ГЛАВНАЯ > Говорят послы

Яковенко: Лондон хочет лидировать в деле «сдерживания России»

17:44 27.09.2018 •

Как вы оцениваете перспективы международного положения Великобритании после выхода страны из ЕС? Согласны ли Вы с точкой зрения, что прошедшие на прошлой неделе переговоры в Зальцбурге стали провальными для британской дипломатии?

В отношении собственно «брэкзита» не хотелось бы делать преждевременных оценок, поскольку переговорный процесс все еще продолжается. Однако времени для поиска приемлемых для сторон развязок действительно остается все меньше. Для британцев ситуация осложняется непрекращающимися бурными дискуссиями внутри страны как собственно по условиям выхода из Евросоюза, так и в целом о дальнейшем международном позиционировании Соединенного Королевства. Ведь от исхода переговорного процесса зависит, какое именно место в мире Великобритания займет уже в ближайшее время и насколько состоятельной в итоге окажется сформулированная консервативным правительством по итогам еврореферендума 2016 г. концепция «глобальной Британии».

В этой связи хотел бы обратить внимание на комментарий известного британского обозревателя Г.Ракмана в “Financial Times”, убежденного в том, что правительство Т.Мэй слишком переоценило свои возможности на переговорах с ЕС. На его взгляд, саммит в Зальцбурге как никогда ранее показал всю глубину противоречий между Великобританией и континентальной Европой, а это повышает для Лондона риски выхода из ЕС без «страховочных» соглашений.

Как представляется, проблема несоответствия британских международных амбиций с реальным потенциалом страны еще не раз даст о себе знать. Остается лишь пожелать англичанам проявлять в своей внешней политике больше реализма и прагматизма. Иначе неизбежны ситуации, подобные провальной суэцкой авантюре 1956 г.

 

Как «брэкзит» и внутриполитическая жизнь Великобритании влияют на состояние двусторонних российско-британских отношений?

Затянувшаяся неопределенность по параметрам «брэкзита» оказывает непосредственное влияние на внутриполитическое развитие с соответствующими последствиями для положения дел в экономике и внешней политике. В этих условиях официальный Лондон, к сожалению, продолжает разыгрывать антироссийскую карту, выдвигает претензии на лидерство в деле «сдерживания России», пытаясь тем самым продемонстрировать свою «полезность» для общезападного лагеря. Правительство тори активно использует пресловутый фактор мнимой «российской угрозы» как на международной арене, так и для «внутреннего потребления», используя для этого любые удобные поводы, такие как «дело Скрипалей», убийство в Лондоне российского гражданина Н.А.Глушкова, кризисные ситуации в Сирии и на Украине, сюжет с «вмешательством в демократические процессы на Западе». Россия была возведена в ранг главной угрозы среди государств, что официально закреплено в Стратегии национальной безопасности 2015 г. и о чем неоднократно заявлялось высшим руководством. Попытки налаживания худо-бедно работающего двустороннего диалога с недавних пор наталкиваются на высокомерие британской стороны, демонстративно игнорирующей не только собственные международные обязательства, а даже элементарные нормы дипломатической вежливости.

Ко всему прочему, британские политики взяли за моду набирать политические очки за наш счет, упражняясь в оскорбительной антироссийской риторике. На этой стезе уже успели себя проявить премьер-министр Т.Мэй, министр иностранных дел Дж.Хант и его предшественник Б.Джонсон, министр обороны Г.Уильямсон, министр внутренних дел С.Джавид, не говоря уже о рядовых депутатах Палаты общин. Хотя из Лондона временами звучат утверждения о заинтересованности в сохранении диалога, на деле мы видим лишь монолог, к тому же сопровождающийся оскорбительными выпадами.

Как это ни прискорбно, но в нынешних условиях британцы вряд ли откажутся от подобной линии в отношении России. При этом, выстраивая отношения с Лондоном, следует помнить о том, что они всегда характеризовались нестабильностью, довольно часто переходами от достаточно благополучного состояния к откровенно враждебному.

 

Можно ли говорить, что антироссийская риторика политического руководства негативно сказывается на двусторонней торговле? И что означает «брэкзит» для российско-британских торгово-экономических связей?

В настоящее время говорить о последствиях «брэкзита» для российско-британских торговых связей достаточно сложно. Вряд ли такие оценки будут объективными, поскольку многое будет зависеть от итоговых договоренностей между Лондоном и Брюсселем, условия которых естественным образом лягут в основу новых торговых, таможенных и инвестиционных режимов между Великобританией и третьими странами, включая Россию.

Вместе с тем, учитывая неоднократные заявления британского руководства о безальтернативности решения покинуть единый рынок и таможенное пространство ЕС, уже сейчас можно сказать, что после «брэкзита» объективно встанет вопрос о необходимости согласования нового российско-британского торгового режима (пошлины, меры поддержки и др). Речь может идти как о заключении отдельного соглашения, так и о применении принципа наибольшего благоприятствования ВТО. При этом даже во втором случае англичанам вряд ли удастся избежать урегулирования с нами ряда важных торговых вопросов перед оформлением статуса независимого члена ВТО, на что требуется согласие всех заинтересованных сторон.

К сожалению, несмотря на активное продвижение концепции «глобальной Британии», предполагающей углубление торгово-экономических отношений с крупными торговыми партнерами и регионами после «брэкзита», Лондон не спешит включать Россию в соответствующий приоритетный список. Не уверен, что это отвечает интересам Лондона, но в конечном счете это дело самих британцев.

Пока же могу лишь сказать, что экономическое сотрудничество традиционно является одной из несущих опор отношений между нашими странами. Несмотря на сложную геополитическую конъюнктуру, после спада товарооборота в период 2014-16 гг., в 2017 и в первой половине 2018 гг. наблюдалось заметное оживление торгово-экономических связей. По данным российской статистики, по итогам 2017 г. наш товарооборот с Великобританией вырос почти на 23% (до 12,8 млрд.долл.), а в период с января по июнь 2018 г. – на 19% (до 6,9 млрд.долл.) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Этой позитивной динамике, в частности, способствуют такие крупные деловые мероприятия как ежегодный Российско-британский бизнес-форум, традиционно проходящий осенью в рамках недели российских культурных и деловых мероприятий «Eastern Seasons». В этом году Форум состоится с 26 по 27 ноября в Лондоне и сосредоточится на инновационном развитии. Такие площадки позволяют бизнесу абстрагироваться от политических моментов и установить прямые деловые контакты. Дополнительным импульсом для развития двусторонних экономических отношений является активное участие крупных британских компаний («Би-Пи», «Шелл», «Астразенека», «Юнилевер», «БАТ» и др.) в работе Петербургского международного экономического форума и ряда других специализированных мероприятий в России.

О привлекательности ведения бизнеса в России свидетельствует и то, что порядка 600 британских компаний продолжают успешно работать на отечественном рынке. Присутствие российского бизнеса в Великобритании также существенно (более 100 фирм). Сохраняется интерес к двустороннему взаимодействию на уровне российских и британских регионов.

В общем, несмотря на нынешние геополитические сложности, двусторонние торгово-экономические связи продолжают развиваться благодаря прагматичному подходу и конструктивному взаимодействию по линии деловых кругов России и Великобритании. Хотелось бы, чтобы вне зависимости от окончательных условий «брэкзита» Москва и Лондон все же смогли бы найти в себе силы и извлечь максимум возможностей из этой ситуации для укрепления и развития взаимовыгодных двусторонних деловых связей.

 

Вопрос: Сейчас часто говорят о крайне низком уровне доверия между Москвой и Лондоном. Действительно ли все так безнадежно?

Ответ: Взаимное доверие действительно оставляет желать лучшего. Впрочем, несмотря на существующие противоречия, в Лондоне отчетливо понимают, что без участия России невозможно решение большинства вопросов современной международной повестки дня. Есть вопросы, в которых двусторонняя атмосфера не мешает нам конструктивно взаимодействовать с британцами. Один из примеров тому – близость наших позиций по иранской «ядерной сделке» в условиях выхода из нее Соединенных Штатов. Сейчас, как известно, наши страны совместно с другими сторонами соглашения ведут активную работу по его сохранению, достичь чего без необходимого уровня доверия будет невозможно.

 

Вопрос: Конфликт в Сирии – сфера взаимодействия или соперничества с Лондоном?

Ответ: Не уверен насчет соперничества, но и о плодотворном сотрудничестве с Великобританией по Сирии говорить не приходится. Мы часто слышим заявления британских руководителей о стремлении играть некую конструктивную роль в сирийских делах. На деле, к сожалению, за этими благородными лозунгами мы видим узконаправленные интересы по свержению законно избранного президента Б.Асада. Особое сожаление при этом вызывает то, что для достижения этой цели британцы не гнушаются никакими средствами.

Наиболее показательны в этой связи решение о нанесении ракетных ударов по Сирии под надуманным предлогом применения там химического оружия и поддержка различных «местных» организаций, в том числе пресловутых «Белых касок», имеющих связи с террористическим бандподпольем. Все эти шаги лишь отдаляют перспективы установления мира в этой стране и решение накопившихся там проблем, о которых якобы так сильно пекутся в Лондоне.

Призываем британцев проявить благоразумие и вести себя как ответственный международный партнер, особенно учитывая нашу общую ответственность как постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати