Иран в Сирии: цена помощи

14:07 01.01.2018 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


Иранское военно-политическое руководство, как и лидеры ведущих держав, так или иначе причастных к событиям в Сирии, заявило о разгроме террористической организацией Исламское государство (ИГ, запрещенная в России). В Сирии начался новый, как надеются многие, мирный, дипломатический этап политико-военного противостояния многочисленных, порой противостоящих друг другу сил - сирийских, региональных и мировых.

Иран был первым, кто выступил в поддержку режима Башара Асада еще в 2012 году. И это понятно. Значение Сирии для Ирана абсолютно. Так, военно-политическое руководство ИРИ еще до сирийских событий выдвинуло концепцию «цепи сопротивления» против замыслов ее региональных противников, стремящихся подорвать влияние Ирана на Ближнем Востоке. В эту цепь входят Йемен, Ирак, Ливан и Сирия. Сирия, - как определил ее важность для Тегерана советник верховного лидера Ирана по внешней политике Али Акбар Велаяти, - это «золотое звено» этой цепи. Другое определение цепи дал советник верховного лидера по вопросам обороны Рахим Сафави, назвавший её «стратегическим рубежом обороны».

Поддержка Сирии потребовала от Ирана огромных расходов. Только в 2013 году Исламская республика выделила Дамаску кредитов примерно на $ 15 млрд. – эти деньги позволили Асаду выполнять социальные обязательства и финансировать военную сферу. В 2015 г. экономическая, военная помощь Ирана Сирии достигла $ 8–9 млрд. Затем вложения Тегерана в режим Асада колебались от $ 6 до 8 млрд. ежегодно.

Необходимо отметить, что в ходе долгой почти семилетней войны, Иран, принявший непосредственное участие в боевых действиях на территории Сирии, понес наибольшие потери в живой силе из всех иностранных участников этого конфликта.

С одной стороны, это объяснимо, так как именно Иран задействовал в Сирии наибольший по численности контингент своих сил и средств. Численность иранских сил и подконтрольных Ирану группировок менялось в зависимости от военно-политической обстановки на фронтах.

Вооруженные силы ИРИ представлены в Сирии советниками, инструкторами, военными специалистами из числа офицеров КСИР, многие из которых принимали непосредственное участие в боевых действиях. Так, заместитель командующего Силами специального назначения (ССН) «Кодс», входящих в состав Корпуса стражей исламской революции, генерал Гаони открыто заявил, что «молодые офицеры» получают в Сирии практический опыт командования в боевых условиях.

Кроме того, ССН «Кодс» выполняли хирургические точечные специальные операции. По некоторым сведениям в боевых действиях в Сирии принимали участие также подразделения 65- ой воздушно десантной бригады специального назначения Армии ИРИ. (хотя по закону иранская Армия не может быть применена за рубежом)[1].

По данным СМИ в различные периоды  общее число военнослужащих  КСИР (вместе с «Кодс») колебалось от 2 до 7 тысяч и более.

Важной структурой, подчиненной КСИР, была ливанская шиитская группировка «Хезболла». В разные периоды ее численность составляла от 5 до 10 тыс бойцов.

В ходе сирийского конфликта КСИР организовал и осуществил вербовку более 20 тысяч шиитов «добровольцев» из Ирака (группировка «Хашд аш-Шааби»), Афганистана (бригады «Фатимийюн»), Пакистана («Зайнабиюн») и самого Ирана (из ИРИ, в первую очередь, афганских беженцев и иранских безработных).

По оценке Навара Оливера – военного аналитика из стамбульского Центра стратегических исследований «Омран» - численность сил, находившихся под эгидой ИРИ, временами достигала 70 тысяч человек.

В соответствии с численностью иранского контингента и подчиненных ему сил обозначаются и потери.

Необходимо подчеркнуть, что официально объявленного списка погибших военнослужащих, воюющих под иранским командованием нет.

По неофициальным данным иранских СМИ (информагентство ISNA), со ссылкой на слова одного из бывших командующих КСИР Эйнуллаха Тебризи, начиная с 2012 по середину 2016 года в Сирии погибли 1200 иранских военнослужащих.

По данным других СМИ, общее число потерь всех иранских и проиранских сил в Сирии составило более 3 тыс. человек, в том числе более 1 тысячи погибших ливанцев было среди военнослужащих «Хезболлы».

Примечательно, что, как сообщало турецкое агентство Anadolu Agency, с февраля 2013 года по ноябрь 2016 г. в Сирии погибли 11 иранских генералов.

Это: Хусейн Хамадани, Джавад Дурбин, Хасан Али Шамсабади – погибли в Алеппо.

Хаджи Хамид Мохтарбанд, Фаршад Хасунизаде – погибли в Хама.

Абдолла Искандери Хасан Шатери, Мохаммад Джеилзаде, Джаббра Дерисави, Али Аллаххади – погибли в Дамаске и Кунейтра,

 а также Хосейн Фадаи.

Смерть Хусейна Хамадани стала одной из самых крупных потерь иранского командного звена, находящегося в Сирии. По данным СМИ, покойный генерал отвечал за координацию между КСИР, сирийской армией и различными шиитскими группами и отрядами (от ливанской «Хезболлы» до подразделений афганских добровольцев), воюющими на стороне Башара Асада. Помимо этого Хамедани принимал участие в подготовке сирийского народного ополчения «Шаббихи», используя свой опыт управления отрядами полувоенной иранской структуры — «Басидж». Генерал также считался самым опытным иранским специалистом в вопросах ведения партизанской войны и боев в условиях города.

Кроме генералов на сирийских полях боевых действий погибло большое число полковников и старших офицеров.

В чем причина такого положения?

КСИР, а также элитные подразделения спецназа «Кодс» не особо сильны в плане ведения общевойскового боя с применением артиллерии и авиации. Это, по большому счету, не их функция. Отсюда – потери.

Кроме того, генералы и старшие офицеры КСИР выступают в качестве военных советников в частях и подразделениях сирийской армии, которая вела ожесточенные бои с противником. Иранские советники не только выезжают на рекогносцировки в условиях невозможности обеспечения надежной охраны, но, как было отмечено выше, принимают непосредственное участие в боевых действиях.

При этом нельзя исключать, что за иранскими советниками ведется целенаправленная охота со стороны террористов.

Итак, сегодня главный вопрос - будут ли оправданы все эти жертвы со стороны Ирана в сирийском конфликте? Сможет ли Иран на новом этапе - этапе перехода от боевых действий в Сирии к политико-дипломатическим отстоять свои интересы в регионе. Это новая непростая задача, которую предстоит решать Ирану, учитывая крайне негативное отношение к нему со стороны США, Израиля и некоторых арабских стран. Но, несмотря на все потери, база для будущих переговоров заложена самим участием Ирана в судьбе Сирии, конечно, при готовности сторон пойти на определенные взаимные компромиссы. Остается неясным главное – какой путь изберут противостоящие стороны.



[1] Вооруженные силы Ирана состоят из двух компонентов Армии (куда входят сухопутные войска, военно-воздушные силы, военно-морские силы) и Корпуса стражей исламской революции, состоящего из сухопутных войск, ВВС, ВМС, Сил специального назначения «Кодс» и Сил сопротивления «Басидж».

Ключевые слова: Иран Сирия боевые действия потери

Версия для печати