Михаил Богданов: «Первые рейсы в Каир отправятся в ближайшее время»

18:44 14.02.2018 Андрей Онтиков, Татьяна Байкова


Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД РФ Михаил Богданов — о возобновлении авиасообщения с Египтом и ситуации в Сирии.

Россия и Египет возобновляют регулярное авиасообщение. В первую очередь речь идет о рейсах между столицами, далее будет приниматься решение и о полетах в Шарм-эш-Шейх и Хургаду. Об этом заявил спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов. В интервью «Извес­тиям» дипломат рассказал о перспективах сирийского урегулирования, судьбе Башара Асада, а также об урегулировании палестино-израильского конфликта.

— США ранее объявили о подготовке в Сирии «сил безопасности границы». Речь идет о 30-тысячном формировании, костяком которого должны стать курды. В самом так называемом федеративном регионе на севере Сирии прошли выборы разного уровня. Есть ли у России какой-то рецепт, чтобы обратить вспять набирающие силу дезинтеграционные процессы?

— Такой рецепт у нас есть. Это резолюция 2254 СБ ООН, а также основополагающие принципы международного права, опирающегося на Устав ООН. Резолюцию следует выполнять, а принципов — строго придерживаться.

 

Как продемонстрировал недавно состоявшийся в Сочи конгресс сирийского национального диалога, участие в котором принимали в том числе и этнические курды, хотя и не связанные с партией «Демократический союз», которой в настоящее время принадлежат ведущие позиции в районах севера и северо-востока Сирии (не буду распространяться о причинах этого, они известны), сирийский народ твердо настроен на сохранение единства, суверенитета и территориальной целостности своей страны. Об этом четко и ясно говорится в заключительном заявлении конгресса. Никто из делегатов, выступавших на форуме, не призывал к дезинтеграции Сирии.

Более того, могу со всей откровенностью заявить, что так вопрос не ставил ни один представитель сирийских курдов, с которыми мне ранее приходилось встречаться.

По нашей оценке, ответственность за разогрев сепаратистских настроений среди некоторой части курдов ложится прежде всего на неуклюжие действия наших американских партнеров. У курдов они создали иллюзию того, что курды северной Сирии, что бы они ни делали, будут находиться под защитой и покровительством США. А у турок — спровоцировали самые серьезные опасения за безопасность южной границы страны, которую американцы собирались, как можно было понять из некоторых заявлений их официальных представителей, передать под контроль курдских формирований, подготовленных и вооруженных американскими инструкторами. Печальный результат известен. Поэтому еще один элемент нашего рецепта состоит в рекомендации всем внешним силам, пытающимся оказать влияние на ситуацию в Сирии, действовать с учетом непростых региональных реалий и специфики этой весьма своеобразной страны с богатой историей и национальными традициями.

— Центральной неурегулированной проблемой остается судьба президента Сирии Башара Асада. Партнеры не демонстрируют гибкости по этому вопросу. Каким вы видите выход из ситуации?

— Судьба Башара Асада — это вопрос самого Башара Асада и сирийского народа, который доверил ему руководство страной через конституционный механизм — выборы. Данный вопрос никак не касается упомянутых вами партнеров, которые не вправе навязывать свою волю народам независимых государств.

Если же сирийская оппозиция полагает, что сирийский народ в большей степени устраивала бы другая кандидатура на посту президента страны, то ей необходимо скорее бежать на переговоры в Женеву, вести их ответственно и конструктивно, без каких-либо предварительных условий с тем, чтобы в конечном итоге реализовать положение резолюции 2254 СБ ООН, предусматривающее конституционную реформу и выборы на ее основе под надзором ООН. Только одержав победу в ходе таких выборов, эти противники действующей власти достигнут своей цели. У меня, однако, есть серьезные сомнения, что сирийцы их поддержат.

— Россия возобновила авиасообщение с Египтом, но пока речь идет только о прямых рейсах в Каир. Есть ли понимание, когда начнутся полеты в курортные Шарм-эш-Шейх и Хургаду?

— В соответствии с договоренностями президентов двух стран сейчас обеими сторонами ведется практическая работа по возобновлению прямого авиасообщения между Москвой и Каиром. Рассчитываем, что первые рейсы отправятся уже в ближайшее время.

Что касается полетов в Шарм-эш-Шейх и Хургаду, то это решение будет приниматься с учетом опыта взаимодействия авиационных властей двух стран и авиаперевозчиков в аэропорту города Каира и в контексте ситуации с безопасностью в регионе в целом.

— Палестинский лидер Махмуд Аббас заявил, что «договоренностей (по урегулированию конфликта с Тель-Авивом), достигнутых в Осло, больше не существует», а центральный совет Организации освобождения Палестины призвал приостановить признание Израиля в качестве государства. Всё это — в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим израильской столицей. Готова ли Россия взять на себя инициативу и попытаться остановить набирающую обороты деградацию ситуации, в том числе выступив вместо американцев посредником в урегулировании?

 

— Действительно, ситуация в ближневосточном урегулировании после упомянутого вами решения администрации США по Иерусалиму значительно осложнилась. Прежде всего это отразилось в виде обострения обстановки «на местах», в том числе вокруг сектора Газа. Негативные последствия наблюдаются и на политическом уровне: с резкими заявлениями в адрес США и Израиля выступили лидеры стран Организации исламского сотрудничества, заметно ужесточилась и риторика палестинцев. В Рамалле вообще приняли решение прекратить контакты с США в вопросах урегулирования с Израилем.

Удовольствия от такого развития событий мы, конечно же, не испытываем, но и неожиданным его назвать нельзя. С самого начала мы говорили, что подобные односторонние действия, вроде тех, на которые пошли американцы, будут иметь дестабилизирующий эффект и вряд ли послужат делу мира. К сожалению, пока всё идет именно по такому сценарию.

Что касается вашего вопроса о посредничестве между палестинцами и израильтянами, то на этот счет мы свою позицию не скрываем. Считаем, что в одиночку никто не способен найти решение этого застарелого конфликта. Последние два десятилетия, когда, по сути, наблюдалась монополия одного иностранного игрока на палестинском треке, особенно показательны. Как у нас говорят, а воз и ныне там. Именно поэтому мы всегда говорили о необходимости скоординированной работы международного сообщества. И здесь у нас уже имеется соответствующий формат — ближневосточный «квартет» международных посредников, в который помимо нас входят также США, ЕС и ООН. Нельзя забывать, что «четверка» представляет собой единственный на сегодняшний день международно признанный механизм сопровождения палестино-израильского урегулирования. Мы выступаем за то, чтобы активизировать деятельность этой структуры. Работаем над этим со всеми партнерами по «квартету».

Не отказываемся и от усилий в своем национальном качестве. Осенью 2016 года мы продвигали инициативу организации палестино-израильского саммита в Москве под эгидой президента России. Исходили тогда из того, что возобновление прямого политического диалога между сторонами способствовало бы разрядке напряженности. Верим в это и сегодня. Поэтому по-прежнему готовы предоставить свою площадку для подобного контакта, если сами стороны сочтут это полезным.

 

Оригинал интервью: https://iz.ru/707705/andrei-ontikov-tatiana-baikova/pervye-reisy-v-kair-otpraviatsia-v-blizhaishee-vremia

Ключевые слова: США Египет ООН ЕС Израиль Дональд Трамп Башар Асад Михаил Богданов Махмуд Аббас СБ ООН Шарм-эш-Шейх Хургада

Версия для печати