Энергетический рынок в условиях глобальной трансформации

15:04 21.12.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: EnergyNews.kz

В Институте мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова состоялась V Международная конференция «Глобальная энергетическая трансформация: экономика и политика». Ее организаторами выступили Центр энергетических исследований (ЦЭИ) ИМЭМО РАН и факультет международного энергетического бизнеса Российского государственного университета (Научно-исследовательского университета) нефти и газа им. И.М. Губкина.  На ней среди важнейших вопросов, касавшихся перспектив мировой энергетики, было рассмотрено состояние  добычи сланцевой нефти в США и цифровизация экономики как предпосылка новой эры в энергетике.

Смена глобальной модели развития и цифровизация экономики

По мнению доктора экономических наук, профессора, заведующей кафедрой международного нефтегазового бизнеса РГУ нефти и газа (НИУ) им. И.М. Губкина Маргариты Козеняшевой, в конце ХХ века мир вступил в период длительного кризиса, связанного со сменой глобальной модели развития. Предыдущий подобный сдвиг произошел в конце XVII века, когда происходил переход от аграрного к индустриальному обществу. Внедрение инновационных технологий способствует еще большему усилению дифференциации между развитыми и развивающимися странами, а некоторые из государств  вынуждены последовательно понижать свой статус в новых экономических условиях, занимая заведомо подчиненное положение по сравнению с новыми лидерами. Все эти процессы отягощены структурными  изменениями  в экономике, которые сказываются и на мировом энергетическом комплексе. В частности, цена на нефть еще больше, чем ранее, оказывается связанной с виртуальной сферой, что приводит к формированию «невесомой» экономики и к тому, что ряд важных сделок полностью осуществляется в Интернете. Двигателем прогресса становятся компьютеризация и распространение «облачных» технологий.  Наконец, появляются новые наднациональные средства расчета, в том числе биткойн – пиринговая (децентрализованная) платежная система, для защиты которой используются криптографические методы. Однако среди современных финансовых экспертов нет однозначного мнения по поводу ее надежности. (Высказываются даже мнения, что это разновидность финансовой  пирамиды, ничем не лучше предшествующих.)

В этих условиях значительный вес на мировом нефтегазовом рынке приобретают глобальные и метакорпоративные компании. В нефтяной промышленности лидерство удерживают шесть гигантов: British Petroleum (BP), ExxonMobil, Chevron, Conoco Philips, Shell, Total. В зарубежных источниках их называют «супермейджорами». На их примере хорошо видно, что подразумевается на современном этапе под термином «экономика знаний». Например, американская компания Chevron является не только одной из крупнейших нефтедобывающих, но и информационных компаний. Для того, чтобы это понять, нужно обратиться к ее структуре и проанализировать деятельность входящих в ее состав производственных подразделений. Например, Chevron International Technological Company (CITC), штаб-квартира которой находится в городе Сан-Рамоне (штат Калифорния),   использует одну из крупнейших частных глобальных сетей, а также межконтинентальную спутниковую связь, предоставляя услуги в области систем передачи данных и прикладных компьютерных программ. Chevron Petroleum Technology Company (CPTC), в свою очередь,  выполняет задачи научно-исследовательского, технологического и технического обслуживания дочерних компаний, использует трехмерный сейсмический анализ, технологии визуализации, моделирование и бурение пластов. Chevron Research and Technology Company (CRTC) оказывает помощь в области новых технологий нефтепереработки и нефтехимии.

Доктор экономических наук, профессор РГУ им. И.М. Губкина Константин Миловидов отметил, что мегатренды, связанные с развитием цифровой экономики, привели к изменению табеля о рангах мировых компаний. Цифровизация стала важнейшим фактором производства, наряду с трудом, землей и капиталом. Она предоставила возможности для точного определения объемов нефти и газа в том или ином регионе и выбора оптимальной технологии их добычи. В то же время так называемые цифровые месторождения развиваются спонтанно, в зависимости от тех задач, которые ставятся перед компанией. Наконец, на нефтяном рынке введена новая криптовалюта OilCoin, которая сходна с биткойном, но в отличие от него привязана к баррелю нефти.

«Индустрия 4.0» и секторальные изменения нефтяного бизнеса

Заведующий сектором энергетических рынков Энергетического департамента Института энергетики и финансов Николай Иванов рассказал о новых тенденциях развития добычи сланцевой нефти на мировом рынке. Отметив, что добыча сланцевой нефти в США  уже неоднократно переживала падение,  эксперт  сообщил, что, благодаря фактору перекрестного субсидирования, и, в частности,  за счет активизации деятельности газовых компаний, предприятия по производству труднодобываемой нефти остались «на плаву».

Что заставляет удерживать на плаву сланцевые компании, несмотря на крупную внешнюю задолженность? Н.Иванов считает, что причина тому – оптимизм инвесторов, рассчитывающих на долгосрочный коммерческий эффект. В то же время свою роль играет разнообразие схем финансирования, включая активное использование заемных средств.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры стратегического управления топливно-энергетического комплекса РГУ им. И.М. Губкина Игорь Штопаков рассказал об инвестиционных вызовах, с которыми сталкиваются  нефтегазовые  компании  на пороге перехода к низкоуглеводородной экономике.  По словам ученого, современные эксперты пока не дали однозначного ответа на вопрос, идет ли в современной энергетике трансформация, которая приведет к качественно новому состоянию соответствующих рынков, или же более правомерно говорить о деформации, вызванной тем, что несколько глобальных игроков начинают агрессивно вести себя на мировой арене. Согласно последним данным, 13% мировой добычи нефти и газа приходятся соответственно на Саудовскую Аравию, Россию и США. При этом, начиная с 2014 года, в нефтегазовой сфере сохраняется опасность сокращения инвестиций в сферу Upstream[i].

Младший научный сотрудник Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН Светлана Золина считает, что,  несмотря на свою сравнительную молодость, сектор добычи неконвенциональных углеводородов в США продемонстрировал высокую устойчивость в условиях снижения  нефтяных котировок. По данным, озвученным С.Золиной, к 2025 году добыча трудноизвлекаемой нефти может достичь 8,8 млн. баррелей в день. Однако при всех происходящих изменениях финансовые рынки останутся важными драйверами качественных изменений.

Нефть и рынок ценных бумаг

Научный сотрудник Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН Александр Масленников считает, что в последние годы  биржевой рынок фьючерсных контрактов на нефть растет. Так, по данным крупнейших бирж NYMEX и ICE,  в 2017 году, по сравнению с предыдущим,  объем соответствующих торгов  на марки Brent и WTI  превышен в 18 раз.

Все более популярным становится хеджирование рисков.  К нему прибегают не только компании-производители трудноизвлекаемой нефти в США, а также нефти из битумных песчаников Канады, но и сами потребители (нефтеперерабатывающие заводы, авиакомпании). Этот финансовый механизм используют и правительственные структуры, заинтересованные в экспорте и импорте нефти.  Одновременно растет объем спекулятивных операций на биржевом рынке «бумажной нефти». Спрос в этой сфере становится все  более ликвидным.

В то же время объем внебиржевого рынка сырьевых деривативов[ii] сокращается, главным образом, из-за ужесточения регулирования порядка оказания финансовых услуг. В США основой для подобного контроля  стал  принятый в 2010 году закон Додда-Франка, и в особенности его составная часть – правило Волкера, согласно которому ограничено участие банков США в операциях купли-продажи ценных бумаг на свои собственные средства, изначально предназначенные для покрытия обязательств перед их клиентами. В 2010-2011 годах был разработан «Базель III»  - документ Базельского комитета по банковскому надзору, который ввел новые нормативные требования и методические рекомендации, направленные на устранение недостатков, выявленных в ходе кризиса 2008-2009 годов. Наконец,  в 2012 году были введены Правила регулирования инфраструктуры европейского финансового рынка (EMIR), предусматривающие обязательное раскрытие информации о характере осуществляемой сделки, и прежде всего это касается  клиринга[iii] большинства своповых[iv] контрактов.

Одновременно цифровизация экономики приводит к тому, что на рынке  традиционных банковских услуг возросли конкурентные возможности финтеха (финансовых технологий). Вводимые инновации касаются прежде всего сферы платежей и кредитования. 

Новые технологии и экологическая политика

Научный сотрудник Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН Михаил Синицын рассказал  о том, как Парижское  соглашение 2016года, принятые в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата повлияло на потребление нефти в Европе.  Эксперт напомнил, что страны-подписанты протокола получили возможность в индивидуальном порядке определить свой вклад в сокращение выбросов углекислого газа в атмосферу.  Странам предоставлена свобода в определении характера ограничений. Ярким примером «мягкого» подхода стал Китай – один из крупнейших эмитентов парниковых газов в мире. Значительно более жестким подходом отличаются большинство стран Европы. В качестве драйвера экономического роста ими рассматривается ускоренное продвижение возобновляемых источников энергии  (ВИЭ), а одним из средств, которое должно привести к использованию субститутов нефтяного топлива – введение    карбонового налога на выброс CO2 .  

«Импортозамещение в России предполагает реиндустриализацию – восстановление промышленной базы, утраченной после распада СССР» (Александр Шуркалин)

Импортозамещение в российской экономике и задачи реиндустриализации

В условиях глобальных  изменений на международной арене России необходимо определиться со своими приоритетами. Доктор экономических наук, профессор кафедры «Финансы» факультета инженерного бизнеса и менеджмента (ИБМ-5) МГТУ им. Н.Э. Баумана Александр Шуркалин считает, что объявленная в нашей стране политика импортозамещения носит отчасти вынужденный характер, а  отчасти представляет собой необходимый элемент развития экономики страны. Однако сам этот процесс идет довольно медленно и делает необходимым проведение реиндустриализации – воссоздание промышленной базы, которая существовала у страны в советское время, и прежде всего, металлообработки и станкостроения. Для этого требуется изменение денежно-кредитной политики и рост государственного финансирования стратегически важных направлений экономики с учетом современных мировых тенденций. Нынешние финансовые подходы исчерпали свои возможности и не способны решить подобные задачи.



[i] Термин «Upstream» введен англо-американскими нефтегазовыми компаниями, которые разделяют всю нефтяную индустрию на три сектора: Upstream, Midstream и Downstream. Upstream(Апстрим) - сектор нефтяной индустрии, который включает в себя операции по поиску потенциальных мест залегания нефти, бурения разведочных, и, в случае успешных результатов поиска, эксплуатационных скважин, и последующий процесс добычи углеводородов как на суше, так и на море. Также в этот сегмент относят внутрипромысловую транспортировку и первичную подготовку нефти для отправки на нефтеперерабатывающее предприятие. См.: http://petrodigest.ru/articles/upstream/upstream-neft.

2Дериватив – это производственный финансовый инструмент (контракт), который зависит от предполагаемой или фактической стоимости одного или более базовых активов. Используются, как правило, для страхования (хеджирования) рисков и извлечения дополнительной, спекулятивной прибыли. Базовым активом деривативов, как правило, являются не товары, а ценные бумаги.

3Клиринг – безналичный расчет между странами, компаниями, предприятиями и банками за поставленные друг другу товары, ценные бумаги и оказанные услуги, осуществляемые путем взаимного зачета, исходя из условий баланса платежей.

4Своп – торгово-финансовая обменная операция в виде обмена разнообразными активами, в которой заключение сделки по покупке (продаже) ценных бумаг или валюты сопровождается заключением контрсделки об обратной продаже (покупке) того же товара на тех же или иных условиях. Предполагает многопериодный обмен платежами. Используется для увеличения суммы активов и обязательств, а также для снижения или изменения характера рисков, хеджирования, или получения прибыли, в том числе для получения доступа на рынки другой юрисдикции. 

Ключевые слова: сланцевая нефть цифровая экономика ИМЭМО РАН РГУ им. М.В. Губкина Институт энергетики и финансов Николай Иванов Центр энергетических исследований ИМЭМО РАН Светлана Золина Александр Масленников Александр Шуркалин

Версия для печати