Новые санкции США против России: будут ли проигравшие?

16:32 28.07.2017 Андрей Кадомцев, политолог


25 июля нынешнего года Палата представителей Конгресса США, подавляющим большинством голосов (419 против 3) одобрила законопроект о введении новых односторонних санкций в отношении России (а также Ирана и КНДР). 27 июля в Сенате США заявили о достижении согласия по законопроекту. Вместе с тем, по данным РБК на 27 июля, в Белом доме не исключили, что утвержденный проект антироссийских санкций может быть изменен перед его окончательным принятием.

Новый законопроект, в случае его вступления в действие, кодифицирует весь комплекс санкций, введенных администрацией Барака Обамы. Главная «новинка» заключается в том, что он запрещает президенту Трампу единолично отменять санкции против России. Чтобы их пересмотреть или отменить, президенту нужно будет обосновать сенаторам такой шаг. При этом, закон сам по себе не вводит никаких новых санкций - конгрессмены оставляют эту функцию президенту и министру финансов.

При анализе законопроекта бросается в глаза его пространные, лишенные исчерпывающей конкретики, формулировки. Одобренный текст документа позволяет президенту США интерпретировать обозначенные в нем меры весьма широко, а порой и произвольно. По данным BBC, во многих случаях закон сформулирован так, что не вполне ясно, вменяют ли парламентарии президенту и министру в обязанность ужесточить санкции или ввести новые, или же они просто высказывают такое пожелание[i]. По мнению скептиков, предложенный пакет санкций выглядит в первую очередь «как попытка Конгресса бюрократизировать процедуру и включить себя в процесс»[ii].

Значительно разняться оценки последствий принятого законопроекта для отношений США с Россией и Европейским союзом. Наиболее вероятными представляются три варианта развития событий.

Первый сценарий подразумевает разворачивание полномасштабной конфронтации между Россией и США при нейтралитете ЕС или новой консолидации Запада.

Степень драматизма развития событий будет зависеть от конкретных шагов, которые предпримет президент США, а также от реакции на эти шаги со стороны ЕС. Нельзя исключить, что европейцам придется делать выбор между сохранением «более мягкой» линии в отношении Москвы, чреватой угрозой полномасштабной экономической войны с США, и воссозданием единого трансатлантического антироссийского «фронта», «платить» за который финансово-экономическими потерями придется в первую очередь той же Европе.

В этой связи, многие в ЕС недовольны американским законопроектом из-за того, что он наносит удар по ряду крупных европейских компаний, включая Shell, Eni, BP и Wintershall. И это при том, что у большинства европейских компаний есть гигантские интересы в США. Там действуют их филиалы, их акции торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже.

В целом, для всех его участников конфронтационный сценарий грозит ростом военной напряженности, новым витком информационного противостояния, сворачиванием, либо резким торможением темпов реализации крупных трубопроводных проектов[iii], развитием разнообразных кризисов в Европе. Возможно не только усиление опосредованного противостояния в Сирии и Афганистане, но и открытие нового «фронта», например, в Ливии. К этому в какой-то момент может добавиться "размораживание" конфликта на востоке Украины. Под вопросом может оказаться и чемпионат мира по футболу 2018 года.

Не менее сложным вариантом развития событий, по мнению западных аналитиков, стал бы раскол между ЕС и США. Так, уже на стадии подготовки, проект новых санкций встретил резкую отрицательную реакцию представителей руководства Австрии и ФРГ. А угрозы подвергнуть санкциям действующие на американском рынке европейские компании были расценены как привносящие «в европейско-американские отношения совершенно новое и весьма отрицательное качество».

Уже за несколько дней до голосования по законопроекту, глава Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер выразил крайнюю обеспокоенность и выступил за получение «письменных гарантий» от США относительно ненаправленности законопроекта против европейских интересов. Позднее, министр иностранных дел Франции прямо усомнился в соответствии мер, предлагаемых американскими законодателями, нормам международного права. А из Еврокомиссии пошли утечки о разработке «ответных мер» против США, на тот случай, если новые санкции будут применяться в отношении европейских компаний, участвующих в российских проектах.

В результате, по данным брюссельской версии издания Politico, «европейские служащие, лоббирующие в Вашингтоне, смогли смягчить первоначальный размах предлагаемых санкций при помощи поправок, внесенных в последнюю минуту; соглашение по ним было достигнуто в выходные»[iv].

Тем не менее, даже «смягченный» итоговый вариант санкций может создать почву для сближения Москвы и Брюсселя. 27 июля Президент России Владимир Путин, заявив, что окончательного ответа Москвы на антироссийские санкции США пока нет, указал на те же аспекты принятого американскими законодателями решения, которые продолжают вызывать тревогу и у лидеров ЕС. «Это действия с отягчающими обстоятельствами и, как бы я сказал, с особым цинизмом. Это явно попытка использовать свои геополитические преимущества в конкурентной борьбе с целью обеспечить свои экономические интересы за счет своих соратников в данном случае», — сказал Путин.

В любом случае, полагают скептически настроенные наблюдатели, новые американские санкции приведут совсем не к тому эффекту, какой задумывался: они упрочат позиции российского Президента Владимира Путина, а не ослабят их.

Так каковы же реальные цели принятого законопроекта? Весь вопрос в том, как эти меры будут применяться на практике, с какими внешнеполитическими инициативами Вашингтона они будут увязаны в дальнейшем: «для защиты интересов американских компаний или для попыток тотального выдавливания России с мировых рынков». И не является ли наиболее правдоподобным третий сценарий, который можно было бы назвать «цинично - реалистическим»?

Как отметил еще в июне нынешнего года аналитик московского Центра Карнеги А. Мовчан, «применение санкций лишено категоричности – они могут быть отменены, даже если лица под санкциями всего лишь «совершают действия, ведущие к существенному сокращению запрещенной активности» и/или «гарантируют, что в будущем не будут сознательно вовлечены в запрещенную активность». Санкции могут не вводиться, если для них есть все основания, но их введение «противоречит интересам США»[v].

Волшебные «интересы США» не зря появляются в данном документе: уже несколько сенаторов высказались в том духе, что законопроект посылает «внятное сообщение», но оставляя при этом президенту США «возможности улучшать отношения с Россией». Благодаря «интересам» можно заведомо исключить из санкционных списков всех, с кем США ведут переговоры (то есть всех первых лиц государства и персон, реально влияющих на политику), все компании, которые представляются стратегически важными для поддержания стабильности в мире, обеспечить критически важные поставки (например, титана).

Но по мнению «пессимистов», принимая новый пакет санкций «Вашингтон официально объявил Кремлю холодную войну, последствия которой будут масштабными не только для России, но и для всего мира». А символическое значение принятого документа гораздо важнее практического: «статус России как врага официально запротоколирован» [vi].

Вместе с тем, если США не смогут достичь согласия с ЕС в вопросах практического претворения в жизнь положений санкционного законопроекта – а такая возможность прямо заложена в его тексте, то Западу грозит раскол. Причем не только между Вашингтоном и Брюсселем, но и внутри ЕС. И тогда «главным бенефициаром» произошедшего окажется Россия.

Наконец, по мнению «циников», законопроект написан таким образом, что все – и Вашингтон, и Брюссель (Берлин), и Москва, смогут извлечь из него нужные пропагандистские дивиденды без ущерба своим стратегическим финансово-экономическим взаимосвязям и интересам.

 

Использованы материалы: carnegieeurope.eu, carnegie.ru, dw.com, www.rbc.ru, The Financial Times, The Economist, www.reuters.com, Der Spiegel, www.bbc.com/russian



[i] Дело в том, что дальнейшие действия президента в связи с этим законом описываются в тексте в основном двумя выражениями, одно из которых переводится не иначе как расплывчатое "президент может", а другое - "the President shall" - имеет некоторый оттенок долженствования, но может толковаться гораздо шире, чем простое и четкое "должен" (must). http://www.bbc.com/russian/features-40731591

[ii] http://carnegie.ru/commentary/71287

[iii] В первую очередь, речь идет о Nord Stream-2, "Турецком потоке" и даже "Силе Сибири". Кроме того, эксперты упоминают месторождение Шах-Дениз (в проекте участвует «Лукойл»), поставляющий газ в Европу по Южному газовому коридору, и Каспийский трубопроводный консорциум, 15% долей в котором владеет американская Chevron.

[iv] https://www.inopressa.ru/article/27Jul2017/politico/eu_sanctions2.html

[v] http://carnegie.ru/commentary/71287

[vi] http://p.dw.com/p/2hA10

Ключевые слова: США санкции

Версия для печати