейского саммита обсуждались на недавней встрече советника президента РК по национальной безопасности и спецпредставителя президента США по делам Северной Кореи Стивена Бигана.

Новая стратегия национальной безопасности Сеула отражает рост его активности в урегулировании ситуации вокруг Корейского полуострова и желание придать этому процессу необратимый характер. Для достижения этой цели южнокорейской дипломатии предстоит решать непростую задачу по «балансированию» между Вашингтоном и Пекином. В этой ситуации активизация российского присутствия в регионе будет способствовать обшей нормализации ситуации и укреплению позиций нашей страны на Корейском полуострове.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции