Индонезия: сбалансированная политика в окружении крупных держав

12:53 08.10.2018 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В 2020 г. Россия и Индонезия будут отмечать 70-летие установления дипломатических отношений. В условиях смещения центра геополитической активности в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) возрастает значимость Индонезии как государства, расположенного в стратегически важной точке планеты.

К развитию отношений с Индонезией стремится не только Россия, но и другие страны. В силу географического фактора особенно активна австралийская дипломатия.

Между Индонезией и Австралией заключено соглашение о всеобъемлющем двустороннем стратегическом партнёрстве, в котором оба государства обозначены в роли «стратегических якорей Индо-Тихоокеанского региона» (1). Каждый новоизбранный премьер Австралии свой первый зарубежный визит наносит в Индонезию. Это традиция, которую не стал нарушать премьер-министр Скотт Моррисон, занявший этот пост 24 августа 2018 г.

В Джакарте Моррисон обсуждал с индонезийскими партнёрами нюансы реализации соглашения о стратегическом сотрудничестве, включающем взаимодействие в области экономики, безопасности, эксплуатации морских ресурсов, обеспечения стабильности Индо-Тихоокеанского региона и социальные проекты.

В принятой Джакартой Стратегии морской политики (Global Maritime Fulcrum) Индонезия определяется как точка опоры между Индийским и Тихим океаном. При этом Канберра воспринимает Индонезию как ключевой элемент оборонной стратегии Австралии.

Территория Индонезии включает в себя большинство из архипелагов к северу от Австралии – самый удобный плацдарм для теоретической угрозы для австралийского побережья. Также Индонезия пересекает морские и воздушные пути из Австралии в Европу и страны АТР. Из всего объёма совместных индонезийско-австралийских учений и проектов по линии министерств обороны 24% приходятся на ВМС, 33% - на ВВС, 30% - на спецслужбы и войска специального назначения, 2%- на миротворческий компонент (1).

Австралия стала третьей страной, с которой Джакарта подписала соглашение о всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве, после США (2013) и Китая (2015). В 2017 г. стороны подписали Совместную декларацию о морском сотрудничестве, в 2018 г.- План действий в области морского сотрудничества, охватывающий 85 направлений при участии 17 австралийских и 20 индонезийских профильных ведомств и агентств (2).

При этом для Австралии Индонезия более важна, чем для Индонезии Австралия. Будучи единым континентом, Австралия придаёт большое значение внешнеполитическому обеспечению собственной безопасности. Индонезия придерживается более интровертной политики. Будучи самым крупным на планете островным государством, Джакарта делает акцент в сфере безопасности на внутренней консолидации множества островов, составляющих индонезийское государство.

Придерживаясь политики «неприсоединения», Индонезия стремится к диверсификации внешнеэкономических и внешнеполитических отношений. Динамика индонезийско-австралийских связей отчётливо это демонстрирует: Джакарта без промедления замораживала те или иные проекты с Канберрой как только намечалось несбалансированное усиление австралийского присутствия в индонезийской политике.

Так было в 1999 г. (Джакарта вышла из Соглашения об обеспечении безопасности, подписанном в 1995 г.), 2013 г. (приостановила сотрудничество по линии минобороны и спецслужб) и 2016 г. (приостановила обучение военного персонала на специализированных языковых курсах).

Многовекторная внешняя политика для Индонезии залог сохранения здорового баланса сил в регионе. Россия, в связи с этим, является для Джакарты привлекательным экономическим партнёром. Об активизации российско-индонезийских контактов говорит факт проведения с 2003 г. нескольких встреч на уровне президентов двух стран, поставки российского вооружения на индонезийский рынок, проведение совместных учений ВС двух стран, участие индонезийских представителей в деловых форумах в России, заинтересованность российского капитала индонезийскими проектами в добывающей отрасли (3).

Джакарта и Москва обсуждают перспективы введения зоны свободной торговли Индонезии и ЕАЭС. Также Джакарта готова присоединиться к китайскому глобальному инфраструктурному проекту «Один пояс, одни путь».

Объём китайских инвестиций в индонезийскую транспортную инфраструктуру в рамках проекта достигает $6 млрд., что явно недостаточно для быстрого роста транзита товаров и перевозок из Китая и стран АТР через Индонезию. В плане среднесрочного экономического развития Индонезии местное финансирование предусмотрено на уровне 63% (4). Остальное – за счёт иностранных инвесторов, среди которых может быть и Россия.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1)    https://www.lowyinstitute.org/publications/reinforcing-indonesia-australia-defence-relations-case-maritime-recalibration-1

2)    https://foreignminister.gov.au/releases/Pages/2018/jb_mr_180316.aspx

3)    https://indonesia.mid.ru/rossijsko-indonezijskie-otnosenia/-/asset_publisher/of6O5rmqcon5/content/rossijsko-indonezijskie-otnosenia-spravocnyj-material-?inheritRedirect=false&redirect=https%3A%2F%2Findonesia.mid.ru%3A443%2Frossijsko-indonezijskie-otnosenia%3Fp_p_id%3D101_INSTANCE_of6O5rmqcon5%26p_p_lifecycle%3D0%26p_p_state%3Dnormal%26p_p_mode%3Dview%26p_p_col_id%3Dcolumn-2%26p_p_col_pos%3D1%26p_p_col_count%3D3

4)    https://oxfordbusinessgroup.com/analysis/road-china%E2%80%99s-one-belt-one-road-initiative-reshaping-south-east-asia