Сергей Лавров раскритиковал ход расследования крушения малазийского «Боинга»

23:55 13.04.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: mid.ru

Сегодня в Доме приемов МИД Сергей Лавров встретился с министром иностранных дел Нидерландов Стефом Блоком. Министры обсудили состояние двусторонних отношений, которое, по выражению главы российского МИД, «не может вызывать абсолютное удовлетворение», и торгово-экономические связи. Рост взаимной торговли за 2017 год был выше 20%. Чтобы закрепить эту тенденцию, Сергей Лавров предложил возобновить работу Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству (не созывалась с 2013 года). Так как Нидерланды в этом году стали непостоянным членом Совета Безопасности ООН, большое внимание на встрече было уделено международной повестке (обстановке в Сирии и на Ближнем Востоке в целом). «У нас есть общие интересы в борьбе с терроризмом, незаконной миграцией и наркотрафиком», – заметил Сергей Лавров.

В завершение пресс-конференции министры ответили на вопросы журналистов:

«Международная жизнь»: Тема расследования обстоятельств крушения малазийского «Боинга» - камень преткновения в российско-нидерландских отношениях. Россия критикует то, как ведется расследование, Нидерланды болезненно реагируют на критику и обвиняют Россию в попытке запутать следствие и в недостаточном содействии. С другой стороны, это предмет диалога, ведь вопрос расследования затрагивается почти во всех двусторонних контактах. Обсуждалась ли эта тема сегодня, удалось ли достичь большего взаимопонимания?

Стеф Блок: Действительно, мы обсуждали готовность со стороны РФ, со стороны господина Лаврова выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН 2166 и полностью сотрудничать в расследовании. Мы обсуждали информацию российской стороны по поводу непредвзятости голландского Совета по безопасности и Совместной следственной группы. Мы каждый раз поднимаем эти вопросы. Мы понимаем ту скорбь, которую испытывают потерявшие близких. Эти люди требуют более тщательного и глубокого расследования. Именно этим занимается Совместная следственная группа.

Сергей Лавров: Учитывая живой интерес голландских и российских журналистов и упоминание резолюции 2166, хочу напомнить, что мы были одними из инициаторов разработки и принятия этой резолюции, которая потребовала тщательного и объективного расследования трагедии, произошедшей с рейсом MH17, и поручила регулярно докладывать Совету Безопасности о том, как это расследование продвигается. От нидерландского правительства мы получили только одно письмо самого общего содержания без каких-либо конкретных фактов. Это было летом 2015 года. С тех пор никакой информации в Совет Безопасности не поступало. Также, вопреки резолюции ни разу Генеральный секретарь ООН не доложил о том, что происходит, хотя обязан это сделать в соответствие с содержащимся этой резолюции поручением. Мы неоднократно высказывали озабоченность по поводу того, как это следствие организовано. Один из самых первых вопросов на той стадии, когда была сформирована Совместная следственная группа: «Почему в нее не пригласили Малайзию?» Ответа не было. Но Малайзию пригласили в эту группу только 6 месяцев спустя после ее создания. Слава богу, что хоть это сделали. Как у нас говорят, лучше поздно, чем никогда. Во-вторых, мы действительно оказывали содействие расследованию и в ходе его технического этапа. Продолжаем оказывать содействие и сейчас, когда идет уголовное расследования. Мы отвечали и отвечаем на все вопросы голландской прокуратуры в рамках предоставления правовой помощи. Мы передали очень значительный объем информации. В том числе, подчеркну это особо, первичные необработанные данные радиолокационного наблюдения за воздушной обстановкой в момент катастрофы. И эти данные четко говорят о том, с каких направлений ракета могла подлететь, а с каких нет. Тем не менее, наши факты, замечания, комментарии не вполне принимаются в расчет Совместной следственной группой, а передаваемые нами материалы учитываются либо избирательно, либо поверхностно, либо просто не учитываются. Вот я упомянул про данные объективного радиолокационного контроля. Их нельзя подделать, их нельзя видоизменить. И они четко показали (то, что мы передали Совместной следственной группе) отсутствие ракеты с того направления, откуда, по мнению этой группы, она была запущена. В ответ (а он поступил через очень продолжительный период времени) нам сказали, что это не так и что есть два независимых эксперта (их имена не назвали нам), которые, рассмотрев данные с нашего объективного радиолокационного контроля, заявили, что наши радары просто не увидели ракету и не могли ее увидеть, потому что она быстро летела. Для специалистов вся абсурдность этого заявления очевидна. Поэтому, когда мы от независимого прокурора, который расследование ведет, в ответ на передаваемые ему научно выверенные объективные данные получаем анонимные опровержения такого свойства, о котором я упомянул, конечно, это вызывает вопросы особенно на фоне постоянных обвинений в наш адрес о том, что пытаемся увести следствие по ложному следу. При этом у Совместной следственной группы никаких вопросов не возникает, например, к Украине по поводу ее вклада в расследование. Хотя до сих пор ни один из украинских авиадиспетчеров, который в тот день дежурил, не был допрошен. Украинские данные радиолокационного наблюдения не получены следователями. Также, вызывает вопрос то, что голландские власти официально заявили, что вопрос о том, почему Украина не закрыла свое воздушное пространство (а этот вопрос задавали многие), не является предметом ведущегося расследования по линии Совместной следственной группы. Я это говорю не для того, чтобы в ответ на самый первый вопрос на пресс-конференции потребовать дипломатических шагов в отношении Украины, которая не сотрудничает со следствием, а просто упоминаю об этом, как о факте. Поэтому еще раз хочу призвать не отметать никакие версии и не пытаться подогнать все имеющиеся данные под известную и уже неоднократно озвученную в СМИ, еще до завершения расследования, версию. Нужно, как сказал мой коллега, обязательно добиваться правды. И это касается не только катастрофы с малазийским «Боингом». Это касается всех тех тем, которые мы сегодня обсуждали. Прежде всего, это темы связанные с применением химического оружия будь-то в Сирии, будь-то в Солсбери.