Визит президента РФ в Китай в комментариях экспертов и СМИ

11:34 13.06.2018 Андрей Исаев, журналист-международник


Переговоры двух самых влиятельных, по версии Forbes, политических лидеров мира и последовавший за ними саммит ШОС были в центре внимания мировых СМИ и экспертного сообщества. Впрочем, западные комментаторы больше сконцентрировались на скандальной встрече G7, проходившей в эти же дни в Канаде. И их можно понять: вывод, сделанный Ангелой Меркель о том, что «Германия и ЕС больше не могут легкомысленно положиться на Соединенные Штаты», говорит о многом. (tass.ru)

Но вернемся в Китай. С нынешним визитом российского лидера связывались большие ожидания. Интригу саммита сформулировал президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев: «Может показаться, что визит Путина в Китай — совершенно рядовое событие, лидеры двух стран регулярно встречаются, порой до десятка раз в год, но вместе с тем есть несколько формальных и неформальных признаков, которые говорят, что это будет неординарная встреча… важнее то, что они (В.Путин и Си Цзиньпин – А.И.) смогут спланировать совместную работу на годы вперед с учетом возросшей напряжённости в мире и неадекватного поведения гегемона — США, и угроз в адрес Китая и России». (russian.rt.com)

Переговоры в Пекине начались с обсуждения двусторонних отношений. «Сотрудничество России и Китайской Народной Республики вышло на беспрецедентный уровень», - отметил президент РФ. (iz.ru) Китай сегодня является главным внешнеторговым партнером России. Двусторонний торговый оборот в прошлом году достиг $87 млрд, на 31,5% превысив показатель позапрошлого года, а по итогам этого может вырасти до $100 млрд. Наиболее масштабными проектами экспертам представляются газопровод «Сила Сибири», «Ямал СПГ», выход на совместное производство в авиастроении, сотрудничество в космической области, расширение Тяньваньской АЭС в Китае, включение Северного морского пути в грандиозный проект «Шелкового пути», строительство высокоскоростной железной дороги Москва — Пекин. Кстати, наибольшее число спекуляций относительно российско-китайских разногласий строится именно вокруг логистических схем. Неспроста накануне визита российского лидера в Пекин турецкая Gazete Duvar заметила: «Главное в динамике отношений между Пекином и Москвой – координация двух проектов, периодически противоречащих друг другу - «Путь и Пояс» и Евразийского экономического союза, главную роль в котором играет Россия». (gazeteduvar.com.tr)

Итог переговоров, похоже, ни одну из сторон не разочаровал. Пакет соглашений по сотрудничеству в атомной энергетике, по признанию руководства госкорпорации «Росатом», стал крупнейшим в истории двусторонних отношений в ядерной сфере. (abnews.ru) Внешэкономбанк и China Development Bank договорились о выдаче кредите ВЭБу более чем на 600 млрд. рублей (в эквиваленте) на создание механизма финансирования интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС и китайского проекта «Один пояс, один путь». Перечислять можно еще долго, но, пожалуй, главным успехом, имеющим далеко идущие экономические и геополитические последствия, стало совместное заявление Минэкономразвития РФ и Министерства коммерции КНР о совместном технико-экономическом обосновании соглашения о евразийском экономическом партнерстве, которое в России уже сравнивают с Транстихоокеанским партнерством. (thebell.io) По словам Владимира Путина, это соглашение «совместимо и с ЕврАзЭС, которое мы развиваем, и с китайской инициативой «Шелкового пути» в его экономическом измерении». (tass.ru)

Напомним, еще два года назад российский лидер предложил идею большого Евразийского партнерства с участием Китая, Индии, Пакистана и других стран. И вот теперь подписанный документ во многом стал ответом на глобальные деструктивные процессы, инициируемые американской администрацией. Как заметил директор Центра изучения России и Центральной Азии при Шанхайском институте международных исследований Ли Синь, «Проще говоря, все, что делают США в попытке наказать Россию и сдержать Китай, заставит Россию и Китай укреплять сотрудничество во всех областях». (golos-ameriki.ru) С ним солидаризуется гонконгская South China Morning Post, утверждающая, что «Все более тесные отношения (Китая – А.И.) с Россией также являются следствием агрессивной и капризной внешней политики Дональда Трампа, и в результате Москва и Пекин отставили в стороне свои разногласия для того, чтобы подчеркнуть общие интересы в области геополитики и безопасности». (inosmi.ru)

Рассуждая о причинах сближения России и Китая, Игорь Иванов, президент Российского совета по международным делам и экс-министр иностранных дел, подчеркнул внешнеполитический аспект этого процесса: «Сегодня мир все быстрее катится к хаосу - Соединенные Штаты находятся в ситуации глубокого внутриполитического раскола, и никто сегодня не может достоверно предсказать, когда и как этот раскол будет преодолен. Европейский Союз борется с фундаментальным внутренним кризисом, вернее - с целым набором структурных, финансово-экономических, политических и даже ценностных кризисов… На протяжении последних двух десятилетий Россия и Китай продвигают идею «многополярного мира» как наиболее устойчивую, надежную и справедливую конструкцию международных отношений. Однако еще предстоит большая совместная работа, чтобы сформулировать целостную концепцию построения такого «многополярного мира». (rg.ru)

Для западных же экспертов и журналистов центростремительные процессы на востоке Евразии сводится к «вызовам» Западу, исходящим от Москвы и Пекина. The Wall Street Journal, в частности, утверждает, что «Китайские лидеры смотрят на Россию как на жизненно необходимый противовес США в Азии и везде…, особенно после того, как американская национальная стратегия безопасности отметила их как основных соперников Америки… Сейчас Россия и Китай координируют свои действия в вопросах, представляющих взаимный интерес, таких как Иран и Северная Корея, выступая единым фронтом в том, что касается критики американских санкций и пошлин, и углубляя деловые связи». (wsj.com) А Ричард Макгрегор, ведущий сотрудник сиднейского Института Лоуи в интервью CNN говорил о «совместных усилиях России и Китая, направленных на противодействие влиянию США и Европы». (edition.cnn.com)

По результатам переговоров было сделано совместное заявление сторон, в котором подтверждено стремление двух стран «продвигать международные отношения нового типа, базирующиеся на принципах взаимного уважения, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества, и построение сообщества единой судьбы человечества, на основе равноправного участия всех стран в глобальном управлении, соблюдения международного права, обеспечения равной и неделимой безопасности, взаимного уважения и учета интересов друг друга, отказа от конфронтации и конфликтов способствовать формированию более справедливого и рационального полицентричного миропорядка». (kremlin.ru)

Далее российский лидер принял участие в работе саммита Шанхайской организации сотрудничества в Циндао, тон на котором, по мнению китайской газеты Цзиньжи тоутяо, «в некотором смысле задавала теплота во взаимодействии России и Китая». (inosmi.ruС вступлением в организацию в 2017 году Индии и Пакистана ШОС превратилась в самую масштабную структуру регионального сотрудничества в мире. Страны-участницы организации – это почти 43% населения планеты и четверть мирового ВВП. Что позволило Владимиру Путину заключить, что площадка ШОС давно уже переросла региональный уровень, превратившись в один из мировых центров силы. (tass.ru) В этом с ним солидарна турецкая Hürriyet: «На проходящем в Циндао 18-й саммите ШОС организация позиционировала себя как альтернативный Западу центр силы». (hurriyet.com.tr) «Голос Америки» сформулировал свою точку зрения более жестко и в рамках общепринятой на Западе парадигмы: «…в последние годы Москва и Пекин все чаще используют ее (ШОС – А.И.) в качестве платформы для противодействия американскому и западному влиянию в Центральной Азии». (golos-ameriki.ru)

При этом в комментарии на переговоры на площадке ШОС, Le Figaro пришлось констатировать, что «Российский, иранский и китайский лидеры объединяются в Китае на фоне коммерческого и дипломатического конфликта с США в момент встречи G7 в Канаде, отмеченной глубокими разногласиями между Вашингтоном и его союзниками». (lefigaro.fr)

Примечательно, что уже в первый день визита Владимира Путина в Китай Дональд Трамп призвал восстановить формат «Большой восьмерки» (G8), вернув туда Россию. Заочно отвечая американскому президенту, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, заключил: «Мы делаем акцент на других форматах». С ним согласен Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги: «G8 принадлежит к определенной эпохе, и эта эпоха закончилась. Этот проект провалился. Интеграция России в западную систему — уже в прошлом». (inosmi.ru)

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции