Вандализм по-европейски: почему Польша воюет с советскими памятниками

12:11 18.12.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва будет последовательно выступать за сохранение советских памятников в Европе.

Наиболее оживленную реакцию его заявление вызвало в Польше (1).

Опираясь на принятый закон о декоммунизации, польская сторона фривольно трактует положения соглашения по военно-мемориальным вопросам между Россией и Польшей, на что также указал российский министр (1). В частности, Сейм Польши постановил снести памятники воинам Красной армии на том основании, что под большинством из них нет реальных захоронений погибших красноармейцев, а сами памятники несут идеологическую нагрузку.

Подписывая соответсвующее соглашение с Польшей, Россия никогда не давала своё согласие на подобные действия. Статья 9 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Польша о сотрудничестве в области культуры, науки и образования от 25 августа 1993 г.гласит, что «…предметом особого внимания станет сохранение памятников и памятных мест, связанных с историей двух народов, и обеспечения к ним свободного доступа».

В реальности сносу подвергаются монументы, где захоронены останки красноармейцев. Польским властям ничего не остаётся в таких случаях, как вводить общественность в заблуждение, отрицая факт наличия останков. Последний случай вандализма произошёл в Тшчанке. При сносе мавзолея над братской могилой победителей нацизма польские власти утверждали, что под мавзолеем могил нет, и это было неправдой (2).

Ставки повышаются, и уже звучат призывы убрать из городов реальные захоронения, перенеся их куда-нибудь за городскую околицу (3).

Пропаганда Варшавой взгляда на советские памятники как на идеологические символы не менее идеологична. Всегда можно объявить идеологическим символом даже одиночную могилу советского воина, что польские власти и сделали бы, если бы не было братских могил. Цель действий польского правительства – переформатирование народной памяти поляков, чтобы будущие поколения ничего не знали о вкладе СССР в освобождение Польши от нацизма.

Этим Польша закладывает фундамент будущих конфликтов и инициирует спекулятивные дебаты об истории российско-польских отношений, заранее отрицая возможность примирения.

Это связано с тем, что Польша вынашивает экспансионистские намерения относительно западных рубежей Евразийского Союза. Напускной жертвенностью Польша оправдывает свои отнюдь не миролюбивые действия, как то поддержка неонацистких и ультра-националистических режимов в республиках бывшего СССР (Литва, Латвия, Эстония, Украина) и агрессивных планов НАТО.

Историческое примирение Польше не нужно потому, что в её планах - с опорой на НАТО расширить зону своего геополитического влияния на территории западной части бывшего СССР, вплоть до украинско-российской и белорусско-российской границы.

Находящаяся у власти национал-клерикальная партия «Право и справедливость» и подчиняющийся ей польский Институт национальной памяти ставит в прямую зависимость нахождение советских памятников в Польше с событиями 1939 г., когда т.н. «восточные территории» (земли Западной Белоруссии, Западной Украины и юго-востока Литвы, входившие в состав II Речи Посполитой) были возвращены в состав, соответственно, БССР, УССР и ЛитССР (1).

Польское национальное сознание, вопреки историческим фактам, до сих пор считает эти земли своими. Границы «восточных территорий» (kresy wschodnie) - это границы польскости и её рубежей на востоке. Такая коннотация очень важна, т.к.позволяет понять внутренние мотивы польской восточной политики.

Само понятие «восточных территорий» как политической идеологемы сложилось в эпоху романтизма с его главенством в искусстве идиллических форм и душевно-чувственных идеализаций над реализмом. Эту романтическую нагрузку «восточные территории» несут для польской культуры по сей день. Идиллическое изображение «кресов всходних», где все жили дружно, вольно и свободно под жезлом польских королей, доныне является главенствующим мотивом в польском искусстве на данную тему.

Любой, кто отрицает этот сладкий польскому сердцу миф, рассматривается как угроза польскому пониманию собственной культуры и истории и места Польши в геополитических реалиях прошлого и настоящего. Это запутанная и многослойная тема, в которой ориентируется польское национальное сознание, но не всегда может сориентироваться иностранец.

Желание уничтожить советские памятники коренится в нежелании признать не на дипломатическом, а на национально-историческом уровне принадлежность «восточных территорий» другим народам и уж тем более культурное родство западно-русских земель (Малороссия, Белоруссия) с Россией (Великороссией).

Память о «восточных территориях» не служит для польского общественного сознания мобилизационным фактором для активных политических действий, но ряд общественно-патриотических организаций пытаются укрепить данную составляющую в идеологии польской государственности (4). Все баталии перенесены в историческую плоскость, что и проявляется в отношении к советским памятникам.

Более активные действия сейчас могут только испортить кропотливую работу польской дипломатии по насыщению «восточных территорий» польскими идеологическими смыслами, в т.ч., через увеличение количества бюстов, памятных досок и иных архитектурно- идеологических элементов, посвящённых польским национальным героям, на Украине, Белоруссии и т.д.

 

1)    http://www.radiopolsha.pl/6/137/Artykul/340037

2)    http://newsbalt.ru/news/2017/09/25/yeksgumaciya-v-tshchanke-tayna-protokola/

3)    http://newsbalt.ru/news/2017/12/13/polskie-deputaty-predlozhili-vykopat-prakh-dvukh-geroev-sovetskogo-soyuza/

4)    https://zapadrus.su/slavm/ispubsm/1777-pamyat-o-vostochnykh-kresakh-v-polskom-obshchestvennom-mnenii.html

Ключевые слова: Россия Польша СССР вандализм «восточные территории»

Версия для печати