Право-центристские французские политики приветствуют политику России

12:06 29.11.2017 Александр Артамонов, журналист-международник


    

Французский политик право-центристского толка и официальный представитель партии «Вставай, Франция» Дамьен Ламперер был официальным наблюдателем по приглашению российских властей на последних выборах в Федеральное Собрание Российской Федерации. От лица своей партии он решил высказаться по ряду ключевых вопросов, касающихся взаимоотношений России с Евросоюзом и, в частности, с Францией: сирийскому досье, механизму прохождения выборов, присутствию российских СМИ во Франции и т.д.

Александр Артамонов. Дамьен Ламперер, Вы являетесь официальным представителем партии «Вставай, Франция». Руководитель этой право-центристской партии - Николя Дюпон-Эньян. Вы также возглавили список на региональных партийных выборах по административному округу «Юг-Пиренеи-Лангедок/Русийон-Тарб». Вы неоднократно посещали Москву совместно с Вашим руководством. Как нам стало известно, Вы опять недавно посетили нас в качестве наблюдателя на прошедших в России выборах в Государственную Думу…

Дамьен Ламперер. Именно так. Нас пригласили российские власти в целях контроля за чистотой прошедших выборов в Государственную Думу. Особое внимание я, конечно, уделил техническим деталям при прохождении процесса.

Александр Артамонов. И что Вы по этому поводу думаете? Во Франции не редки слухи о том, что в России, мол, «не может быть честных выборов», что «результаты известны заранее»… Ответьте прямо: обещаю - цензурировать не будем!

Дамьен Ламперер. На самом деле, западная пропаганда, направленная против России, ни для кого не новость. Такие приемы используются равно как в экономической, так и в культурной областях. То же самое наблюдается и в области оценки проходивших у вас выборов. Мне представляется, что Франция – не в том положении, чтобы учить демократии кого бы то ни было! Достаточно посмотреть на то, как иногда работает наша собственная избирательная система. То же относится в равной мере и к медиа-сфере, и к политическим движениям нашей страны. С учетом вышесказанного, когда мы находились «в поле», то есть в процессе наблюдения за проходившими в России выборами, то не смогли заметить ни одного сбоя. Я был также приятно удивлен тем, что электронное голосование, которое все более широко вводится в России, дублируется бумажными бюллетенями. То есть даже если подсчет и ведется при помощи вычислительных машин в Москве, все же существует материальное доказательство правильности произведенных подсчетов. К несчастью, во Франции такая система отсутствует. Наша партия «Вставай, Франция» как раз борется за ввод бумажных бюллетеней во Франции во избежание электорального мошенничества.

Применяя более широкий ракурс, хотел бы уточнить, что как руководитель нашей партии Николя Дюпон-Эньян, так и все наши однопартийцы – патриоты своей страны. Мы любим Францию! Мы любим нашу культуру, нашу историю… Нам, патриотам своей Отчизны, кажется правильным смотреть на Россию благожелательно и протягивать ей дружественную руку. Тем более, что отношения между нашими странами насчитывают уже много веков. Для Франции добрососедские отношения с Россией составляют дополнительный козырь. И нам – партии «Вставай, Франция», и нашим соратникам по право-центристскому блоку - всегда казалось, что мы призваны поддерживать именно сердечные отношения с вашей страной. Поэтому мы не до конца понимаем внутреннюю логику антироссийских санкций. В итоге, они больше навредили нашим странам, чем России. Получается, что санкции стали тем самым примером, то есть пособием того,  как поступать не следует. В результате, больше всего эти санкции отрицательно отразились на профессиональной деятельности наших сельхозработников и наших промышленников.

Александр Артамонов. Мы немного в курсе, так как поддерживаем достаточно тесные отношения с французскими фермерскими кругами, в частности, в Бретани. Ввиду того, что Вы – профессиональный политик, хотел бы спросить, что Вы думаете по поводу так называемой «информационной войны», развернувшейся между Европой и Россией. Так, издательство COLTA.ru опубликовало на днях интервью Франсуаз Досе, преподавателя Высшей Школы Экономических и Социальных Наук (EHESS), в которой она делится своими впечатлениями о деятельности на территории Франции российского телеканала Russia Today и российской радиостанции Sputnik. С точки зрения этого преподавателя, речь идет о прокремлевской пропаганде в союзе с внутренними французскими радикальными группировками. Ваша партия относится к блоку умеренных центристских партий из всех тех, которые представлены в Национальном Собрании Вашей страны. Поэтому нам особо интересен Ваш беспристрастный взгляд изнутри страны. Как мы знаем, в скором времени открывается офис французской редакции телеканала Russia Today в Париже.

Дамьен Ламперер. Речь идет все о тех же самых наших идеологах, которые непрестанно предупреждают о влиянии России на наши внутренние вопросы. Но параллельно их совершенно не заботит влияние американцев на наши французские дела. Конечно, любая озабоченность возможностью вмешательства во внутренние процессы в стране законна. Но почему тут проявляется такой однобокий подход и даже готовность заинтересованных лиц работать в духе американских новостных агентств? Думаю, что в этой области ярко сказывается политика двойных стандартов, которая не в состоянии ввести в заблуждение даже рядового французского гражданина. Французы ценят полифонию при подаче информации.

Теперь, если просмотреть новостные страницы российских медиа-ресурсов, то здесь мы встретим гораздо более разнообразный контент, чем при просмотре французских медиатических сайтов. Как французский гражданин, я не приемлю никаких манипуляций из-за рубежа. Но все же я выступаю за плюрализм во мнениях. Так что, если какой-либо медиа-ресурс, подобный RT, желает вкладывать деньги, чтобы открыть свое представительство во Франции, то считаю, что это хорошая новость, чтобы побороться с тем однообразием, которое воцарилось во Франции в медиа-сфере. Мне представляется, что люди, дающие заключения, подобные тому, что Вы процитировали, просто занимаются нападками, хотя, естественно, любой журналист призван соблюдать морально-этический кодекс при подаче информации. В то же время нас почему-то совершенно не заботит, как наши американские союзники необъективно обращаются с информацией, когда рассуждают о войне в Сирии или искажают факты, разглагольствуя о Ливии. Нашей стране такой подход чести не делает.

Александр Артамонов. Благодарю Вас! Так как Вы – официальный представитель Вашей партии и неким образом олицетворение идей руководителя партии Николя Дюпон-Эньяна, то хотелось бы узнать о взгляде Вашей формации «Вставай, Франция» на сирийский вопрос. В эти дни сирийский народ заканчивает уничтожение террористов на своей территории в рамках контртеррористической операции (КТО). Более 98% Сирии уже освобождено. Что Ваша партия думает об общей эволюции ситуации в этой стране, равно как и об участии в КТО российского воинского контингента?

Дамьен Ламперер. Наша партия всегда крайне критически относилась к позиции предыдущего президента Франсуа Олланда и, в особенности, его министра иностранных дел Лорана Фабиуса. Мы даже были шокированы, когда узнали, что мы, французы, оказываем помощь бунтарям. В особенности, когда мы узнали, что эти «повстанцы» были нередко представителями экстремистских формирований. В результате, французское оружие было развернуто против наших же собственных интересов.

Позиция партии «Вставай, Франция» отнюдь не нова. Мы всегда говорили, что надо продолжать сотрудничество с сирийским режимом, в частности, в области обмена разведданными. Ведь речь идет о КТО! Кроме того, мы всегда твердо поддерживали позицию Владимира Владимировича Путина! Мне кажется, что в области мировой борьбы с терроризмом, не надо ошибаться целями: не Башар Асад расстреливал прохожих на парижской мостовой. Это был ИГИЛ (организация запрещена в России – Прим. автора)! Сейчас, конечно, так легко это говорить после победы российского оружия... Но наша партия всегда придерживалась именно этой точки зрения. Мне также представляется, что в весьма запутанной конъюнктуре в ближневосточном регионе Франция явно нуждалась в России. А Россия нуждалась во Франции, чтобы кто-то сторонний поддержал ее демарши. Мне кажется, что в многополярном мире, когда президент Российской Федерации или же президент Французской Республики произносят речь, они должны не ошибаться в своем выборе врагов, в особенности, когда речь идет об объявлении войны. Все же, высказываясь положительно о позиции руководства моей собственной страны, с облегчением отмечу, что Эммануэль Макрон достаточно быстро и радикально поменял свой взгляд на сирийскую проблематику. Между тем, можно было бы отметить и проведенный в Версале саммит. Я могу только порадоваться тому, что в отношениях между Россией и Францией вновь ощущается взаимопонимание.

Александр Артамонов. Я хотел бы напомнить, что мы говорим с Вами в те дни, когда только что в Сочи прошла многосторонняя встреча в верхах с участием глав государств Сирии, Ирана и Турции. Многие обозреватели назвали это событие первого уровня «новой Ялтой». Ну, а так как географическая Ялта находится все-таки в Крыму, было бы интересно узнать, что Ваша партия думает о политике России в этом регионе. Напомню, что в числе группы немногочисленных западных наблюдателей во время проведения Крымского референдума 2014 г. находился и евродепутат от Национального Фронта  Франции Эймерик Шопрад. Но так как Национальный Фронт нередко обвиняют в радикальных взглядах, хотелось бы узнать точку зрения официального представителя умеренной, но влиятельной  право-центристской партии.

Дамьен Ламперер. Наша партия действительно славится своими умеренными взглядами. А Николя Дюпон-Эньян повсеместно известен своими взвешенными суждениями. У него, на самом деле, есть все необходимые дарования, чтобы стать главой государства. В этой связи можно сказать, что наша партия всегда с осторожностью подходит к вопросу формулирования своих заключений по тому или иному вопросу. Но если мы уже выработали свой взгляд, то он отличается искренностью и последовательностью. Будет правильным отметить, что по ряду вопросов голос нашей партии «Вставай, Франция» весит много. Нас никто ни разу не обвинял ни в экстремизме, ни в провокационной политике.

По вопросу Крыма, позиция нашей партии никогда не менялась. Мы считаем, что не надо осуществлять подмену одной темы другой. В настоящее время вокруг крымского вопроса наблюдается нездоровый ажиотаж, причем, похоже, он ведется отнюдь не в европейских интересах. Это факт. Нам счастливо удалось избежать ловушки обвинения россиян в деградации ситуации в данном регионе. Сложившееся положение вещей объясняется целым рядом факторов. Поэтому мы стали единственной партией, которая не поддержала санкции против России в связи с крымским вопросом. Добавлю, что у нашей партии в 2014 г. был  официальный представитель в Ялте. Это было воистину сильное решение с нашей стороны.

Добавлю, что, как и с моей субъективной точки зрения, так и с точки зрения моей партии, вопрос о Крыме вполне очевиден. Мы отрицательно относимся к дебатам по вопросу о российской принадлежности Крыма. Теоретически я мог бы признать, что Крым прошел через период турецкого владычества. Возможно, я и был бы готов допустить, что в истории этого полуострова был период турецкой оккупации. Но я никак не могу взять в толк, с чего вдруг Украина решила записать эту территорию в свои активы?! Мне кажется, это противоречит всей истории этого региона. Также мне представляется, что населяющие в настоящее время просторы Крыма россияне не бунтуют против Москвы. Также, всему вопреки, референдум показал вполне осмысленный результат. Так что давайте избегать тех ловушек, которые нам расставляют все те же лица. Хотел бы также напомнить, что действия, в целом, НАТО – мы в нашей партии крайне критически относимся к Трансатлантическому Альянсу (может быть, если Россия входила бы в НАТО мы бы относились к этой организации иначе) – и, в частности, его регионального члена Турции, во многом, противоречат нашим французским интересам. Так что мне малопонятно, как можно вменять в вину России, что она защищает свои интересы. Интересы России под угрозой, поэтому президент России реагирует на опасность. Я, кстати, хотел бы, чтобы и президент Франции реагировал подобным образом, каждый раз, когда интересы моей страны находятся под угрозой, будь то внутри Франции, равно как и за рубежом. Господин Путин защищает интересы россиян. Я бы хотел, чтобы и наш президент также хорошо защищал интересы своих соотечественников, да и всех европейцев. 

Ключевые слова: Франция

Версия для печати