Колумбия-Венесуэла: конфликт с участием США

09:44 22.06.2018 Дмитрий Бабич, журналист-международник


Победа на президентских выборах в Колумбии правого кандидата Ивана Дуке – не самая лучшая новость для венесуэльского президента Николаса Мадуро. Новоизбранный президент уже отказался признать победу Мадуро на недавних выборах в Венесуэле и объявил, что не направит в Каракас посла.   

Иван Дуке считается продолжателем политической линии колумбийского экс-президента Альваро Урибе (правил с 2000 по 2008 гг.), а Урибе прославился прежде всего борьбой с леворадикальной повстанческой группировкой FARC и обвинениями в адрес тогдашнего венесуэльского президента Уго Чавеса в укрывательстве повстанцев FARC на венесуэльской территории. reuters.com

 

БЕСПОКОЙНЫЕ СТРАНЫ-СЕСТРЫ

Нет нужды напоминать, что Мадуро обязан всей своей политической карьерой покойному Чавесу.  Мадуро не только являлся многолетним соратником Чавеса и воспринимался в обществе как наследник легендарного левого лидера Венесуэлы.  Мадуро еще и унаследовал от Чавеса курс на дружбу с Россией (наша страна сделала в Венесуэлу большие  вложения), а также дипломатическую конфронтацию с США и с их главным союзником в северной части Латинской Америки – Колумбией. Эту страну, породненную с Венесуэлой общей границей длинной в 1300 километров, Чавес в свое время не преминул назвать «латиноамериканским Израилем», намекая на военную и экономическую поддержку, оказываемую Вашингтоном колумбийскому руководству. В 2010 году Чавес фактически прекратил любые отношения своей страны с Колумбией. theguardian.com

Несмотря на то, что сменивший Урибе колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос заключил мирное соглашение с FARC в 2016-м году, отношения между Каракасом и Боготой за годы правления Сантоса не улучшились. Президент Мадуро в недавней речи обвинил Сантоса во вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы, на что Сантос ответил выступлениями, оплакивающими отсутствие свобод в «левацкой» Венесуэле. project-syndicate.org

 

НЕНАВИСТЬ К «ЧАВИЗМУ»

Оптимисты рассчитывали на улучшение отношений, если бы на выборах в Колумбии победил левый кандидат – мэр Боготы Густав Петро. Ведь сейчас Хуан Мануэль Сантос заканчивает свой второй срок в качестве «хромой утки» после победы Дюке, и его неприязнь к Мадуро больше не сможет оказывать негативное влияние на отношения. Но Петро проиграл, хоть и получил 42 процента голосов. Да и сам ход президентской кампании показал: речь тут идет не о личных антипатиях, а о сильных идеологических разногласиях между руководствами Венесуэлы и Колумбии. Во время предвыборной агитации сторонники Дуке выступали под лозунгом: «Голосуйте за нашего кандидата, чтобы Колумбия не стала еще одной Венесуэлой». Бывший президент Колумбии Урибе  не скрывает своей ненависти к «кастро-чавизму», и победа его кандидата (Урибе создал поддержавшую Дуке  партию «Демократический центр») не сулит Мадуро или любому другому "чависту" улучшения отношений.

 

ПОЗИЦИЯ РОССИИ

Россия по отношению к противостоянию двух соседних латиноамериканских государств занимает подчеркнуто дистанцированную  позицию, и этот подход в сложившейся ситуации представляется разумным. В России не делают секрета из того, что Венесуэла испытывает огромные экономические трудности, Институт Латинской Америки РАН оценивает сокращение ВВП Венесуэлы в 2017 году в 12 процентов и констатирует наличие в стране гиперинфляции. https://interaffairs.ru/news/show/19926 В российских экспертных кругах видят заинтересованность США в «скорейшем крахе чавистского режима», но тем не менее не затушевывается и тот факт, что в экономических проблемах Венесуэлы виновато прежде всего само ее руководство. К этому выводу приходили и эксперты Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), отметившие неспособность венесуэльского руководства конвертировать нефтедоллары двухтысячных в диверсификацию отечественной экономики. Так что российский подход и к венесуэлшьским, и к колумбийским делам можно назвать деидеологизированным:  российские компании откликались на деловые предложения Венесуэлы, но за этим откликом стояло желание взаимовыгодного сотрудничества, а не желание поддержать левую или правую идеологию.

 

ТУТ НАСИЛИЕ – В ТРАДИЦИИ

Что же касается продолжающейся идеологической борьбы «левой» Венесуэлы и «правой» Колумбии, то ее результат еще далеко не предрешен. Успех или неуспех правящих элит и в Венесуэле, и особенно в Колумбии население оценивает не только экономическими показателями, но и состоянием безопасности жизни. А в Колумбии с этим дело обстоит еще хуже, чем в Венесуэле: левацкое повстанческое движение FARC («Революционные вооруженные силы Колумбии») вело гражданскую войну в Колумбии с 1964-го года. Причем FARCподхватила эстафету насилия у так называемых либералов: конфликт правительства Колумбии с FARCвырос из продолжавшейся десять лет (!) в 1948-1958 гг. войны между сторонниками Либеральной и Консервативной партий Колумбии (именно это насилие, унесшее около 200 тысяч жизней отразилось на страницах романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества»).  

В 2016 году уходящий ныне президент Хуан Мануэль  подписал с FARC мирное соглашение, но большинство населения страны отказалось утвердить это соглашение на референдуме. Насилие и страх не прекратились, хотя  FARC  стала формально легальной политической партией и сменила смысл аббревиатуры своего названия (Fuerza Alternativa Revolucionariadel Comun– Альтернативная революционная сила общества).

Дело в том, что насилие в Колумбии в последние десятилетия исходило не столько с левой, сколько с правой стороны политического спектра. Даже традиционно антикоммунистическая британская Би-би-си сообщает, что в политической сфере Колумбия обладает радикальной, порой насильственной правой традицией. bbc.com Би-би-си признает: эта традиция в Колумбии связана в том числе и с убийствами левых политиков и деятелей культуры. Особенно часто еще в период правления Урибе к насилию прибегали члены так называемых «Объединенные силы самообороны Колумбии» (Autodefensas Unidasde Columbia - АУК). Они много лет провозглашали своей задачей вооруженную борьбу с повстанцами FARC. Но в 1997 -2006 гг. под предлогом борьбы с колумбийскими «чавистами» силы АУК убили тысячи людей, в 2006 году АУК была официально объявлена террористической организацией и распущена. Перед этим эта ультраправая группировка отметилась и в наркотрафике и в захвате заложников с целью выкупа – в двух сферах преступной деятельности, традиционно связываемых с FARC. По уровню насилия АУК и их наследники оставляют далеко позади правительственные силы Венесуэлы, от рук которых в последние месяцы погибли несколько десятков протестующих.

 

МАДУРО ОБВИНЯЕТ

В своей пропагандистской войне с президентом Сантосом, которая наверняка скоро перейдет в пропагандистскую войну с новым колумбийским президентом Дюке,  Мадуро и его сторонники делают упор на связи колумбийского правительства с США и с американскими спецслужбами. В самом этом обвинении нет ничего неожиданного: и Урибе, и Сантос тесно сотрудничали с «советниками» из Вашингтона и даже приглашали в страну американские вооруженные силы.

Но сейчас, когда кресло под ним шатается, Мадуро рассматривает Колумбию как «ударный отряд» направленного против него вмешательства США.  Несколько дней назад Мадуро напрямую обвинил Колумбию в попытке спровоцировать вооруженный конфликт с Венесуэлой и свергнуть «чавистскую» власть. tdmendoza.com

К этому прозвучавшему со стороны Мадуро обвинению в адрес Боготы стоит прислушаться. В этой позиции у России будет много союзников среди латиноамериканских стран: ведь даже осторожные Бразилия и Аргентина выступили против колумбийского президента Сантоса, когда в начале 2010-х Колумбия заговорила о создании американских баз на своей территории. Правда, потом те же страны в составе Организации американских государств исключили Венесуэлу из своих рядов за дефицит демократии.  Вот такое странное противоречие. Судя по всему,  страны южного континента  хотят демократии, но без американского "присмотра" за ней.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции