Разделяющийся Запад. Объединяющийся Восток

15:49 13.06.2018 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Взгляните на эту карту.

При всем разнообразии мировых цивилизаций, регионов и государств - международную конфигурацию нам привычно видеть в формуле Запад-Восток. Даже Киплинг когда-то написал по этому поводу: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и этим двоим никогда не встретиться».

Сегодня этот образ приобретает черты геополитической трансформации. Чувствуют новые тенденции, как на Востоке, так и на Западе. И в связи с этим происходят  одновременно (!)  очень показательные события на самом высоком уровне.

 

Саммиты, «связанные единой цепью мировых событий»

 

Буквально за несколько суток, практически параллельно, в разных уголках Земли прошли несколько знаковых саммитов, которые каждый по отдельности и все вместе высветили в международной повестке новые очень значимые тенденции. Вернее, подтвердили оценки, на основании которых эти тенденции уже начали обсуждать международные эксперты. Все эти встречи и переговоры связаны незримыми нитями общих забот, выросших перед практически всеми странами мира в новую Эпоху переформатирования и экономики, и торговли, и военных возможностей, и, наконец, собственно политики, на которую оказывают влияние все эти компоненты международных отношений.

Назовем сразу эти встречи на высоком уровне, «связанные единой цепью мировых событий»: саммит Россия-КНР в Китае, саммит ШОС в Китае, саммит G-7 («Большой семерки» западных стран) в Канаде, очередной сбор «Бильдербергского клуба» в Италии и, наконец, саммит США-КНДР в Сингапуре.

Трудно припомнить, чтобы мировые лидеры и ведущие деятели вот так все и сразу собирались группами по интересам, чтобы оценить складывающуюся международную политико-экономическую обстановку, которая сегодня далека от благости и стабильности, и предложить свои решение наваливающихся проблем. Буквально за ближайшим поворотом Истории открывается новый и непонятный мир, куда Человечество идет семимильными шагами, оставляя за спиной наработанные со времен окончания Второй мировой войны формы международного взаимодействия, а что дальше?

Перемены грядущие, как представляется, будут качественно отличаться от переформатирования, случившегося после краха СССР и мировой соцсистемы в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века. Сегодня под ударами кризиса оказываются те самые страны, что в течение десятилетий были для многих примерами качественного развития и лидерами мира. Если объединить их одним словом, то это слово – Запад.

Сегодня Запад и его пост-колониальная система чуть ли не повторяет судьбу соцсистемы под давлением нарастающих финансово-экономических проблем. И, если Европа, объединенная под знаменем Евросоюза, ещё пытается проявить солидарность и искать коллективный ответ на возникшие вызовы, то англосаксы – что в Великобритании, что в США – уже открыто демонстрируют, что «своя рубаха ближе к телу» и спасаться в штормовых волнах кризиса намерены самостоятельно.

Расставание Лондона с ЕС уже получило имя Brexit, а вот возможный выход Вашингтона из G-7 ещё обретет свое название. Эти формы коллективной организации и коллективной же ответственности англосаксам совсем не по нраву. Правда, получится у них «выплыть» или нет – вопрос дискуссионный, но зато их демонстративное игнорирование интересов ещё вчерашних союзников весьма показательно.

 

Ниже мы ещё поговорим о главных выводах, к которым подводят результаты саммита «Большой семерки» в Канаде, а начнем наш обзор с того саммита, что оказался первым по времени в чреде встреч на высшем уровне последних дней.

 

Союз Москва-Пекин и наши общие заботы

 

В последнее время довольно много разговоров о плюсах и минусах российско-китайского экономического сотрудничества. Сторонники одной точки зрения демонстрируют десятки подписанных договоров и контрактов между странами и отдельными организациями и компаниями, хотя не каждый из них материализовался. Адепты другой – предупреждают о силе «китайского Дракона», который в будущем может претендовать на доминирование в двухсторонних отношениях с Москвой в силу своего экономического превосходства.

Однако, несмотря на многоголосье комментаторов, лидеры России и Китая продолжают от встречи к встрече наращивать потенциал сотрудничества, раскрывая все новые перспективы на самых разных направлениях.

Здесь мы только перечислим новые документы, которые были подписаны 8 июня 2018 года в ходе визита Владимира Путина в КНР[1]:

- Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики;

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о международном автомобильном сообщении и Меморандум об организации скоростных и высокоскоростных грузовых железнодорожных трансграничных перевозок в сообщении Китай – Россия – Европа (проект «Один пояс – один путь» получает гарантии транзита по территории РФ);

- Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации и Государственным комитетом Китайской Народной Республики по развитию и реформе о дальнейшем укреплении инвестиционного сотрудничества (Россия намерена переориентировать свои кредитные линии с Запада, где они подвергаются санкциям, на Китай, благо там уже создан с российским участие Азиатский банк инфраструктурных инвестиций AIIB, потенциал которого сравним с возможностями Международного валютного фонда);

- Совместное заявление Министерства экономического развития Российской Федерации и Министерства коммерции Китайской Народной Республики о совместном технико-экономическом обосновании Соглашения о Евразийском экономическом партнерстве (ещё один кирпичик в структуре «Один пояс – один путь»);

- Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики по вопросам сотрудничества в области электронной торговли (новые технологии);

- Меморандум о взаимопонимании между Государственной корпорацией по космической деятельности «Роскосмос» и Китайской национальной космической администрацией о сотрудничестве в области исследования Луны и дальнего космоса (если западники не желают продолжать программы космических исследований с РФ, то РФ разворачивается в этом направлении на Восток: для остальных – «батут»);

- Соглашение о научном сотрудничестве между Российской академией наук и Китайской академией наук (развитие науки требует объединения международных усилий).

Целый блок соглашений в области высоких ядерных технологий:

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сооружении и эксплуатации на территории Китайской Народной Республики демонстрационного реактора на быстрых нейтронах и Рамочный контракт на поставку оборудования и оказание услуг по проекту сооружения на территории Китайской Народной Республики демонстрационного реактора на быстрых нейтронах;

- Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сооружении на территории Китайской Народной Республики энергоблоков №7 и №8 Тяньваньской атомной электростанции и Рамочный контракт на сооружение на территории Китайской Народной Республики энергоблоков №7 и №8 Тяньваньской атомной электростанции;

- Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в серийном сооружении на территории Китайской Народной Республики энергоблоков атомной электростанции «Сюйдапу» и Рамочный контракт на сооружение на территории Китайской Народной Республики энергоблоков электростанции «Сюйдапу»;

- Контракт на поставку в Китайскую Народную Республику радионуклидных тепловых блоков космического назначения.

 

А в документе «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики»[2] прямо сказано: «Российско-китайские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия трансформировались в комплекс взаимоотношений между крупными государствами, характеризующийся богатым содержанием и ярко выраженной стратегической значимостью». Сказано – и не раз – слово «стратегия». А это – далекоидущие планы совместного сотрудничества, подкрепленные и детализированные реальными соглашениями и договорами.

Термин «стратегия» прописан и в международной части «Совместно заявления»: «Российско-китайское партнерство является образцом современных межгосударственных отношений, а российско-китайское взаимодействие – существенным фактором поддержания стратегического баланса и стабильности в мире в ситуации, когда международная обстановка характеризуется высоким конфликтным потенциалом, обострением геополитических противоречий, сжатием пространства для конструктивного взаимодействия и проявлениями экономического протекционизма».

 

Бильдербергские страдания

 

 

Прежде чем вернуться в Китай на саммит новой «Большой восьмерки» – да-да, не удивляйтесь, и об этом феномене мы поговорим ниже, обратим внимание ещё на одну крупную встречу. Саммитом её можно назвать с некоторой натяжкой, хотя по своему глубинному смыслу она может перекрыть по важности даже G-7. Речь идет о ежегодном заседании «Бильдербергского клуба», который уже давно именуют не иначе, как «мировым теневым правительством».

На сей раз так сложился график – возможно, и намеренно – что сборы «Большой семерки» в Канаде и «Бильдербергского клуба» в Италии сошлись буквально по дням – 8-9 июня G-7 и 7-10 июня «клуб».

Состав «БК» на сегодня представлен, например, в этом материале «Бильдербергский клуб – 2018».[3] А здесь – «К заседанию Бильдербергского клуба: троянский конь «разногласий» между США и ЕС»[4] проведен доскональный разбор его нынешней деятельности.

Организаторы нынешнего заседания сообщили, что 131 участник из 23 стран приняли участие в нынешнем собрании. В списке гостей этого года: президент Всемирного экономического форума Бёрге Бренде, генеральные директоры «Airbus», «DeepMind» и «Total», экс-госсекретарь США Генри Киссинджер, бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, глава Банка Англии Марк Карни. Встречу вел французский бизнесмен Анри де Кастри. Среди приглашенных нет представителей России, хотя на прошлые заседания «клуба» кое-кого приглашали.

Что за вопросы были вынесены на заседание в Турине? Они, по информации от организаторов,[5] следующие:

- Популизм в Европе;

- Проблема неравенства;

- Будущееработы (The future of work);

- Искусственный интеллект;

- США накануне промежуточных выборов;

- Свободная торговля;

- Мировое лидерство США;

- Россия;

- Квантовое вычисление;

- Саудовская Аравия и Иран;

- Мир “пост-правды”;

- Актуальные события.

И опять – «свободная торговля», и опять – «Россия», и опять – «мировое лидерство США». Но, в отличие от канадской встречи G-7, где вынесли на обсуждение темы «планетарного климата» и «гендерного равенства» (актуальнее некуда…), вопросы «БК» выглядят более важными и значимыми для самих участников «клуба» и тех, кто на них ориентируются.

Вот такие уровни теперь заседаний «БК» и G-7. Похоже, что «теневое мировое правительство» четко представляет себе, что и зачем надо изучать и обсуждать, как самые животрепещущие вопросы современного бытия – вплоть до «квантового вычисления» и «мира “пост-правды”», а президенты и премьеры больше заняты «тушением политико-экономического пожара» в своих рядах. По другому – «БК» проявляет себя в стратегии, а G-7 – в тактике. В целом – достаточно разумное распределение обязанностей западных «think-tanks» в условиях нарастающего кризиса.

Но уровень вызовов для западных элит сегодня таков, что сложно себе представить, каким образом стратегические решения, обсуждаемые на «БК», смогут быть реализованы правителями тех стран, где вопрос о «популизме» выдвигается на первый план – народ в странах Евросоюза понял, что «Так жить нельзя!», и глаголет: «Мы ждем перемен!»

При этом резко падает качество правящих бюрократов. Только что был скандал в Вашингтоне, когда пресс-секретарь госдепа Хизер Нойерт назвала высадку союзных войск, воевавших против Гитлера, в Нормандии в 1944 году, которую называют «D-Day», «примером крепких связей США и Германии».[6] Пользователи Twitter призвали Госдеп выучить историю, иначе его спикер назовет японскую атаку на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор в декабре 1941 года, как пример «крепких отношений» США и Японии…

С другой стороны, поднимаются национально ориентированные политические силы. Только что лидер французского «Национального фронта» Марин Ле Пен переименовала свое движение в «Rassemblement national», что можно перевести, как «Национальное объединение», предполагая широко раскрыть двери своей партии для всех, кто поддерживает отказ от глобализма «БК» и переориентирование политики Франции в направлении интересов собственных граждан. То же мы видим и в ФРГ – партия «Альтернатива для Германии». А в Италии эти политические силы уже у власти и сформировали свое правительство. Вот о чем болит голова у участников «Бильдербергского клуба».

Глядишь, и несколько лет спустя в G-7 будут заседать сторонники «Национального объединения» и «Альтернативы для Германии» вместе с итальянской «Северной Лигой». Возможно, именно поэтому сегодня «БК» начинает заниматься выстраиванием самостоятельной линии в мировых делах, не оглядываясь и не ориентируясь на попавшую в «шторм» «Большую семерку»? Прежде, ведь, координация этих структур была заметна, а сегодня они как будто избрали каждая свою траекторию.

Да, и кому нужны переругавшиеся между собой руководители погрязших в долгах, как в шелках, стран, теряющих на глазах у всего мира свои привлекательные черты? Стран, рискующих в обозримом будущем не привычно для них «миром командовать», а толкать друг дружку под «каток» кризиса – «сегодня ты, а завтра – я, но ты – сегодня».

Действительно, одна часть «Большой семерки» проигрывает другой её части вчистую по, например, показателям сальдо торгового баланса. Взгляните: сальдо внешней торговли сугубо отрицательное у США (451,6 млрд долл.), Великобритании (157,5 млрд), Канады (50,6 млрд) и Франции (21,1 млрд). Зато положительное сальдо у другой части G-7 – у Германии (290,2 млрд), Японии (187,2 млрд) и Италии (50,4 млрд).[7] И что-то закрадываются подозрения, что во имя собственного спасения первая «несчастная четверка» намерена перевести свои проблемы на «благополучную тройку». И начинается внутривидовая борьба, когда «партнерам» просто некого потрошить, кроме как друг друга. Скандал в «благородном семействе – не меньше.

 

Демонстрация азиатской мудрости

 

Теперь перейдем к заметкам о саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), который прошел сразу вслед за двусторонними переговорами Владимира Путина и Си Цзиньпина.

Сразу напомним, что нынешняя встреча в истории ЩОС особенная – впервые на саммит прибыли в качестве полноправных участников объединения лидеры Индии и Пакистана. То есть, уже половина Человечества собралось под сенью ШОС.

Да, сегодня ШОС называют так – «одна из самых перспективных международных организаций, призванная повысить качество жизни граждан всех членов-участников». Сегодня в составе ШОС восемь государств – Россия, Китай, Индия, Пакистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Узбекистан. Новая «Большая восьмерка» - нет? Ну, почему, когда Трамп предложил на днях «вернуть Россию в G-8», он не учел, что Россия уже член «Большой восьмерки», правда – «восьмерки» новых мировых лидеров.

А, если учитывать, что в ближайшем будущем к ШОС присоединится и Иран, то вот Вам – практически полноценное азиатское собрание свободных стран, которые намерены формулировать и отстаивать собственные интересы.

И представьте теперь нервную реакцию распадающегося Запада, когда он видит перед собой стройный ряд лидеров тех государств, которые в его понимании всю Историю стояли на более низких ступенях, чем колониальные державы Европы или американские «хранители демократических ценностей», а сегодня формируют новый мировой центр силы:

 

Фото пресс-службы Президента России

Да, на фоне фрагментирующихся интересов ведущих стран G-7, обремененных гигантскими долгами, азиатские государства, похоже, поставили негласную цель – добиться в XXI веке мирового лидерства, оставив Запад за спиной с его возом долгов при явной утрате ориентиров.

 

Так о чем же договорились на саммите ШОС 10 июня 2018 года? Вот как выглядят наиболее яркие позиции, сформулированные в «Информационном сообщении по итогам заседания Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества»[8]. Председательствовал на заседании лидер Китайской Народной Республики Си Цзиньпин.

 

- Отмечено, что ШОС сегодня утвердилась в качестве уникального, влиятельного и авторитетного регионального объединения, потенциал которого заметно возрос со вступлением в Организацию Индии и Пакистана.

- В контексте обмена мнениями по актуальной международной и региональной проблематике подчеркнута необходимость наращивания совместных усилий в обеспечении безопасности и стабильности на пространстве ШОС, а также в содействии формированию международных отношений нового типа и общего видения идеи создания сообщества единой судьбы человечества. (Система коллективной безопасности в Азии начала обретать реальные очертания).

- Подчеркнута важность совершенствования архитектуры глобального экономического управления, последовательного укрепления и развития многосторонней торговой системы, ядром которой является Всемирная торговая организация, в интересах формирования мировой экономики открытого типа.

Среди подписанных документов обращает внимание, что практически через один – это планы развития. До 2021 года, до 2022 года, до 2023 года. Возможно, горизонт планирования совместной деятельности достаточно близкий, однако, все это – перспективы, под которыми стоят подписи глав заинтересованных государств. Опять же сразу возникают реминисценции с канадским саммитом G-7, где заключительный документ обсуждался-обсуждался, да так консенсусом принят и не был.

 

Новая «Большая восьмерка» не просто нашла общий язык, так ещё и выстраивает свое общее будущее.

Ниже – несколько принципиальных позиций, зафиксированных 10 июня 2018 года в документе «Циндаоская декларация Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества»[9]:

- Динамично развивающийся мир в настоящее время переживает период крупных перемен и серьезной перенастройки, геополитический ландшафт становится разнообразным и многополярным, более тесными становятся связи между странами.

- Одновременно усиливаются факторы нестабильности и неопределенности, ситуация в мировой экономике, несмотря на позитивные сдвиги, остается неустойчивой, процесс экономической глобализации сталкивается с ростом односторонних протекционистских мер и других вызовов в международной торговле, возрастают риски, связанные с обострением конфликтов в ряде регионов, резким ростом угроз терроризма, незаконного оборота наркотиков и организованной преступности, эпидемий инфекционных заболеваний, климатических изменений. Противодействие этим глобальным вызовам требует срочной выработки коллективных и эффективных подходов мирового сообщества.

- ШОС, опираясь на добрососедство, дружбу и сотрудничество, взаимное уважение культурно-цивилизационного разнообразия и общественных ценностей государств-членов, доверительный диалог и конструктивное партнерство, демонстрирует пример тесного плодотворного взаимодействия в целях строительства более справедливого и сбалансированного миропорядка, основанного на равной, совместной, неделимой, комплексной и устойчивой безопасности, обеспечении интересов всех и каждого государства в соответствии с нормами и принципами международного права.

- Государства-члены подтверждают особую роль Региональной антитеррористической структуры ШОС в совместной борьбе с «тремя силами зла» – терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом – в целях обеспечения региональной безопасности и будут наращивать потенциал сотрудничества компетентных органов на этих направлениях.

- Государства-члены продолжат проведение регулярных совместных антитеррористических учений, в том числе, военных антитеррористических учений «Мирная миссия». Они и далее будут расширять сотрудничество в области обороны и безопасности, взаимодействие по вопросам обеспечения безопасности крупных мероприятий, а также по подготовке кадров в целях повышения потенциала вооружённых сил и компетентных органов сторон.

- Государства-члены выступают за совершенствование архитектуры глобального экономического управления, развитие торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.

- Государства-члены отметили широкие перспективы координации международных, региональных, национальных проектов и стратегий развития, способствующих продвижению сотрудничества в интересах устойчивого экономического развития на основе принципов уважения, равноправия и взаимной выгоды, увеличению объемов инвестиций, расширению транспортных связей, наращиванию энергетического сотрудничества, развитию сельского хозяйства, внедрению инноваций и обеспечению занятости населения на пространстве ШОС.

 

В целом саммит ШОС продемонстрировал, что в условиях нынешней мировой турбулентности страны Азии наглядно проявляют больше мудрости и выдержки. В отличие от увядающего Запада, который не желает расставаться с ролью Master of the Game, но куда ему деваться, когда даже в «товарищах по G-7 согласья нет»?

 

Кому она нужна, эта «семёрка»?

 

Теперь мы переходим к канадской встрече на высшем уровне. Некоторые комментаторы уже поспешили с выводом – «на следующий год саммита G-7 может и не быть, а сама «семёрка» способна распасться». Интересно, станут ли эти эксперты «коллективной Кассандрой»?

Пока же мы можем констатировать, что более провального и скандального саммита «Большой семёрки» видеть не доводилось. В прессе уже усердно и подробно расписаны все подробности канадского раунда встречи западных лидеров, поэтому в нашем обзоре приведем самые, извините, «забойные» эпизоды того, что назвали «последним поклоном» в исполнении G-7:

- По данным источников «Bloomberg» в Елисейском дворце, Макрон информировал Трампа, что подписание общего заявления по итогам саммита «Большой семёрки» будет «невозможно без уступок со стороны США». Эммануэль Макрон подчеркнул, что шесть стран и без США имеют особую значимость для мировой экономики. «Шесть стран G-7 без Соединенных Штатов совместно представляют собой больший рынок, чем американский. Мировой гегемонии не будет, если мы знаем, как организоваться. И мы не хотим, чтобы она была», — заявил французский лидер.

- Президент США Дональд Трамп в ответ сказал Макрону, что ЕС «хуже, чем Китай».

- Трамп обрушился на ЕС, Францию и Канаду, потребовав компенсировать торговый дефицит, а также беспрепятственно пускать на европейский рынок американские товары. Трамп считает, что торговый дефицит ЕС и США составляет более 150 млрд долларов.

- Президент США Дональд Трамп и премьер Великобритании Тереза Мэй отказались проводить двусторонние переговоры на саммите G-7 из-за неприязненных личных отношений.

 

- Трамп вел себя на саммите предельно вызывающе. На завтрак лидеров «Большой семерки», посвященный вопросам «гендерного равенства», он опоздал, но объяснять задержку и здороваться с остальными не стал. Пропустил он и заседание по проблемам окружающей среды и глобальному изменению климата, хотя именно этой теме хозяин саммита премьер Канады Джастин Трюдо придавал особое значение.

- Дональд Трамп покинул саммит G-7 до его завершения. США в Квебеке оказались представленными лишь заместителем помощника американского президента Эверетом Айссенстатом. Уровень – «ниже ватерлинии».

- Президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявили, что они используют G-7, чтобы выступить против новых тарифов США на импорт стали и алюминия. Франция и Канада также договорились о создании совместного Совета по обороне, первое заседание которого состоится уже в текущем году. Как сообщили агентству АФП информированные канадские источники, этот орган позволит «лучше координировать действия канадских и французских вооруженных сил», что также позволит Канаде и Франции «проводить больше совместных операций». То есть Евросоюз создает свою армию, Канада и Франция – свою. А где же здесь место для НАТО и увеличение расходов на его программы, чего настойчиво требует от союзников Трамп?

- В разговоре с Джастином Трюдо Д.Трамп обвинил канадцев в том, что те «сожгли Белый дом и Капитолий, когда английская армия захватила Вашингтон в ходе войны с США в 1814 году».

- Трамп подвёл итог встречи G-7 так: «Мы свинья-копилка которую все грабят».

- «Я рад сообщить, что мы выпустили итоговое коммюнике, которое было согласовано семью странами», — заявил Джастин Трюдо по итогам саммита G-7 и назвал встречу в Квебеке «успешной». Вот после этого и разгорелся новый скандал. Дональд Трамп, досрочно покинувший саммит, заявил, что он отказывается подписывать итоговое коммюнике и написал в Твиттере: «Основываясь на ложных заявлениях Джастина Трюдо на его пресс-конференции и на том факте, что Канада взимает огромные пошлины с наших американских фермеров, рабочих и компаний, я поручил моим американским представителям не одобрять коммюнике, пока мы рассматриваем пошлины на автомобили, наводняющие американский рынок!»

В оригинале это выглядит так:[10]

Donald J. Trump @realDonaldTrump

«Based on Justin’s false statements at his news conference, and the fact that Canada is charging massive Tariffs to our U.S. farmers, workers and companies, I have instructed our U.S. Reps not to endorse the Communique as we look at Tariffs on automobiles flooding the U.S. Market!»

Означает ли это, что само коммюнике саммита G-7 без подписи США не стоит и той бумаги, на которой написано? Или это «развод и девичья фамилия»?

- Макрон заявил, что «изолированный» Трамп столкнулся с «единым фронтом» в Канаде.

 

- Меркель о G-7: «Это было сложно, это было разочаровывающее».

- Председатель Евросовета Дональд Туск заявил, что действия Трампа могут являться «первыми симптомами распада западного политического сообщества».

- В газете «The New York Times» лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман написал: «Катастрофы, подобной нынешнему саммиту G-7, мир еще не видел. Эта встреча может стать предвестником торговой войны и падения западного альянса».[11]

- По мнению британской газеты «The Guardian», «это – переходный этап отказа от 70-летней системы. И мы движемся к новой системе. Просто мы еще не определили, что собой будет представлять эта новая система, кто ее возглавит, и какие в ней будут существовать правила».[12]

- И ещё один интересный момент на саммите G-7. Дональд Трамп заявил, что Россию нужно вернуть в состав «Большой восьмерки» (G-8), чем вызвал у коллег самую разную реакцию. С поддержкой этого предложения выступил только новый премьер-министр Италии Джузеппе Конте. Ангела Меркель заявила, что присоединение России пока невозможно. Франции представляется «непоследовательным» предложение президента США Дональда Трампа о возвращении России в G-8, пишет Reuters со ссылкой на источник в окружении французского президента Эммануэля Макрона. Председатель Европейского Совета Дональд Туск заявил, что формат G-7 стоит оставить в прежнем варианте, без возвращения в него России. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй подчеркнула, что для возвращения в «Большую восьмерку» Россия должна изменить свое поведение. А премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявил, что возвращение России в «Большую восьмерку» — это не то, в чем «мы сейчас заинтересованы».

- Президент России Владимир Путин отреагировал на эту идею Трампа на пресс-конференции по итогам саммита ШОС: «Что касается возврата в “семерку” или “восьмерку”, мы из нее не выходили. Это коллеги в свое время отказались приезжать в Россию по известным соображениям. Пожалуйста, мы будем рады всех видеть у нас в Москве».[13] Это – приглашение западным «партнерам» явиться в Москву с извинениями и возобновить формат? Ответят «нет», и в России грустить не будут. Зато может начаться (или продолжится) тонкая игра с Трампом.

В общем, последнее слово на этом этапе осталось за Россией.

 

Трамп демонстративно разворачивается на Восток

 

Вы наверняка обратили внимание, по какой причине Дональд Трамп преждевременно покинул саммит G-7. Президент США торопился на встречу в Сингапуре с руководителем Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ыном.

 

Вопрос о «ядерной угрозе» США, исходящей от КНДР, стал для Трампа неким символом его неустанно заботы о защите граждан США от возможных ядерных угроз. Судя по всему, российского ядерного потенциала он не боится? То есть, из Северной Кореи может «долететь», а из России – никогда.

Извините за это «художественное преувеличение», но концентрация внимания всех-всех-всех американцев на «корейской угрозе» в последнее время заставила задать «знаменитый» вопрос, ответ на который зачастую приводил к раскрытию самых глубоких замыслов. Вопрос прост, как апельсин: «Cui prodest?» («Кому это выгодно?»). Вот и мы зададим этот простой вопрос, рассматривая обострившийся интерес Дональда Трампа к ядерной программе Северной Кореи: «Почему это Трампу выгодно?»

Вы полагаете, что США опасаются ядерного удара со стороны КНДР? Вы – правы, они его опасаются. Но проблема в том, что этот гипотетический удар – исключительно ответный – может состояться, только и единственно, в том самом случае, если США учинят военную агрессию против Пхеньяна. А Пхеньяну оно надо – нападать на США? Ответ понятный – конечно, нет. Зачем же тогда ему атомная бомба?

Ещё раз на этих страницах процитируем слова знаменитого премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, которая когда-то в Москве очень точно сформулировала смысл обладания этой бомбой. Она сказала следующее: «Мы верим в ядерное сдерживание. Я вам скажу почему. Обычные вооружения не предотвратили две мировые войны… Я думаю, что никогда не было более значительного фактора сдерживания, чем ядерное оружие».[14] Это она по советскому телевидению[15] сказала, отвечая на вопрос обозревателя «Агентства печати “Новости”» Владимира Симонова. Очень интересным, замечу, и показательным было то интервью М.Тэтчер.

Получается, что сами англосаксы открытым текстом на весь мир заявили о том, что «никогда не было более значительного фактора сдерживания, чем ядерное оружие». Каддафи и Саддам Хусейн могли бы править по сей день, кабы не отказались от ядерных программ, доверившись посулам янки. И дело не в их личных качествах руководителей своих стран, а в том, что наличие или отсутствие ЯО у той или иной страны высвечивает перспективы её народа: в Ливии и в Ираке уже миллионы могил по той причине, что янки пришли сюда с войной… безнаказанно! Они сначала разоружили противника, вырвали «ядерные зубы», а потом разнесли его в клочья.

В КНДР сделали соответствующие выводы. Дело не в конкретном лидере и в конкретном режиме. Дело в том, на какую «легкую войну» может Пентагон списать очередной триллион долларов. Трамп уже пожаловался: казна пустеет от бессмысленных войн – убыток от ближневосточных авантюр приближается к 7 триллионам долларов.[16]

Вот на этом фоне и интересно оценить смысл игры, затеянной Трампом с КНДР вокруг её ядерного оружия и ракетных средств его доставки. Можем ли мы верить его заявлению на пресс-конференции после саммита с Ким Чен Ыном в Сингапуре 12 июня 2018 года о том, будто США «остановят военные учения (на Корейском полуострове), что позволит нам сэкономить огромные деньги, если только не увидим, что переговоры будут идти не так, как они должны»?[17]

Как профессиональный бизнесмен Трамп ясно говорит о «минимизации убытков», но как POTUS он не может считать всё только деньгами – без политического эффекта принятого решения. Однако, сегодня интересны не только мотивы принимаемых Трампом решений, но и те моменты, что демонстрируют его внешнеполитические действия. Что-то слишком нарочито резким и вызывающим стало его появление на «Большой семерке», с некоторыми лидерами которой ему уже «не по пути», от чего у бывших(?) союзников начинают появляться самые смелые и невозможные прежде мысли на тему «когда же Трамп нас бросит». На фото с саммита он демонстративно сидит, сложа руки на груди, а остальные лидеры G-7 столпились вокруг, будто они не лидеры ведущих государств. Что, увядающий Запад Трампу уже не интересен?

Зато взгляните на это фото с его переговоров с Кимом.

 

Это – совсем иной настрой. Это – совсем другая, не «западная» энергетика. Это – живое включение в новые мировые процессы. И Трампу это очень импонирует – он «делает Историю».

 

Показательно, что самые заинтересованные союзники КНДР – китайцы – отреагировали официально на итоги саммита в Сингапуре весьма сдержанно. Сообщения официального агентства КНР «Синьхуа» были коротки и информативны, избегая предварительных оценок. Выводы, наверняка, последуют после тщательного изучения итогов переговоров Кима и Трампа.

А мы обратимся к документу, подписанному по итогам первого в истории саммита КНДР-США или США-КНДР, кому как нравится.

Здесь несколько ключевых пунктов из «Joint Statement of President Donald J. Trump of the United States of America and Chairman Kim Jong Un of the Democratic People's Republic of Korea at the Singapore Summit»[18] - «Совместное заявление президента Соединенных Штатов Америки Дональда Дж. Трампа и председателя Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ына на саммите в Сингапуре»:

- Президент Трамп и Председатель Ким Чен Ын провели всесторонний, углубленный и искренний обмен мнениями по вопросам, связанным с установлением новых отношений между США и КНДР и построением прочного и надежного мирного режима на Корейском полуострове.

- Президент Трамп обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова (включая и устранения американского ядерного оружия?)

- Соединенные Штаты и КНДР обязуются установить новые отношения между США и КНДР в соответствии с желанием народов двух стран мира и в целях процветания.

- Соединенные Штаты и КНДР присоединятся к усилиям по созданию прочного и стабильного мира на Корейском полуострове.

- Президент Трамп и Председатель Ким Чен Ын обязуются полностью и оперативно выполнять положения совместного заявления – «PresidentTrumpandChairmanKimJongUncommittoimplementthestipulationsinthejointstatementfullyandexpeditiously».

Это – фото с подписями двух лидеров под Совместным заявлением:

 

В развитии договоренностей Трамп раскрыл прессе некоторые конкретные детали, добавив, что «отношения США и КНДР будут совершенно отличаться от того, что было до сих пор».[19] Говоря о новых обязательствах, Трамп заявил: «США прекратят военные учения, проводимые совместно с Южной Кореей», а также не исключил вывода солдат США с территории Южной Кореи: «Я хочу вывести наших солдат. Я хочу вернуть их домой». А это – ключевые требования КНДР со времен 1950-х годов.

После таких заявлений от Трампа, со своей стороны Ким Чен Ын пообещал закрыть полигон, на котором испытываются ракетные двигатели. Ким также назвал встречу «прелюдией к миру»: «Мы преодолели всевозможный скептицизм и спекуляции относительно этого саммита, и я считаю, что это хорошо для мира. Я считаю, что это хорошая прелюдия к миру».[20]

Итак, что мы видим?

Мы видим, что президент США, повернувшись спиной к партнерам-союзникам по «Большой семерки», которую, кстати, не он создавал, на глазах у всего мира совершает разворот от Запада на Восток. Даже по выражению его лица, по его энергетике Трамп демонстрирует – а это он умеет делать очень эффектно – демонстрирует свою искреннюю заинтересованность на восточном направлении и свою столь же искреннюю неприязнь к направлению западному.

На саммите в Сингапуре для Трампа, как говорится, сошлись звезды: Запад встретился с Востоком в лице не самого сильного, но весьма эффективного лидера, и Трамп, скучающий и раздраженный на G-7,.. расцвел. Трампу нужен Восток!

Отметим: эта исключительно личная реакция POTUSa лучше всяких слов демонстрируют его понимание (видимо, хорошо мотивированное советниками) начавшегося политико-экономического возвышения Востока, на который надо тратить и время, и силы, и выстраивать новые отношения. В этом плане корейский сюжет, как представляется – это шаг на пути к восточной Азии и к решению стратегических задач США у западных берегов Тихого океана. В Белом доме продолжили намеченную ещё при Обаме тенденцию разворота на Тихий океан, которая была изложение в 2011 году в статье госсекретаря Х.Клинтон «Americas Pacific Century» («Тихоокеанский век Америки»).[21]

 

Счет в пользу «Восточной конференции» и Трамп это понимает

 

Трамп чует, что в отличие от тонущего в долгах Запада, набирающий мощь Восток – это соперники, но и будущие рынки США. Он прагматик, требующий от Китая наращивать американский импорт. Другие страны Азии – на очереди, они платежеспособны, чтобы закупать продукцию Made in USA.

Но Трамп также видит, что в гипотетическом матче «Восток-Запад» счет уже не в пользу некогда могущественного Запада. Даже нынешний обзор демонстрирует, как меняется этот счет на «мировом табло». В терминах американских спортивных чемпионатов уместно будет использовать их же названия «Восточная конференция» и «Западная конференция». Кстати, когда с детства такие формулы «ложатся на подкорку», то любой парень, став политиком, невольно будет воспринимать некоторые события именно в таких понятийных конструкциях.

Саммит Россия-Китай – 1:0 в пользу «Восточной конференции».

Заседание Бильдербергского клуба в Турине, куда собрались самые продвинутые аналитики Запада, сравнивает счет в силу высокого уровня личных качеств ведущих участников этой встречи – 1:1.

Саммит ШОС в Китае – 2:1 в пользу Востока.

Саммит G-7 в Канаде – 1:3 в пользу Востока (Запад просто забил гол в свои ворота!).

Саммит Трампа и Кима в Сингапуре – первый тайм сыгран, ждем результата «второго раунда переговоров». И, если они продолжаться в таком же позитивном ключе, то Запад уж точно не получит ни одного очка, а счет может дойти для него (Запада) до разгромного. А Трамп, скорее, перейдет играть за «Восточную конференцию»…

Вот так на наших глазах и происходит переформатирование мира.

Тревожно, что в ответ на классическое и знаменитое «пусть неудачник плачет» западники способны «хлопнуть дверью» так, что мало никому не покажется. Но, в качестве «успокоительного» они могут заняться любимым делом – считать прибыли, если, конечно, найдут, в каких краях эти прибыли у них появятся. Можем подсказать некоторые адреса – Россия, Китай и далее вся Азия.

Присоединяйтесь, господа! Иначе Трамп начнет кушать этот «яблочный пирог» самостоятельно.



Ключевые слова: Китай саммит мировая политика ШОС внешняя политика России Дональд Трамп G-7 Бильдербергский клуб

Версия для печати