После нас хоть потоп: как американцы собираются уходить из Сирии

11:30 10.07.2018 Андрей Исаев, журналист-международник


О разделе Сирии в экспертном сообществе всерьез заговорили в 2014 году. Более того, израильский политолог Зеев Ханин уже тогда назвал распад страны свершившимся фактом. Подобные заявления с тех пор повторяются с завидным постоянством. Совсем недавно в статье в Foreign Policy Джонатан Спайер из Иерусалимского института стратегических исследований заключил: «Усиливается впечатление, что Сирия движется к фактическому разделению на несколько частей, которое будет сопровождаться продолжением низкоинтенсивного военного конфликта и функциональной, но вялой политической жизни, - то есть к так называемому «замороженному» конфликту». (inopressa.ru)

При этом все акторы многостороннего сирийского конфликта декларируют приверженность территориальной целостности страны. Однако, факты говорят о другом.

США продолжают контролировать населенный преимущественно курдами нефтеносный северо-восток страны и район вокруг города Ат-Танф – стратегического пункта, блокирующего главную артерию т.н. «шиитской оси» - дорогу Тегеран-Багдад-Дамаск. США продолжают активно «обустраиваться» на восточном берегу Евфрата в Сирии, фактически Вашингтон ведет курс на развал этой страны, - отметил в мае этого года глава МИД РФ Сергей Лавров. (ria.ru) Причем, свой «надел» американцы ревностно защищают, что, в частности, продемонстрировал бой у Аль-Табия в ночь на 8 февраля, когда, по утверждениям прессы, «проасадовские» отряды попытались перейти «границу» американской зоны.  

У Турции тоже свои планы. Анкаре необходимо конвертировать неоосманистскую риторику - «Турция должна стать центром притяжения бывших владений Османской империи, объединенных общностью исторической сульбы» - во что-то реальное. Для этого она, воспользовавшись внутрисисрийской войной, ввела войска на северо-запад страны, аргументируя свои действия борьбой с курдским сепартизмом.

Израиль прежде всего стремится минимизировать угрозу, исходящую, по его мнению, от проиранских формирований в приграничной зоне. Когда-то, он «прикрыл» Голанскими высотами Тивериадское озеро с его стратегическими запасами пресной воды. Теперь, когда по факту этот район стал израильской территорией, нельзя исключить, что еврейское государство решится создать по периметру Голан пояс безопасности на территории сирийской провинции Кунейтра, где Израиль пользуется поддержкой местных друзов.

Для Ирана территориальная целостность Сирии – вещь, скорее, желательная, чем обязательная. Тегерану важнее сохранить у власти алавитский режим, который неизбежно будет тяготеть к единственному в мире шиитскому государству. Главное – чтобы этот режим контролировал территорию, граничащую с Ливаном – конечным звеном «шиитской оси», выходящим к Средиземному морю. Не случайно главный советник рахбара по международным вопросам Али Акбар Велайети заявил: «Защищая Сирию и ось сопротивления (Ирак, Сирию, шиитские ополчения — А.И.) Иран защищает себя». (regnum.ru)

Еще один актор в этой геополитической игре – Саудовская Аравия. Эр-Рияд устроит все, что не устраивает Тегеран. Но вряд ли саудовцы претендуют на территориальный контроль. На влияние – да, но через «свой» сегмент вооруженной оппозиции. При этом представитель Саудовской Аравии при Лиге арабских государств в марте этого года усомнился в сохранении Сирии в довоенных границах. По его мнению, в конфликте участвует слишком много сторон: «Я полагаю, что это в конечном итоге приведет к распаду Сирии», - заявил дипломат. (mk.ru)

Для России, имеющей долгосрочные планы в регионе, конечно, хорошо, если Асад объединит всю страну. Но насколько это вероятно? Без постоянной российской  поддержки режим не сможет восстановить контроль над всей территорией. Россия не хочет участвовать в этом конфликте до бесконечности  и сосредоточила усилия на обеспечении мирного процесса. Именно поэтому Владимир Путин объявил о выводе войск, и с тех пор сообщения о поэтапном  выполнении приказа верховного главнокомандующего появляются в прессе регулярно.

Москву, очевидно, вполне устроила бы роль посредника в сирийском конфликте. Но посредничать даже между союзниками - несговорчивым Асадом, амбициозными и не особо доверяющими друг другу Ираном и Турцией – ох, как трудно. Сирийские власти не видят особой разницы между вооруженной оппозицией и боевиками организаций, признанных мировым сообществом террористическими. Далее, Башар Асад отклонил предложенный Москвой проект конституции Сирии, который гарантировал широкую автономию курдам и ограничивал полномочия президента страны. Тегеран тоже видит Сирию исключительно унитарным государством, что понятно,  у него трения со «своими» курдами, а еще с белуджами, азербайджанцами… При этом Иран  осудил вторжение турецкой армии в курдский Африн. И теперь проиранские и протурецкие вооруженные группировки частенько стреляют друг в друга в Идлибе. Периодически возникают «нестыковки» и с турецкими партнерами. Последний тому пример - обстрел КВС РФ района Джиср-эш-Шугур в зоне ответственности турецкой армии (!), случившийся вскоре после атаки неизвестных дронов на российскую базу Хмеймим. Очевидно, дроны все-таки были идентифицированы.

Понятно, что мира не будет, пока в Сирии остаются иностранные войска. В мае, на пресс-конференции после очередной встречи с Башаром Асадом российский лидер заявил: «В связи со значительными победами и успехом сирийской армии в борьбе с терроризмом, ... с началом политического процесса в его более  активной фазе иностранные вооруженные силы будут выводиться с территории Сирийской Арабской Республики». (vesti.ru)  Впрочем, принимая во внимание сегодняшнюю ситуацию, понимаешь, что этот процесс наберет силу не в ближайшей перспективе.

Хотя, совсем недавно, в связи с готовящейся российско-американской встречей на высшем уровне, появился повод говорить о его возможном начале.    

Дональд Трамп, демонстрируя заботу об американских налогоплательщиках, неоднократно озвучивал намерение вывести войска из Сирии и свести поддержку оппозиции к минимуму. По информации СМИ, в Хельсинки он предложит своему российскому визави рассмотреть вывод американских военных с северо-востока Сирии в обмен на то, что Россия поспособствует отводу ирансих частей и проиранских формирований с юга страны – от границ союзных Вашингтону Израиля и Иордании. Советник по национальной безопасности президента США Джон Болтон, недавно приезжавший в Москву, назвал присутствие Ирана в Сирии «стратегической проблемой».  При этом американский дипломат упомянул, что пребывание Башара Асада у власти «стратегической проблемой» для США не является. (eadaily.com) В свою очередь, Сергей Лавров на пресс-конференции после переговоров со своим иорданским коллегой подчеркнул, что на границе с Израилем должны остаться только сирийские правительственные силы, и «соответствующая договоренность уже существует». (rbc.ru)

Впрочем, не все так просто и очевидно: судя по всему, администрация США, говоря о «возвращении американских парней домой», не планируют отдавать Дамаску северо-восток страны. Похоже, что у Трампа существует план замены американских войск на войска гипотетической арабской коалиции, в которую должны войти Саудовская Аравия, ОАЭ и Иордания. Если Эр-Рияд (и, скорее всего, Дубай) против такого развития не возражают, Амман, обладающий наиболее боеспособной в арабском мире армией, пока не торопится с решением, справделиво опасаясь неизбежной в этом случае конфронтации с Ираном. Одновременно Вашингтон идет навстречу требованиям Анкары, намеревающейся расширить свою зону влияния, как минимум, до Евфрата.

Нельзя исключить, что непосредственный контакт турецких и саудовских военнослужащих переведет турецко-саудовское соперничество в конфронтацию. А продвижение саудовской армии к границам Ирана способно привести к непредсказуемым последствиям.

Так что мир для Америки вполне может означать новую войну для Ближнего Востока.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Ключевые слова: Путин конфронтация Трамп раздел Сирии арабская коалиция

Версия для печати