Печальные последствия коллапса ядерной сделки

13:09 21.03.2018 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


На днях президент США Дональд Трамп отправил в отставку государственного секретаря Рекса Тиллерсона. Главной причиной его отставки, о чем сказал сам Дональд Трамп, стали разногласия с ним, с президентом, по иранской сделке, то есть по вопросу о судьбе Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), документа по ядерной программе Ирана.

Отставку Тиллерсона можно объяснить тем, что президент Трамп уже принял решение о выходе из СВПД и ему лишь требуется бескомпромиссный главный дипломат, который организует этот процесс наилучшим для американского президента образом.

Еще во время предвыборной кампании Дональд Трамп заявил, что СВПД невыгоден США. Он долго искал «недостатки» и нашел их: отсутствие возможности для международных инспекторов контролировать абсолютно все объекты, в том числе военные; отсутствие гарантий, что Иран никогда не сможет получить ядерное оружие; ограниченность срока действия СВПД 10-15 годами; отсутствие запрета на создание Ираном баллистических ракет, способных нести ядерное оружие. Вот те четыре «изъяна», которые увидел в ядерной сделке Трамп, и которые он хочет компенсировать дополнительными соглашениями к СПВД или заменой СВПД на другой документ.

Претензии Трампа к СВПД не выдерживают критики. Об этом заявляют и в Европе, и в Иране. Так, заместительминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи сделал очень важное заявление: «Условие СВПД о том, что Иран не должен разрабатывать ядерное оружие является постоянным». Что касается ракетной программы, то г-н Аракчи объяснил, что ядерную проблему ИРИ нельзя смешивать с другими проблемами: «Если ядерная сделка будет связана с программой баллистических ракет Ирана или региональной деятельностью страны, мировые державы не только потеряют СВПД, но также потеряют возможность решения других сложных проблем. Если мы упустим СВПД, то столкнемся с еще одним ядерным кризисом».

Великобритания. Франция и Германия - три европейские страны участницы группы «5+1», которая вела трудные переговоры с Ираном и совместно с ним достигла реального успеха, - выступают за сохранение СВПД.

Президент Трамп оказывает сильнейшее давление на эти три страны, чтобы они последовали указаниям Вашингтона: или изменить СВПД или выйти из него. Под нажимом США в Париже и Лондоне состоялись два раунда консультаций, в которых участвовали высокопоставленные дипломаты всех четырех стран. Предстоят еще переговоры. Но пока европейцы предлагают, как считает Трамп, лишь «косметические меры». Он же настаивает на «значительных изменениях» этой бумаги, как он называет СВПД, а не «простого дополнения этого соглашения (СВПД) еще одним договором между США и европейскими странами».

Видимо, несогласие Лондона, Парижа и Берлина с американской политикой по отношению к СВПД и Ирану в целом, стало одной из причин, которая привела Трампа к решению именно сейчас поменять Рекса Тиллерсона на Майка Помпео на должности госсекретаря. Ведь Майк Помпео известен как крайне воинственно настроенный по отношению к ИРИ политик, готовый ужесточить позицию Вашингтона на иранском направлении и «дожать» европейцев.

Если американцы «додавят» Великобританию, Францию и Германию, то сделка развалится. Поскольку Иран выступает против любых изменений документа и любых новых переговоров по своей ядерной программе, вариант принятия дополнительных документов также исключается, а значит, тогда останется лишь путь развала СВПД. Но есть надежда (правда, незначительная), что надавить на европейцев не получится, и из сделки выйдут только США – тогда СВПД можно будет сохранить, так как Иран вроде бы готов выполнять все обязательства, если остальные участники сделки, кроме американцев, будут ее придерживаться. Хотя, откровенно говоря, в Иране по этому вопросу нет консенсуса, и высокопоставленные чиновники выражают разные мнения, в том числе и о выходе из СВПД в случае выхода из сделки США.

Развал сделки чреват значительными негативными международными политическими, юридическими, экономическими и военными последствиями.

Разрушение СВПД – это удар по ООН и Совету Безопасности Объединенных Наций. Ведь в единогласно принятой резолюции № 2231 от 20 июля 2015 года СБ ООН одобрил СВПД и утверждал, что полное осуществление будет способствовать международному миру и безопасности. В документе подчеркнуто, что члены Объединенных наций обязаны в соответствии со статьей 25 Главы V Устава ООН «подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их».

Разрушение СВПД – это и удар по режиму нераспространения ядерного оружия. СВПД – это знаменательный, можно сказать, второй после Договора о нераспространении ядерного оружия важный документ, на практике внесший большой вклад в дело нераспространения. Он на деле доказал, что можно обуздать ядерные амбиции отдельных стран. Если сделка рухнет, откроются различные лазейки для порядка 30 так называемых «пороговых стран», готовых создать собственное ядерное оружие. Вряд ли тогда Северная Корея поверит США и согласится принять на себя какие-либо обязательства по ограничению своих ядерной и ракетной программ.

Разрушение СВПД – это удар и по имиджу США, после отказа от СВПД превращающихся в крайне ненадежную сторону международной политики и международного законодательства.

Разрушение СВПД – это удар по экономике Евросоюза. ЕС после начала процесса снятия с ИРИ санкций активно осваивает  иранский рынок. Так, за 2017-й год товарооборот между Ираном и ЕС вырос в два раза: с почти $5 млрд. до почти $10 млрд, это показывает заинтересованность европейских компаний в иранском рынке. У Евросоюза довольно масштабные планы в отношении ИРИ.

Разрушение СВПД – это удар по президенту Ирана Хасану Роухани. СВПД – это большая победа иранского президента, основа и содержание его политики.  Роухани – договороспособный политик, которому удалось открыть Иран для всего мира.

У Роухани много политических противников в ИРИ, весьма сильных, с самого начала выступавших против соглашения и даже переговоров по иранской ядерной программе, и потому разрыв ядерной сделки может привести к кризису правительства Роухани, что способно переориентировать как внутриполитический, так и внешнеполитический курс Ирана. Если прагматичная политика Роухани прекратится, это может привести к большим проблемам, что не в интересах ни Ближнего Востока, ни всего мира.

Разрушение СВПД – это подарок радикальным фундаменталистским консервативным силам в Иране. У них появилась реальная надежда потеснить команду президента Роухани и вернуться на 5-10 лет назад к жесткой конфронтации со всем миром и, в первую очередь, с Западом, возобновить иранскую ядерную программу, причем с новыми политико-идеологическими целями – создания ядерного оружия уже без контроля МАГАТЭ и без оглядки на какие-либо переговоры.

Поразительно, но американский президент Трамп и его дипломатия действуют сейчас именно в интересах этих иранских радикальных сил.

Разрушение СВПД – это путь к эскалации напряженности в ближневосточном регионе и во всем мире. Вышедший из ядерной сделки и возобновивший свою ядерную программу Иран станет еще более ужасным жупелом для США, Израиля, Саудовской Аравии и других иранских оппонентов. Это путь к новому витку конфронтации с Ираном, что чревато не только экономическими потерями, но и реальной возможностью военного конфликта, способного разгореться в крупномасштабную войну.

Итак, сегодня за два месяца до дня Х – момента принятия окончательного решения президентом Трампом о политике США в отношении СВПД - ситуация вокруг ядерной сделки продолжает накаляться. Судьба ядерной сделки – под реальной угрозой.