Сирия: российско-американский прорыв

14:15 14.07.2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


На саммите G-20 в Гамбурге президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп согласовали условия прекращении огня в зоне деэскалации на юго-западе Сирии, в которую входят районы Деръа, Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда. Важно, что зона расположена вдоль израильско-сирийской границы по Голанским высотам. Соглашение вступило в силу 9 июля в полдень по дамасскому времени.

По имеющейся на сегодня информации, противоборствующие стороны придерживаются условий перемирия, в результате чего взаимные обстрелы и авиационные налеты правительственными силами и оппозицией прекратились.

Контроль за соблюдением режима прекращения огня взяли на себя Россия, США и Иордания. В этой стране создается мониторинговый центр, который обеспечит с помощью российских и американских специалистов контакты между противоборствующими сторонами. Вначале обеспечивать безопасность в зоне деэскалации будут российская военная полиция в координации с американцами и иорданцами.

Надо отметить, что идея подобных эон была разработана Россией Турцией и Ираном на переговорах в столице Казахстана Астане. Предполагалось создание в Сирии четырех зон деэскалации (в провинциях Идлиб, Хомс, в Восточной Гуте и на юго-западе Сирии). К сожалению, до сих пор границы этих зон Москвой, Анкарой и Тегераном не согласованы.  

Говоря о зоне деэскалации на юге Сирии, спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, ещё до российско-американских договоренностей обратил внимание на то, что для ее создания потребуется участие США и Иордании, имеющих влияние на действующие в этом районе группировки оппозиции.

Эту идею поддержал аналитик Эндрю Тейблер из Вашингтонского института Ближневосточной политики. Он отметил, что юго-запад Сирии - самое подходящее место для сотрудничества между США и Россией в этой арабской стране, поскольку обстановка там относительно спокойная, а Вашингтон по-прежнему имеет влияние на обученные им оппозиционные группировки, воюющие с Дамаском.

Кроме того, свое слово сказал и Израиль, который категорически не допускает даже возможности присутствия или движения по маршрутам на территории Сирии иранских военнослужащих или «Хезболлы» вблизи своей границы в районе Голанских высот.

Как заявил недавно в интервью российскому изданию «Коммерсант» министр обороны Израиля Авигдор Либерман, «Иран сегодня превращает всю Сирию, в том числе юг, в плацдарм против Израиля. Мы этого не готовы допустить, не готовы с этим мириться…< >.

Израиль опасается укрепления так называемого «шиитского пояса», протянувшегося от Ирана через Ирак и Сирию к Ливану, к Средиземному морю, что дает Тегерану возможность создания прочного моста для снабжения группировок «Хезболла» в Ливане.

Как отмечают СМИ, именно об этом президент Роухани открыто заявил 26 марта 2017 года, когда запускал строительство железной дороги Тегеран — Сенендедж (Иранский Курдистан).

Свою озабоченность высказывал в Москве премьер Израиля Биньямин Нетаньяху во время своего мартовского визита в Россию.

В ответ на обстрелы с сирийской территории, Израиль постоянно наносит авиаудары в районе Голанских высот и в глубину Сирии по целям проиранских группировок. В последние недели израильская авиация активизировала боевую деятельность. Так, с 24 июня по 2 июля израильтяне нанесли пять ударов в районе Голан на сирийской стороне.

По всей вероятности, такая активность преследовала цель инициировать решения по созданию «зоны безопасности». Еще в марте, в Москве, по утверждениям наблюдателей, израильский премьер высказал президенту Путину просьбу поддержать идею о «зоне безопасности» вокруг Голанских высот.

И эта идея воплощается в жизнь. По утверждениям журнала Foreign Policy, задача российско-американского соглашения, достигнутого в Гамбурге – учесть требования Израиля и Иордании (последняя тоже является стороной соглашения) не допускать иранские силы и группировки «Хезболла», в район вблизи Голанских высот (занятых Израилем и отделяющих Сирию от Израиля), а также к иорданской границе.

Соглашение, по данным ForeignPolicy, «призывает превратить юг Сирии ниже Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда в зону, куда не допускаются бойцы «несирийского происхождения».

На пресс-конференции 8 июля в Гамбурге в рамках саммита G-20 президент Путин, говоря о согласованной зоне деэскалации, отметил, что были проведены консультации с Израилем, «Мы будем еще проводить эти консультации в ближайшее время»- добавил он.

Нет сомнений, что формирование южной зоны деэскалации затрагивает интересы многих игроков на сирийском поле. Причем интересы эти порой прямо противоположные. Это добавляет азарт в и так жесткую, а порой и жестокую игру, ведущуюся вокруг Сирии, в самой Сирии и на ее южных и юго-западных границах.

И эта юго-западная зона деэскалации призвана обеспечить безопасность в районе сложной сирийско-израильской границы и предотвратить противостояние иранских, проиранских вооруженных формирований и группировок «Хезболлы» с израильскими силами самообороны. Это явно снижает риск взрыва еще одной горячей точки, которых не счесть на территории Сирии, да всего Ближнего Востока.

Спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура справедливо считает установление режима перемирия на юго-западе Сирии значимым шагом в деле урегулирования конфликта. Это, безусловно, так. Однако действия России, сотрудничающей в этом вопросе с США, Иорданией и даже Израилем, могут не в определенной мере понравиться Ирану. И в перспективе это способно негативно сказаться на взаимодействии Москвы и Тегерана в Сирии. Поэтому Москве придется проводить разъяснительную работу среди противников южной зоны деэскалации.

Ценность договоренностей о прекращении огня в юго-западной зоне деэскалации заключается, прежде всего, в сохранении сотен жизней. Кроме того, это еще одно реальное подтверждение важности делового сотрудничества России и США, направленного на стабилизацию ситуации в Сирии. Соединенные Штаты признали необходимость создания подобных зон в наиболее чувствительных районах противостояния правительственных сил и оппозиционных группировок, не входящих в список террористических.

13 июля в телефонном разговоре президент РФ Путин и король Иордании Абдалла II высоко оценили значение создания зоны деэскалации на юго-западе Сирии для дальнейшей работы в целях установления режима прекращения боевых действий и в других районах Сирийской Арабской Республики.

Президент РФ Владимир Путин на недавней пресс-конференции в Гамбурге подчеркнул: «Есть понимание, что, объединяя усилия, мы [РФ и США – В.С.] можем многого добиться. И как результат, вчерашняя договоренность по южной зоне деэскалации. Знаете, кто бы как на это ни реагировал, но я вам могу сказать, что это один из прорывов, который нам удалось сделать, кстати говоря, в ходе работы с президентом Трампом. Это реальный результат совместной работы, в том числе с США».

Надеемся, что за этим важным шагом, как сказал де Мистура, последуют согласованные шаги всех военно-политических игроков, заинтересованных в стабильной, мирной, безопасной Сирии, где не будет место насилию и террористическому мракобесию.

Ключевые слова: США Россия Иран Сирия Путин Израиль Иордания южная зона деэскалации

Версия для печати