Ближневосточный конфликт: переговоры и мирный процесс

12:48 16.05.2018 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Итамар Рабинович. Фото:carnegiecouncil.org.

В Московском государственном институте (университете) международных отношений при Министерстве иностранных дел России состоялась лекция известного израильского дипломата, экс-Посла Израиля в США и ведущего переговорщика с Сирией в 1993-1996 годах, Президента Института Израиля, профессора истории Ближнего Востока в Тель-Авивском университете, заслуженного  профессора Нью-Йоркского университета   Итамара Рабиновича «Переговоры и мирный процесс». Это мероприятие состоялось в рамках открытого страноведческого курса «Государство Израиль: история и современность» — совместного проекта МГИМО (У) МИД России и Института Израиля в Вашингтоне.

С 1971 года профессор Рабинович был деканом факультета Тель-Авивского университета, а также председателем Отдела ближневосточных исследований, директором Центра ближневосточных и африканских исследований Дайяна, деканом гуманитарных наук и его ректором.

В своем выступлении эксперт уделил особое внимание  теме переговоров и разрешения конфликтов в контексте арабо-израильского противостояния с 1977 года, ознаменовавшегося историческим визитом президента Арабской Республики Египет Анвара Садата в Израиль, и до современности. 

Как отметил  И.Рабинович, конфликт  между Израилем и арабскими государствами Ближнего Востока зародился как столкновение двух крупных национальных проектов – арабского и еврейского. Своего рода отправной точкой для его активизации стало обнародование  в 1917 году знаменитой «Декларации Бальфура», согласно которой британским правительством в Палестине  было одобрено создание «национального очага еврейского народа», вызвавшее  последовавший за ним приток  иммигрантов на Ближний Восток. Многочисленные противоречия  между Государством Израиль и палестинскими арабами привели со временем к незаживающей ране ближневосточного конфликта. Ключевыми арабскими странами, которые были втянуты в это противостояние, стали:  Египет,  претендовавший при Гамале Абделе Насере на гегемонию в регионе; Сирия, входившая  в 1958-1961 годах в  союз с ним, а также  Ливан. Однако в эпоху холодной войны и противостояния сверхдержав успех мирных переговоров  по палестинской проблеме во многом зависел от специфики политики   Соединенных Штатов Америки и Советского Союза в этом регионе. Важными событиями, неоднократно менявшими  геополитический расклад в регионе, стали первая арабо-израильская война и основание Израильского государства в 1948 году, «Шестидневная война» 1967 года между Израилем и коалицией арабских государств во главе с Египтом, а также победа исламской революции в Иране в 1979 году.

После смерти Насера сменивший его во главе Египта Анвар Садат, потерпев поражение в «Войне Судного дня» в 1973 году,  пришел к выводу, что страна платит слишком высокую цену за поддержку антиизраильских сил в регионе. В  ноябре 1977 года лидер Египта совершил первый в истории страны визит в Иерусалим и выступил в кнессете со своими мирными предложениями. Напомним, что премьер-министр Израиля Менахем Бегин, видный деятель правоцентристской  партии «Ликуд», был сторонником единой и неделимой страны, выступая против любых территориальных уступок арабской стороне. Однако по вопросу возвращения Египту Синайского полуострова, захваченного в ходе Шестидневной войны, Бегин был готов идти на компромисс. Официальный Каир этим воспользовался, для того, чтобы вернуть утраченные территории.

В сентябре 1978 года на саммите в Кэмп-Дэвиде, проходившем под председательством Президента США Джимми Картера Садат и Бегин договорились о мире, взаимном признании и передаче Синайского полуострова Египту. Мирный договор был заключен 26 марта 1979 года. Синай стал демилитаризованной зоной. Однако стоит напомнить, что  за подписание этого документа Садат заплатил собственной жизнью: в ноябре 1981 года он был убит заговорщиками  во время военного парада, посвященного восьмой годовщине форсирования Суэцкого канала в дни «войны Судного дня».

После заключения между Израилем и Египтом Кэмп-Дэвидских соглашений  центром  притяжения сторонником «пропалестинских» сил стала Сирия во главе с ее лидером Хафезом Асадом. Значительной проблемой для Израиля  стала политика, которую стал проводить Иран после произошедшей там Исламской революции и  свержения шаха Мохаммеда Резы Пехлеви. В 1975 году в Ливане вспыхнула гражданская война  между христианской и мусульманской  общинами страны, осложненная участием в ней Сирии, Государства Израиль  и палестинских беженцев.

Определенные изменения на пути к урегулированию палестино-израильского конфликта наметились в 1990-х годах, уже после распада биполярной системы международных отношений.  В сентябре 1993 года  премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и лидер «Организации освобождения Палестины», лидер ФАТХ Ясир Арафат подписали в Осло соглашения, согласно которым ООП признавала право Израиля на мир и безопасность. Вновь созданная Палестинская национальная администрация получила контроль над частью Западного берега реки Иордан и Сектором Газа.  Большое значение также отводилось снятию  противоречий между Израилем и Сирией, поскольку разногласия Дамаска и Тель-Авива по ливанской проблеме, как считалось тогда в Израиле и США,  значительно легче  разрешить, чем палестинский вопрос в целом. 

Однако уже со второй половины 1990-х годов ситуация вновь осложнилась. Этому способствовала не только активная политика поощрения Израилем переселенческой политики на Западном берегу реки Иордан, но   и ряд шагов, которые были предприняты Соединенными Штатами на Ближнем и Среднем Востоке фактически для изменения сложившегося статус-кво. Особое значение имело, в частности,   вторжение в Ирак и свержение режима Саддама Хусейна в 2003 году.  Кризис в Сирии,  переросший на волне событий так называемой «арабской весны» 2011 года в  международный конфликт с участием джихадистских организаций, а также важных региональных и мировых участников, включая Иран, Турцию, Саудовскую Аравию, лишь усложнил ситуацию.

Итамар Рабинович отметил, что между Израилем и Россией существует опасность военного столкновения на территории Сирии, но пока она минимальна, поскольку Тель-Авив стремится избегать слишком активного вмешательства в конфликт, ограничиваясь исключительно защитой собственных интересов в регионе.  Он также отметил, что между  нашими странами существуют каналы координации, которые позволяют предотвращать  столкновения сторон. Среди них особую роль сохраняет  «горячая линия» между командным пунктом в Тель-Авиве и российской авиабазой Хмеймим.  Совершенно иначе оценивают израильские политические круги иранское военное присутствие в регионе, которое уже привело к активизации деятельности ливанского движения «Хизбалла» в Сирийской Арабской Республике. «Это прямая угроза безопасности Израиля. Зачем им баллистические ракеты в Сирии?» - заметил дипломат.  

Израиль с пониманием относится К российскому присутствию в Сирии, Но обеспокоен активизацией Ирана и «Хизбаллы».

В то же время Итамар Рабинович отметил в своей лекции, что в Израиле с пониманием относятся к российскому присутствию в Сирии. Он добавил, что Россия располагает сильной оборонной промышленностью и стремится к тому, чтобы ее вооружение превосходило зарубежные аналоги, но не желает того, чтобы оно было «протестировано» в конфликте с израильской армией.

По словам эксперта, в сложившихся условиях Израиль должен действовать на международной арене продуманно и осторожно. В противном случае он рискует втянуться в конфликт с плохо предсказуемыми последствиями и стать заложником геополитической игры великих держав в регионе. 

Ключевые слова: Ближний Восток Иран «арабская весна» сирийский конфликт арабо-израильский конфликт Итамар Рабинович «Хизбалла»

Версия для печати