Учредительное собрание vs. Советы: в преддверии Гражданской войны

17:49 15.02.2018 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Объединенное заседание III  Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Из архива «Большой Российской энциклопедии». Источник: russianphoto.ru.

В наступившем 2018 году  исполнилось  100-летие  созыва III съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Он состоялся 10-18 (23-31) января 1918 года в Петрограде, в Таврическом дворце. На нем получили окончательную легитимацию новые принципы власти,  а Российская  Социалистическая Советская Республика провозглашалась добровольным союзом народов России и федерацией советских республик. 18(31) января 1918 года съезд принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая позже в качестве вводного раздела  вошла в состав Конституции РСФСР. Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету было поручено разработать положения Основного закона для внесения на следующий съезд Советов.

III  съезд Советов проходил в довольно сложной политической обстановке. 5(18) января 1918 года в Петрограде состоялось первое и, как вскоре стало понятно, единственное заседание Учредительного собрания, которое было распущено по постановлению ВЦИК за отказ утвердить основные декреты большевистского правительства. Парадокс заключался в том, что подавляющее большинство голосов в российский аналог Конституанты получили именно социалистические партии, и прежде всего партия эсеров. Почему роспуск Учредительного собрания стал возможным и не вызвал серьезного противодействия? Как утверждалась советская власть в центре и на местах? Как страны Антанты решали вопрос о вмешательстве во внутренние дела России? Ответам  на эти вопросы был посвящен круглый стол, состоявшийся недавно в Москве. В нем приняли участие известные историки, специалисты по истории России и революционного движения. Мы приводим лишь выступления, представляющие, с нашей точки зрения,  наибольший интерес.

«Внутренняя гражданская война» и ее исход

Доклад кандидата исторических наук Ярослава Листова был посвящен истории и современному наполнению широко использовавшегося в советской историографии термина  «триумфальное шествие советской власти».  

Еще в первые десятилетия СССР возник вопрос о периодизации истории Гражданской войны. Значительное внимание этому вопросу было уделено известным историком И.Минцем, под редакцией которого в свое время вышел многотомный труд  «История Гражданской войны в СССР».  Как минимум, начиная с этой работы,  триумфальное шествие советской власти рассматривалось как первый этап противостояния,   который проходил исключительно с опорой на внутренние ресурсы   и не был катализирован влиянием извне. Возможности для подобной войны были исчерпаны уже к весне 1918 года.

После развала СССР, начиная с 1992 года, этот термин был  полностью исключен из всех учебников по истории, причем отдельным распоряжением Министерства образования России  он был изменен на «установление власти большевиков на местах». Более того, этот вопрос принципиально игнорировался в историографии  на протяжении последних 25 лет, и только, начиная с 2015-2016 годов,  вновь стал появляться, но теперь уже как миф советской истории. По словам Я.Листова, подобную трактовку стремятся продвигать в печати  историки либерального и белогвардейского направления, в том числе журнал Народно-трудового союза «Посев».

В опровержение основных тезисов  советских времен приводятся  примеры  вооруженных столкновений  сторонников и противников большевистской власти в Москве, Иркутске и ряде других городов. По мнению Я.Листова, выглядит это довольно странно, поскольку прежняя  историография, естественно, никогда не отрицала  подобных выступлений. Если взять за основу любой советский учебник, то в нем утверждалось, что в ряде мест победа советской власти потребовала недель и месяцев тяжелых боев.

Кроме того, критики этого термина нередко акцентируют внимание на событиях первых двух недель после Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. То есть длительный период, начавшийся с 25 октября 1917 года и завершившийся в марте 1918 года, оказался  в их представлении  ограничен очень узкими рамками. Эти две недели были выбраны не случайно, поскольку они не характеризуют со всей полнотой распространение влияния большевиков, перехода к ним власти, а, соответственно, позволяют говорить о том, что данный термин мифологизирован, а большевики были всего лишь узурпаторы, а  их приход к власти был незаконным  и не  поддержанным большинством населения. В этой логике события, связанные с разгоном Учредительного собрания в январе 1918 года, легко представить как пролог Гражданской войны.

Очень показательны именно вооруженные выступления этого периода. Основными очагами сопротивления стали Москва, включая мятежи юнкеров в Московском Кремле, Иркутске (в декабре 1917 года), в Екатеринодаре.

Таким образом, противостояние советской власти там, где она опиралась на серьезную поддержку рабочих, было представлено юнкерами, в меньшей степени офицерством и школами прапорщиков.

Вторая социальная группа, на которую мог рассчитывать антибольшевистский мятеж – это казачество, начиная с выступления Керенского и Краснова, и до выступления А. Дутова в Оренбурге, А. Каледина на Дону, Г. Семенова в Забайкалье. Однако и их  возможности после падения Кубанской Рады весной 1918 года также стали незавидны.  В то же время выступление А.Каледина было бы невозможно без поддержки со стороны дипломатических каналов Лондона и Вашингтона. Например, согласно сохранившимся документам, США направили ему 75 автомобилей, британцы направили из своих резервов 78 тыс. винтовок и более 200 тыс. патронов.  Третьей  социальной  группой  стали  националисты на окраинах бывшей империи (среди них – Центральная Рада в Киеве, Закавказский сейм в Тифлисе). Свержение Чехословацким корпусом в мае-июне 1918 года советской власти в Поволжье и вдоль Транссиба приводит к формированию новых социальных групп, противостоящих большевикам, но они формируются уже в процессе самой Гражданской войны.

Логика утверждения власти большевиков на местах непосредственно связана с их деятельностью  в предоктябрьский период. Там, где  РСДРП(б) получает наибольшую поддержку и оптимальные условия для своей деятельности, власть перешла  к ним мирным путем. В тех регионах, где у них отсутствовала разветвленная сеть организаций и агитации, у их противников появились определенные ресурсы. В качестве примера для сопоставления можно привести Центральную Россию, где еще до 1917 года произошло размежевание большевиков со своими политическими противниками,  и Сибирь, где до сих пор продолжали действовать организации объединенной РСДРП, фактически отказывавшиеся брать власть в свои руки.

Важно учитывать и тот факт, что большевики, по собственному признанию Ленина,  сравнительно легко получили поддержку в армии, на большинстве фронтов. Именно вооруженные силы, и в первую очередь солдатские организации,  сыграли важнейшую роль в утверждении их власти. Это была единственная структура, которая имела оружие и подготовленных бойцов.  То же самое мы видим и со стороны противников «красных». Почему мятеж Чехословацкого корпуса имел для советской власти тяжелые последствия? В первую очередь потому, что от Самары до Читы были свергнуты советские  органы власти, по преимуществу представленные гражданскими лицами.

В 50% уездов страны советская власть утвердилась к декабрю 1917 года, еще в 46% - к марту 1918 года.

Поддержка армией красного Петрограда  позволила говорить не только о том, что советская власть сохранится, но и то, что вооруженные силы, большей частью состоявшие из крестьян, также эту политическую линию поддерживали. Уход этой армии в деревню и передел земли способствовали распространению этой  информации в регионах.  Так  распространение советской власти началось с промышленных районов, а к весне 1918 года – охватило уже и  сельскохозяйственные. Из 97 крупных городов империи  в 80 советская власть утвердилась абсолютно бескровно. В 17 были вооруженные противостояния,  с жертвами больше 200 человек – только в 4 регионах, причем большинство погибших – мирное население и большевики. Это, прежде всего, Москва, где произошел расстрел почти 300 революционно настроенных солдат в Кремле; Иркутск, где были расстреляны более 150 мирных жителей на переправе через Ангару. Среди погибших были женщины, дети и подростки, часть из которых утонула в реке.

В 50% уездов советская власть была установлена уже в декабре 1917 года, в 46% - к марту 1918 года. К этому периоду гражданская война в России прекратилась, закончившись полной и относительно бескровной победой большевиков.

Была ли предопределена интервенция?

По словам  кандидата исторических наук, профессора  Владимира Корнеева,  в последнее время все чаще в современных школьных и вузовских учебниках начало Гражданской войны датируют октябрем 1917 года.  Следует отметить, что определенный вклад в подобный подход внесла и отечественная историческая наука. Так, например, известный советский и российский историк, академик РАН Юрий Поляков в своих последних научных трудах посчитал необходимым вести отсчет Гражданской войны с  февраля 1917 по 1922 года. Однако при подобном подходе происходит девальвация самого понятия. Всякая война представляет собой особое состояние общества, враждебное  миру. Для него характерно формирование чрезвычайных органов власти, централизация и милитаризация экономики, подчинение всей жизни общества главной цели – обеспечению условий для победы. Кроме того, война всегда ведется вооруженными силами, создаваемыми государством.

 Если провести ретроспективный анализ хода событий, разворачивавшиеся в России, начиная с октября 1917 года и до января 1918-го, то мы увидим постепенную активизацию внешнего фактора. Последние исследования ясно показали, что страны Антанты уже начиная с июля-августа 1917 года не исключали  варианта организации интервенции в России. В меморандуме, принятом на конференции альянса в июле 1917 года, говорилось: «Союзные правительства должны пойти на любые жертвы, чтобы удержать Россию в коалиции путем предоставления ей поддержки во всех жизненных областях, влить в правительство энергию, необходимую для того, чтобы любой ценой продержаться до конца». 

В 2014 году благодаря усилиям сотрудников  Государственной публичной исторической библиотеки был переиздан ценный источник -  дневник  британского посла в Париже в 1914-1919 годах сэра Фрэнсиса Берти, впервые вышедший на русском языке в 1927 году. В нем красной линией проводится твердая убежденность дипломата в том, что Россия обязана в этой войне всесторонне выступать в защиту интересов ведущих западных держав. Таким образом, интервенция была явлением,  запрограммированным изначально в силу развала фронта и тех событий, которые происходили на театре военных действий и в тылу.

Нередко говорят о том, что Антанта начала интервенцию сравнительно поздно (только в марте 1918 года), поскольку она не располагала силами и средствами, которые были скованы на Западном фронте.  Это также не вполне соответствует действительности. Дело в том, что руководство стран Согласия уже с лета 1917 года искало внутри России те силы, на которые оно могло бы опереться. Вначале союзники с энтузиазмом восприняли назначение в июле 1917 года   А.Керенского на пост премьер-министра, но затем, увидев его слабость, стали делать ставку на Л.Корнилова.

После провала корниловского выступления в стране начали активно создаваться офицерские организации. Руководство альянса решало: на кого опереться? Еще в мае  1917 года в Петрограде  был образован «Республиканский центр».  Сохранились письма будущего вождя Добровольческой армии генерала от инфантерии Михаила Алексеева своей в одном из которых он, в частности,  сообщает: «В октябре мы уже имели офицерскую организацию в Москве». В ноябре 1917 года он прибывает в Новочеркасск, а уже через месяц, 12(25) декабря, на Дону  была основана Добровольческая армия.

Что же  происходило в эти дни в Советской республике?

С первых дней новая власть объявила о демобилизации старой армии. Первоначально, как известно,  большевики были убеждены, что постоянная армия не нужна, поскольку победа социализма делает возможной ее замену всеобщим вооружением народа на милиционных принципах. Кроме того, роспуск вооруженных сил был предопределен объективными причинами, и прежде всего, развалом фронта. 

В октябре-ноябре 1917 года новое правительство  в Петрограде  в качестве основной задачи ставит реорганизацию и демобилизацию военной промышленности. Один из проектов постановлений СНК так и называется «О переводе военных заводов на хозяйственно-полезные работы». Заместитель председателя Кронштадтского совета Ф.Раскольников, и заместитель наркома финансов И.Гуковский получают личное распоряжение Ленина прибыть с ревизией в Народный комиссариат торговли и Народный комиссариат промышленности, составить список заказов хозяйственной продукции и разместить эти заказы на военных заводах. Фактически предполагалось пересмотреть смету на 1918 год с точки зрения дальнейшей конверсии. Поэтому тезис ряда исследователей о начале гражданской войны сразу после прихода к власти большевиков вряд ли следует считать достаточно обоснованным.

К мысли о необходимости воссоздания постоянной армии В. Ленин приходит только в декабре. В эти дни в Петрограде созывается Съезд  делегатов армейских советов. Председатель Совнаркома  составляет анкету из 10-12 вопросов, раздает ее делегатам. Этот импровизированный социологический опрос наглядно показал, что старая армия воевать не может. Эта ситуация и постепенное обострение международной обстановки  подтолкнули политическое руководство республики задуматься о создании новой социалистической армии. 15 (28) января  1918 года был издан  Декрет об образовании Рабоче - Крестьянской Красной Армии, а на следующий день -  и Флота.

 

Судьба Учредительного собрания

Почему же большевики пошли на столь рискованный шаг, как роспуск Учредительного собрания? На этот вопрос ответил доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ им.М.Ломоносова Андрей Колганов. «Известно, что большевики первоначально поддерживали идею созыва Учредительного собрания, вплоть до обвинения своих противников в затягивании этого процесса. –  отметил  он. - До октября 1917 года В.И.Ленин и его сторонники рассматривали этот представительный орган  как возможную демократическую форму отстранения от власти  самоназначенного Временного правительства. Однако накануне и после Октябрьского восстания ситуация в корне изменилась». 

Как считает А.Колганов, процесс большевизации советов, произошедший в августе-октябре 1917 года и сопровождавшие его события в стране, показали: те партии, которые весной и летом составляли большинство в Советах, страшились брать всю полноту власти в свои руки. Кроме того, логикой своих действий они  доказали свое нежелание и неспособность бороться за те программные лозунги, которые сами же  и выдвигали. Перед Лениным и его единомышленниками встал неизбежный вопрос выбора между двумя формами политической власти – советской  и парламентской. Первая, как представлялось,  на деле доказала свою способность выступить в качестве реальной силы, которая организует политическую власть в стране и позволяет проводить политику в интересах большинства. Вторая  этого совершенно не доказала.

Когда в январе 1918 года собралось Учредительное собрание, где большинство принадлежало социалистическим партиям, которые, однако, не намеревались  поддерживать линию советского правительства, перед большевиками встал  выбор: сохранить советскую власть, как это было написано в Декларации трудящегося и эксплуатируемого народа, или передать власть в руки тех, кто отказывается признавать власть советов и готов пойти на переформатирование политического режима. Фактически для РСДРП (б) вопрос о признании политического верховенства большинства в Учредительном собрании означал отказ от советской системы власти, пользовавшейся поддержкой значительной части рабочих и крестьянства,  и передачу полномочий в руки весьма ненадежных оппонентов по левому флангу, на что они не могли пойти.  При этом Советы крестьянских депутатов занимали  позицию гораздо более левую, чем значительная часть социалистов -  депутатов Учредительного собрания. Эсеры, получившие большинство в Учредительном собрании и входившие в состав Временного правительства, так и не провели земельную реформу, и в итоге инициативу перехватили у них большевики. «Поэтому когда говорят, что роспуск Учредительного собрания послужил спусковым крючком для начала Гражданской войны, это неверно, прежде всего,  с фактической точки зрения, - пояснил А.Колганов. - Никаких серьезных выступлений против власти этот жест не вызвал». Отметим, что единственной    прямой реакцией стала  демонстрация   в Петрограде 5(18) января 1918 года и ее последующий разгон силами красногвардейских и латышских частей. Похожие события произошли и в Москве.

Разумеется, в ходе последующего вооруженного противостояния большевистской власти использовался лозунг Учредительного собрания, однако А.Колганов считает, что переоценивать его было бы неверно. Скорее это был удобный предлог, который, если использовать  терминологию известного меньшевика и будущего советского дипломата И.Майского, позволял консолидировать силы «демократической контрреволюции». При всех  колоссальных издержках политики военного коммунизма и продовольственной диктатуры, а также многочисленных восстаниях в тылу красных, крестьяне предпочли поддержать большевиков, а не их противников.

«Вологодский штаб» иностранной интервенции

Известный политический публицист, главный редактор информационного портала KM.RU Андрей Паршев в своем полемическом выступлении отметил, что Антанта была активным участником революционного процесса в России.  «Необходимо помнить, что заинтересованность в свержении монархии была не только у большевиков, - подчеркнул он. - В известном смысле можно сказать, что свержение монархии готовили и будущие «белые». В пользу этого говорит один сравнительно малоизвестный факт. Петербург получал ежегодные  субсидии от Лондона на ведение войны. В противном случае не удавалось сбалансировать бюджет. В конце  1916 года британский Кабинет министров  отказался предоставить средства  царскому правительству и соглашался  ее дать при условии формирования так называемого ответственного правительства, тем самым поддержав требования так называемого  Прогрессивного блока в IV Государственной думе, который с 1915 года открыто противостоял  Николаю II».

Как подчеркнул А.Паршев, процесс установления советской власти на местах был сложным и неоднозначным. Например, на севере страны, в Архангельской губернии, где у большевиков были менее прочные позиции, чем в Центральной России, основные революционные преобразования осуществляли местные эсеры, занимавшие значительно более радикальные позиции, чем их непосредственное руководство в Петрограде.

Свою специфику имела и интервенция англичан и французов на севере и северо-западе страны. Первоначально она  подавалась державами Согласия как вынужденная мера для того, чтобы удержать Восточный фронт против стран Четверного союза. Если доверять мемуарам Роберта Брюса Локкарта, то судьбоносное решение о том, что размещение военных частей в Россию  должно быть осуществлено без согласия красной Москвы, было принято на совещании глав дипломатических представительств  в конце мая 1918 года в Вологде, куда  в марте  переместился   дипломатический корпус  стран Антанты.  Оттуда на побережье  Белого моря  были направлены эмиссары, задачей которых стало формирование условий для захвата Архангельска. Для этого  под видом репатриации в город  были направлены некоторые воинские части. 2 августа 1918 года произошел военный мятеж, в ходе которого местная советская власть была свергнута. Вскоре при прямой поддержке английских, французских и американских войск здесь было образовано «Временное правительство Северной области» во главе с народным социалистом Николаем Чайковским. Так Гражданская война охватила Русский Север.