Перспективы борьбы с ИГ

23:24 13.09.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: today.kz

Несмотря на то, что с «Исламским государством» (ИГ) борется все мировое сообщество, террористы, по словам экспертов, пользуются поддержкой значительной части сирийского населения. В случае уничтожения террористической организации в Сирии и Ираке ИГ станет  успешной моделью для других группировок.

Взятие Дэйр-эз-Зора, последнего оплота «Исламского государства» в Сирии, рассматривается как стратегическая победа правительственных войск. Начальник штаба группировки войск ВС России в Сирии Александр Лапин заявил об освобождении от ИГ 85% сирийской территории. Кроме того, террористы потерпели поражение и потеряли ключевые базы в Ираке: Мосул и Талль-Афар. Поэтому в ходе круглого стола в пресс-центре МИА «Россия сегодня» были поставлены вопросы о перспективах дальнейшей антитеррористической борьбы, судьбе ИГ и последствиях войны. Для обсуждения были приглашены: президент Института религии и политики Александр Игнатенко, президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир» Шамиль Султанов и востоковед-арабист Андрей Чупрыгин.

Шамиль Султанов придерживается версии о том, что «Исламское государство» создали представители иракских спецслужб. Он отметил, что многие из них обучались в СССР, но пошли по пути создания не иерархической, а сетевой структуры. По оценкам эксперта, в сотрудничестве с ИГ участвовали 13 спецслужб: «Целый ряд резонансных терактов были осуществлены при помощи взаимодействия спецслужб и ИГ в соответствии с теми или иными политическими задачами». Андрей Чупрыгин предположил, в свою очередь, что «Исламское государство» не самостоятельная организация, а прикрытие для «Аль-Каиды»: «Пока все мировое сообщество с 2014 по 2017 год боролось с ИГ, превратив его во врага человечества №1 и бросая на борьбу с ним колоссальные ресурсы, организация «Аль-Каида» развивалась и укреплялась».

Александр Игнатенко выразил сомнение в том, что в Сирии и Ираке удастся полностью уничтожить «Исламское государство», так как террористическая организация пользуются поддержкой части населения: «Ряд сирийских суннитов считает, что террористы защищали их интересы, другие уверены, что ИГ воплотило в жизнь правильные исламские принципы». Даже предполагая возможность уничтожения боевиков в Сирии и Ираке, эксперт не видит возможностей для полного искоренения террористической организации, так как, по его подсчетам, в 2016 году на двух континентах (Африка и Евразия) находилось около 40 ячеек (территориальных филиалов) ИГ.

Шамиль Султанов заметил, что в 2014 году пропаганда ИГ начала действовать агрессивно, чтобы намеренно ополчить против себя весь мир. Он считает, что целью террористической организации была не победа, а создание хаоса: «Чтобы региональные и глобальные центры силы сели за стол переговоров и сбалансировали те интересы, которые были нарушены после того, как США вторглись в Ирак». Более того, эксперт утверждает, что террористам удалось создать самый эффективный пропагандистский механизм в мире, который работает в исламском и «западном» мире. «Даже, если в Ираке и Сирии ИГ потерпит поражение, его идеологи через какое-то время напомнят, что их победа заключается в том, что они в течение 3 лет выдерживали давление всего международного сообщества», – считает Шамиль Султанов.

Андрей Чупрыгин заметил, что ИГ не только проигрывает в войне, но и теряет ряд важных для идеологии символов. Среди них он назвал: потерю поселка Дабик, где издавался журнал террористов, разрушение мечети, в которой было объявлено о создании халифата, и неудачный образ халифа, скрывающего свое лицо. Однако востоковед также полагает, что создатели ИГ и не рассчитывали на победу: «Это всего лишь эксперимент «Аль-Каиды», после которого будет проведена работа над ошибками». Андрей Чупрыгин прогнозирует отток боевиков после поражения в Сирии и Ираке в Центральную и Юго-Восточную Азию. Шамиль Султанов уверяет, что ИГ не будет действовать в тех государствах, где для этого нет предпосылок (например, в Иране), а придет в страны с идеологическим вакуумом и обостряющейся социально-политическая ситуацией (по оценкам эксперта, сейчас это Афганистан).

Главную опасность, по мнениям экспертов, представляет собой не само «Исламское государство», а прецедент, который был создан. Будучи главным врагом мирового сообщества, для значительной части населения в Сирии ИГ по-прежнему выступает как национально освободительное движение. Даже если международной коалиции удастся добиться полной победы над террористами в Ираке и Сирии, ИГ станет моделью для будущих, возможно, более мелких и менее радикальных группировок. Во всем мире, по словам Шамиля Султанова, происходит «исламизация радикального потенциала». Идеология ИГ привлекает людей недовольных системой не только в мусульманских, но и в «западных» странах, так как становится единственной силой, успешно противостоящей существующему мировому порядку. 

Ключевые слова: Сирия Афганистан Ирак ИГИЛ Исламское государство ИГ Аль-Каида Мосул ДАИШ Александр Игнатенко Шамиль Султанов Дэйр-эз-Зор Андрей Чупрыгин

Версия для печати