ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Почему к «Турецкому потоку» нет вопросов

11:56 21.11.2018 • Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым

19 ноября завершено строительство морского участка газопровода «Турецкий поток» длинной 1800 км, по которому газ будет поставляться из России в Турцию. Президент России Владимир Путин на церемонии завершения строительства морского участка «Турецкого потока» дал геополитическую оценку этому проекту: «Проекты подобного рода, и данный проект в частности, не направлены против интересов кого бы то ни было. Проекты подобного рода носят исключительно созидательный характер. Они направлены на то, чтобы развивать отношения между государствами, создавать устойчивые условия для развития экономики, повышения на этой базе благосостояния граждан наших стран. Реализация проектов подобного рода, и этого в частности, – яркий и хороший пример умения защищать свои национальные интересы, потому что «Турецкий поток» полностью соответствует интересам национальной экономики Турецкой Республики».[i]

С окончательной реализацией этого проекта – пуск газа намечен на 2019 год - Турция исключит для себя транзитные риски. «Турецкий поток» очередная демонстрация, того, что российско-турецкие проекты не поддаются давлению третьих стран.  Очевидно, это давление существует, но преодолевается как Москвой, так и Анкарой.

Эта ситуация резко контрастирует с баталиями вокруг «Северного потока – 2». США активно критикуют данный проект, официальные лица, в том числе президент Дональд Трамп заявляют о недопустимой энергетической зависимости от России, которая будет означать зависимость и политическую.

Ярыми противником «Северного потока – 2» являются Украина и Польша. В этой позиции Киев и Варшава ориентируются на США. При этом проявляется трогательная забота об интересах США. Так, на встрече с Дональдом Трампом в сентябре этого года польский лидер Анджей Дуда, «выразил надежду, что Трамп остановит строительство газопровода.  (…) Польский президент также рассказал, что обсудил со своим американским коллегой пользу от остановки строительства для США: присутствие на европейском рынке российского топлива мешает Штатам продавать свой сжиженный газ (СПГ)».[ii]

Резкие заявления министра энергетики США Рика Перри воспринимают и хотят слышать только в Киеве и Варшаве.  В середине ноября этого года он посетил Киев, где сделал ряд популистских и нелогичных заявлений: «Спасибо, президент Петр Порошенко, за вашу приверженность диверсификации энергетики. США по-прежнему выступают против «Северного потока-2» и любого источника энергии, который может быть заложником нестабильных государственных субъектов. США готовы предоставить нашим союзникам огромные и доступные запасы энергии».[iii]

В ходе визита Рик Перри также заявил, что «революция достоинства» была борьбой за «экономическую свободу». К этой «свободе» США тащат Украину, стараясь с помощью МВФ повысить цены на газ для населения, чтобы оно потом не удивлялось цене на СПГ из США.

Поставки газа по «Северному потоку – 2» могут начаться в январе 2020 когда, а «Турецкий поток» начнет доставлять газ в 2019 году. А это значит, что транзитные объемы на 80-85% уйдут из Украины на новые маршруты, в частности, «после запуска газопровода «Турецкий поток» транзит газа через Украину сократится на 12–13 млрд кубометров в год».[iv] Общий объем потери транзита для Украины – половина того объема, который идет по украинским трубам сейчас, а это 70-90 млрд кубометров газа.

По этой причине киевские представители уже не один раз заявляли, что Украина рассчитывает на поддержку США и Европы по остановке строительства газопровода «Северный поток-2». Почему подобных заявлений не делалось в отношении «Турецкого потока»?

Украина всегда активно протестовала против строительства «Северного потока-2», однако не уделяла «Турецкому потоку» особого внимания. Была просто констатация факта и возможных последствий строительства этого газопровода. Осенью 2017 года председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев  констатировал: «Строительство второй половины "Турецкого потока" может быть завершено в 2018 году. Уже построена примерно половина. Вторая половина будет закончена в следующем году. И мы ожидаем, что возможно даже в конце следующего года первая труба "Турецкого потока", которая займет часть транзита по территории Украины».[v]

Позиция США в отношении «Турецкого потока» никогда не была такой громкой и настойчивой, как в отношении «Северного потока – 2». В этом же контексте, несмотря на угрозу своим экономическим интересам, вела себя и Украина. Даже лидеры Меджлиса (запрещенная в РФ организация), претендующие на особые отношения с Анкарой, протестов по «Турецкому потоку» не заявляли, прекрасно понимания, что эта подтанцовка в интересах США может им стоить более значимых и важных отношений с Турцией. 

В чем же секрет такой невнимательности или благожелательности к «Турецкому потоку»? Интерес США – переориентировать Европу на свой СПГ, который стоит дорого, но зато несет демократию в Старый Свет, а также, продолжать антироссийскую политику. Ссориться с страной-членом НАТО, которая имеет одно из ключевых влияний на Ближнем Востоке и сирийском конфликте США, судя по всему, не готовы. 

Европе нужен газ, и ей по большому счету все равно, каким маршрутом он будет идти, главное – минимизация некоммерческих рисков (с этим у Киева проблемы), и адекватная цена.

Интерес Украины – сохранить транзит российского газа, при этом перейти на закупку американского СПГ, и убедить в нужности такой схемы Евросоюз. Опасения Украины имеют конкретные цифровые показатели: «…реализация российским "Газпромом" проекта газопровода "Северный поток-2" входит в число основных фискальных рисков для Украины. Украина потеряет до 3% ВВП».[vi]

Еще несколько слов о странной логике: глава МИД Украины Павел Климкин настаивает на продлении контракта о транзите газа из России с 2020 года, что, по его мнению, способствовало бы скорейшей евроинтеграции страны. Но и тут не все гладко. Украинские энергетические чиновники планировали минимизировать транзитные риски с помощью продажи газотранспортной системы (ГТС). Оценочную стоимость ГТС определил глава НАК «Нафтогаз» Андрей Коболев: «Стоимость украинской ГТС составляет около $14 млрд. (…) При этом глава «Нафтогаза» отметил, что ни у кого из европейских партнеров нет желания приобретать украинскую ГТС по такой цене. Так, компания Ernst&Young оценила ее в 329 млрд гривен ($11,9 млрд). В связи с этим Украина будет искать покупателей «трубы» за пределами ЕС».[vii] Намек прозрачный: покупатель за пределами Евросоюза один – США.

Вырвать Украину из мирного контекста межгосударственных отношений, сохранить ее в состоянии напряженности и конфликта с Россией. Таковы цели Вашингтона. Однако, украинское руководство полностью эти цели разделяет. Киев питает иллюзии в отношении того, что США пекутся об экономическом благополучии Украины. Украинский рынок не так интересен США, как европейский, поэтому Украину используют в качестве инструмента войны за рынок Евросоюза.

Турция – член НАТО, значимый игрок на Ближнем Востоке, буфер между Европой и беженцами. Анкара имеет реальное влияние на политические процессы и ситуацию, как в Европе, так и на Ближнем Востоке. Это положение и позволяет Президенту Реджепу Тайипу Эрдогану – играть свою игру, отстаивать интересы страны. Иметь Турцию врагом Украина, которая своей игры и веса в политике не имеет,  не решается – иначе Анкара перестанет считаться с любыми интересами Киева в Причерноморье. А транзит газа через Украину, по словам президента России  Владимира Путина сохранится лишь в том случае, если Киев докажет его экономическую целесообразность.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



Версия для печати