Современный терроризм: психология, методы и способы борьбы с ним

14:20 01.09.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: bukvu.com.

3 сентября в России отметят День солидарности в борьбе с терроризмом. Эта дата была утверждена после трагических событий в школе города Беслан, где в 2004 году произошел террористический акт. В информационном агентстве «Национальная служба новостей» состоялась пресс-конференция, на которой ее участники, известные российские политики и военные, рассказали средствам массовой информации о том, как идет борьба с терроризмом и экстремизмом в современных условиях, и с какими трудностями приходится сталкиваться на этом пути.

Как подчеркнул первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров, террористы, в зависимости от политических и исторических обстоятельств, меняют методы и подходы к своей деятельности.

После того, как была усилена оперативно-розыскная работа, потенциальные боевики стали использовать новые подходы и технологии – от транспортных средств до обыкновенных ножей, которые в настоящее время широко доступны и не требуют регистрации в качестве оружия. По мнению В.Джабарова, необходимо вести борьбу не с одиночками, а со средой, из которой появляются террористы.

Член Комитета Совета Федерации по международным делам Адальби Шхагошев убежден, что в террористической среде одиночка – понятие условное. Перед совершением преступления каждый боевик проходит подготовку в подполье, как организационную, так и психологическую. Пока существует интернет и социальные сети спецслужбы будут сталкиваться со сложностями. «Такие серьезные организации, как ИГИЛ, Талибан, Аль-Каида располагают серьезными финансовыми средствами, на которые они закупают необходимую технику и вооружение, - заявил эксперт. - По существу, они сопоставимы по своей мощи с некоторыми современными государствами. Современный терроризм идет по пути диверсификации, и не может быть побежден без координации и взаимодействия между спецслужбами».

Генерал-майор ФСБ в запасе, член Совета по внешней и оборонной политике Александр Михайлов считает, что всякая новая террористическая тактика – хорошо забытая старая. «Человек, психологически неготовый к вербовке, никогда на нее не пойдет, - подчеркнул эксперт. - У любого террориста есть фамилия, имя и отчество. Как правило, это человек с определенными комплексами. Например, нелегалы, прибывшие в Россию из республик Средней Азии, сталкиваются с тем, что они - люди второго сорта, которых здесь обманывают и унижают. Рано или поздно у него возникает ощущение того, что он находится во вражеском окружении, и он начинает вести себя соответственно». По словам А.Михайлова, психология боевика и террориста формируется в рамках определенной идеологии, однако это вовсе не означает, что исполнитель теракта сам входит в состав организации, от имени которой он выступает. А.Михайлов считает, что надежды на координацию усилий спецслужб в нашей стране чрезмерны. Во-первых, подобные структуры друг другу традиционно не доверяют. Во-вторых, все они работают в рамках законодательства своих стран. В качестве доказательства он привел слова министра иностранных дел Австро-Венгерской империи Алоиза фон Эренталя, который говорил: «Есть разведка дружественной страны, но нет дружественных друг другу разведок».

Сложность еще и в том, что граждане и СМИ зачастую сами выполняют пропагандистские функции за террористические организации. «Мы сами сеем панику, заранее квалифицируя общеуголовные преступления с террористической деятельностью», - отметил А.Михайлов.

А.Михайлов выступил против ассоциирования террористов с конкретной религией. «В любой конфессии есть фанатики и умеренные. Наличие исламского экстремизма не означает, что все мусульмане – потенциальные террористы, - заметил генерал ФСБ в запасе. - Когда в 1990-2000-х годах в политическом лексиконе появился термин «ваххабизм», этот термин начал использоваться в отношении главарей самопровозглашенной Ичкерии, бывших партийных и военных функционеров Чечено-Ингушетии – Шамиля Басаева, Салмана Радуева, Аслана Масхадова. Не имея ни малейшего представления об исламе, они были не прочь облачиться в тогу борцов за истинную веру».

Как оценивать серию одиночных террористических атак, произошедших за последние годы в Европе? Владимир Джабаров считает, что эти акции не носят политической мотивации. «То, что в настоящее время происходит в Европе, заслуга ее политической элиты, - считает российский парламентарий. – Когда европейские политики способствовали развалу светских политических режимов Ближнего Востока, они, по всей видимости, не понимали, чем это грозит. В ходе массовой миграции, возникшей из-за гражданской войны, в Европу устремилась как «спящая» агентура экстремистских движений, так и просто обездоленные люди, озлобленные на европейцев и обвиняющие их в разрушении привычного уклада жизни». По словам сенатора, цель террористов в Европе – нанести максимальный ущерб странам, в которых они ощущают себя гражданами второго сорта.

Как считает Адальби Шхагошев, преступления и теракты в Европе, к сожалению, будут продолжаться. Для этого существует объективная причина: вне зависимости от подготовленности миграционных служб Европы, она не может постоянно принимать поток беженцев в несколько миллионов человек. Даже по данным Европейского союза, в настоящее время на континенте находится более 2 тысяч человек, которые вполне могут стать террористами. Это означает, что на континенте назрел пересмотр самих основ миграционной политики. На этом пути Брюсселю неизбежно придется сотрудничать с Россией.

Ключевые слова: Ближний Восток международный терроризм ИГИЛ Европейский союз Аль-Каида Адальби Шхагошев Владимир Джабаров Федеральная служба безопасности Александр Михайлов Комитет Совета Федерации по международным делам

Версия для печати