Сирия: что будет дальше?

15:02 21.12.2017 Алина Чеснокова, студентка Дипломатической академии МИД РФ


Уже не первый год ведутся разговоры о политическом урегулировании конфликта в Сирии. Но действительно возможной эта перспектива стала лишь недавно, после заявления Министерства обороны РФ о том, что территория арабского государства свободна на 98% от боевиков, и последующего решения Президента Путина вывести российские войска из Сирии. Теперь же, по мнению многих экспертов, главные баталии будут за столом переговоров, ведь участникам конфликта придется приложить еще много усилий, чтобы достичь согласия относительно будущего Сирийской Республики.

Различные стороны урегулирования сирийского кризиса обсудили члены Общественной палаты РФ, представители ученого совета РАН, профессора МГИМО, МГУ, ВШЭ и другие эксперты во время проведения круглого стола на тему «Политические, межнациональные и межконфессиональные аспекты сирийского урегулирования». Организаторами мероприятия выступили Комиссия Общественной Палаты РФ по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей и Комиссия Общественной Палаты РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений.

«Политика Москвы в Сирии подняла престиж России как влиятельного международного игрока, укрепила ее позиции не только в регионе, но и во всем мире. Это - своего рода символ возвращения России на Ближний Восток» (Юлия Скуратова)

Действительно, вклад Российской Федерации в решение сирийского конфликта является неоценимым. Это отмечают не только исследователи и эксперты, но и мировые лидеры: в их числе президенты Сирии, Турции и Египта, лидер Ирана, король Саудовской Аравии и премьер-министр Израиля. Таким образом, Россия не просто помогла в урегулировании одного из сложнейших кризисов современности, но и защитила свои интересы в регионе.

Ситуация в Сирии по-прежнему оставляет желать лучшего. В первую очередь, из-за яркого состава вовлеченных в конфликт участников – США, страны Персидского залива, Турция, Иран, Израиль, Россия и даже курдские меньшинства – и каждая сторона преследует собственные цели. Поэтому на сегодняшний день одной из важнейших задач остается организация диалога между тремя главными участниками кризиса: представителями правительственных сил, оппозиции и курдов.

Как отметил Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, принять участие в переговорах курды смогут, если только они согласятся войти в состав одной из двух делегаций на переговорах: правительственной или оппозиционной. Вопрос о предоставлении им права участвовать самостоятельно все еще не решен.

Другими же задачами остаются организация выборов в Сирийской Арабской Республике, формирование светского правительства с пропорциональным участием в нем всех этно-конфессиональных групп населения, принятие новой Конституции, возвращение сирийского народа домой и дальнейшая судьба Башара аль-Асада. Но пока ни по одному из выше перечисленных пунктов международная общественность не может оказать помощь, так как позиция единого сирийского народа по всем вопросам все еще не сформирована.

Теперь же, когда горячая фаза конфликта в Сирии осталась позади, самое время добиваться политического урегулирования в стране. Обсудив во время круглого стола все возможные прогнозы, участники пришли к мнению, что существует три возможных сценария дальнейшего развития мирного процесса. Лучшим, несомненно, является вариант, при котором стороны смогут преодолеть все существующие трудности и будут слажено работать для восстановления государства в Сирии, несмотря на религиозные, политические и иные различия.

«Наш вывод войск как раз-таки направлен на то, чтобы дать возможность ООН активно продолжить миротворческую деятельность на территории Сирии.» (Станислав Иванов)

Также вероятным остается сценарий, который смело можно назвать «ни войны, ни мира». Подразумевается, что переговоры застрянут на своеобразной промежуточной стадии, когда стороны не могут прийти к единому мнению и продвинуться в решении насущных проблем.

И третий, традиционно самый худший, вариант заключается в нарушении режима прекращения огня и возможности, что даже после разгрома ИГИЛ (организации, запрещенной на территории РФ) внутри Сирии продолжится гражданская война.

«Исторический опыт показывает, что гражданские войны, настолько отягощенные иностранным вмешательством, обычно прекращаются путем победы одной из сторон и принуждение проигравших к определенным условия (таджикский сценарий), либо путем раздела территории страны на анклавы, которые контролируются разными силами (ангольский сценарий)». (Дмитрий Жантиев)

Какой же вариант наиболее применим к ситуации в Сирии? На сегодняшний день США и их союзники преследуют стратегию «кто не с нами, тот против нас», но еще менее предсказуемыми являются действия Ирана в регионе. К тому же созданные анклавы деэскалации в Сирии по-прежнему являются зонами боевых действий: к примеру, в провинции Идлиб боевики все еще наносят удары по мирным жителям.

Единственным приемлемым вариантом является формирование устойчивого государства, которое в силах контролировать всю свою территорию и поддерживать на ней порядок на основе закона. Но реализация этого сценария зависит от проведения переговоров всех заинтересованных в ситуации участников. Пока этот процесс далек от завершения.