Россия и Саудовская Аравия: энергетический альянс?

12:42 16.02.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Россия и Саудовская Аравия активно формируют энергетический альянс. Вслед за успешной координацией усилий в рамках заключения и пролонгации соглашения об ограничении добычи нефти в формате ОПЕК+, Москва и Эр-Рияд выстраивают взаимодействие в газовой сфере – прежде всего, на рынке сжиженного природного газа (СПГ) в рамках «арктических» проектов ПАО «НОВАТЭК».

Ключевым звеном указанного сотрудничества выступает готовность саудовской государственной компании Saudi Aramco войти в проект сооружения завода «Арктик СПГ-2» на всех этапах его осуществления – что свидетельствует о серьезных инвестиционных намерениях Эр-Рияда. Согласно имеющейся информации, модель участия компании в проекте может быть аналогичной схеме, использующейся в рамах проектной компании «Ямал СПГ», где ПАО «НОВАТЭК принадлежит 50,1% акций, французской компании Total – 20%, китайской компании CNPC – 20%, а еще 9,9% контролирует китайский «Фонд «Шелкового пути» (SRF).  В рамках вышеуказанного плана саудовский капитал займет в проекте «Арктик СПГ-2» место китайского с долей, аналогичной Total.

Глава «НОВАТЭКа» Леонид Михельсон на презентации стратегии развития компании до 2030 года заявил в декабре 2017 года, что Саудовская Аравия присматривается к участию во всей цепочке бизнеса сжиженного природного газа: от добычи газа до маркетинга СПГ: «Было совместное рассмотрение СПГ-проектов во всех звеньях. Саудовская Аравия, наверное, одна из главных стран в своем регионе, сама собирается потреблять газа больше, чем у нее сегодня есть. И как партнер вообще на этом рынке они, конечно, присматриваются, чтобы во всей цепочке создания СПГ быть: и в добыче, и в сжижении, и в транспорте, и в маркетинге». (rbc.ru)

Намерение компании Saudi Aramco войти в проект «НОВАТЭКа» именно в качестве учредителя, а не покупателя российского СПГ, подтвердил в Эр-Рияде министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих: «Это большой проект. Он станет частью газовой стратегии Aramco». (vedomosti.ru)

Король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз Аль Сауд провел 14 февраля встречу с министром энергетики России Александром Новаком, посетившим Эр-Рияд в составе представительной делегации с участием главы Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева. Последний анонсировал ​подписание компанией S​audi Aramco соглашения о партнерстве с российским СПГ-проектом. «Да, саудовские инвесторы проявляют интерес к российским СПГ-проектам. И сегодня очень важное подписание соглашения о партнерстве Aramco с одним из наших ведущих СПГ-проектов», - подчеркнул глава РФПИ.

Интерес Саудовской Аравии к российским проектам в сфере СПГ, согласно имеющимся данным, носит устойчивый стратегический характер и объясняется рядом долгосрочных факторов.

Во-первых, данный курс тесно связан с общей политикой саудовских властей на диверсификацию своей энергетической безопасности, учитывая возрастающие внутренние потребности в энергии на фоне стремления сохранить и даже увеличить собственную долю на мировых сырьевых рынках. В настоящее время Саудовская Аравия добывает около 110 млрд кубометров газа в год, которые целиком идут на внутреннее потребление. В ближайшие 10 лет страна намерена удвоить собственную добычу газа, но при этом активно ведет переговоры с внешними партнерами – прежде всего США и Россией. «Скромный портфель газовых добывочных активов приводит к тому, что нефть нередко используется в качестве топлива электростанций. Саудовцам участие в «Арктик СПГ – 2» может быть интересным и в качестве диверсификации рисков развиваемого газового бизнеса компании, и как возможность покрытия внутреннего спроса», - отмечают в аналитической компании Vygon Consulting. В ходе состоявшейся в декабре 2017 года церемонии начала отгрузки СПГ с завода «Ямал СПГ» российский президент Владимир Путин прямо предложил саудовскому министру энергетики экономить нефть, покупая российский газ, на что Халид аль-Фалих ответил: «Поэтому я здесь». (rbc.ru)

Второй ключевой фактор – стремление Саудовской Аравии укрепить свои позиции на мировом рынке СПГ в контексте сохраняющегося противостояния с Катаром, являющимся мировым лидером по поставкам сжиженного природного газа, а также американских поставок. По итогам 2017 года компания Qatar Petroleum увеличила зарубежные поставки СПГ до 77 млн тонн, а в течение ближайших пяти-семи лет намерена увеличить экспорт еще на 30% - до 100 млн т в год. Как прогнозируют в Raiffeisenbank, газ «Арктик СПГ-2» сможет конкурировать с катарским сжиженным газом как один из самых дешевых по себестоимости производства в мире в том случае, если будут выполнены планы снижения затрат на строительство завода на 30% по сравнению с проектом «Ямал СПГ».​  «В 2013–2014 годах мы декларировали, что к 2035 году займем до 10% мирового рынка СПГ, - напоминает заместитель министра энергетики России Кирилл Молодцов. - Сейчас предполагаем, что доля России может быть больше, около 15–20%. Это будет зависеть от трех факторов: ресурсной базы, технологических возможностей и наличия спроса на рынке. Первое – ресурсы – у нас априори существует, а вот к технологиям пока есть вопросы. Поэтому развитие технологий по крупнотоннажному сжижению сейчас должно быть главной точкой приложения усилий. Что касается перспектив, мы предполагаем, что следующее окно спроса на сжиженный газ придется на 2025–2027 годы. К этому времени мы должны успеть». (vedomosti.ru)

А, следовательно, участие Saudi Aramco в данном проекте представляет собой для Эр-Рияда не только экономическое, но и геополитическое значение.

В настоящее время в число ведущих мировых экспортеров СПГ входят Катар (76,8 млн тонн в год), Австралия (41,8 млн тонн), Индонезия (15,6 млн тонн), Алжир (11,7 млн тонн), Тринидад и Тобаго (10,5 млн тонн) и Россия (10,3 млн тонн). Однако у ряда из них отмечаются проблемы, связанные с сохранением текущих поставок (в первую очередь, у Австралии, а также у Алжира), что позволяет России рассчитывать на увеличение собственной доли в мировом спектре потребления сжиженного природного газа. «Стратегия Saudi Aramco направлена на диверсификацию деятельности и географическую экспансию. Проекты «НОВАТЭКа» более конкурентоспособны по сравнению с заводами по сжижению газа из Австралии, а в американские проекты по СПГ саудовцев не приглашают», - отмечает в этой связи заместитель генерального директора российского Института экономики и финансов Алексей Белогорьев.

Следует учитывать и угрозу финансово-экономическим интересам Саудовской Аравии со стороны сланцевой индустрии США. «Москву и Эр-Рияд сблизил общий враг», - отмечает в этой связи лондонская газета The Financial Times и продолжает: «Несколько лет назад сближение Москвы и Эр-Рияда казалось немыслимым. Но это произошло благодаря общему врагу - американской сланцевой нефти. Обвал цен на нефть начался в 2014 году, когда применение фрекинга привело к образованию потоков нефти, хлынувших на мировой рынок из США. Другие производители сырой нефти оказались к этому неготовыми и были вынуждены начать сотрудничество». (ft.com)

Подобное сотрудничество закономерно развивается как на нефтяном, так и на газовом треках. Впервые саудовская сторона конкретно заявила об интересе к проектам «НОВАТЭКа» в октябре 2017 года. А в декабре минувшего года министр энергетики Халид аль-Фалих, как уже говорилось выше, был почетным гостем церемонии торжественной отгрузки первой партии сжиженного газа, произведенной на заводе «Ямал СПГ». «Справедливо говорить об энергетическом партнерстве в разных областях, в том числе в сфере природного газа. Таким образом, нет ничего, что могло бы помешать этому, если это экономически осуществимо», - подчеркнуло в этой связи саудовское издание Maaal.

Вопрос взаимодействия Москвы и Эр-Рияда в энергетической сфере обсуждался в ходе телефонного разговора президента России Владимира Путина с саудовским королем Сальманом Бен Абдель Азизом Аль Саудом 14 февраля текущего года. В ходе данного разговора, по сообщению президентской пресс-службы, обсуждался «широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества», и в частности была «выражена готовность к наращиванию плодотворной координации на мировых рынках углеводородов». (kremlin.ru)

Существует и третий фактор, объясняющий нынешнюю активность Саудовской Аравии в поисках возможности взаимодействия с Россией. Он связан с изменениями военно-политической ситуации во всем регионе Ближнего и Среднего Востока и со складыванием здесь новой конфигурации альянсов и влияний – среди которых особое место принадлежит укреплению позиций Турции и Ирана.

Кроме того, в последние месяцы отмечается нарастание напряженности вокруг газовых месторождений Восточного Средиземноморья, где завязывается клубок экономических и территориально-политических противоречий Греции, Кипра, Турции, Египта, Израиля и Ливана, чреватый дестабилизацией поставок энергоресурсов в Европу через турецкие маршруты. Полномасштабный военный конфликт, связанный с офшорным районом Кипра, Ливана и Израиля способен, в частности, заблокировать маршруты транзита нефти через Джейхан мощностью в 1,6 млн баррелей в сутки. (vestifinance.ru)

Сложившаяся ситуация в целом выглядит благоприятной для России, которая может активнее привлекать саудовский капитал, а также координировать с Эр-Риядом деятельность как на мировых газовых рынках, так и на «площадке» соглашения ОПЕК+. Кроме того, можно прогнозировать новые конструктивные шаги саудовской стороны в контексте подготовки первичного публичного размещения акций (IPO) компании Saudi Aramco. Гибкое использование европейского (прежде всего, французского), китайского и саудовского векторов выглядит в русле реализации российских СПГ-проектов весьма многообещающе.