Западная Финансовая Закулиса полностью подчинила политический институт власти

13:03 19.06.2017 Александр Артамонов, журналист-международник


Валери Бюго - изветсный юрист банковского права, специалист в области макроэкономических отношений и постоянный автор экономического раздела американского оппозиционного интернет-издания Saker. Она - один из экономических советников франко-бельгийской католической правой партии "Цивитас", выступающей за традиционную организацию экономики и за базовые семейные ценности. В июне текущего года на прилавках книжных магазинов в Париже появилась ее новая книга "О новом духе законов и о валютно-финансовой организации мира". "Международная Жизнь" получила у автора книги эксклюзивное интервью с изложением сути затронутых в этом исследовательском труде вопросов.

Валери Бюго. Я - юрист в области частного права, что автоматически заставило меня заинтересоваться банковскими и валютными вопросами. Но по образованию, я - не банкир. Также никогда не работала в качестве финансиста в кредитных учреждениях.

Александр Артамонов. Тем не менее, если я правильно понимаю, Вы занимаетесь исследованиями именно в области макроэкономики и международных финансов. Так, Вы только что выпустили Вашу новую книгу, озаглавленную "О новом духе законов и о валютно-финансовой организации мира". Книга выпущена в соавторстве с Жаном Реми, в издательском доме SIGEST c предисловием Филиппа Бурсье Де Карбона. Мой первый вопрос касается того определения, которое Вы даете частной собственности, которую Вы полагаете основой нынешнего искаженного восприятия экономической реальности в западном мире. Не могли бы Вы объяснить поподробнее, о чем идет речь?

В.Б. Вопрос частной собственности меня заинтересовал исключительно в рамках проведенных мною исследований по экономической геополитике. Такой интерес к указанной теме сопряжен с тем, что, согласно современным нормам французского, да и, пожалуй, общеевропейского права, само существование частной собственности оказалось под угрозой. Это связано с той политической конъюнктурой, в которой мы отныне существуем. Теперь возникло новое определение собственности. Было также разработано инновационное понятие экономической собственности. На самом деле, речь идет о заимствовании из англо-саксонского делового права. Новый подход, в свою очередь, не может не сказаться на экономике ЕС. Юриспруденция это уже ощутила, как удар по самому институту частной собственности и всем сопутствующим ему свободам.

А.А. Если я правильно понял некоторые главы из Вашей книги, само определение экономической собственности, как Вы его трактуете, связано с обязательным наличием власти у держателя такой собственности. То есть речь идет о смешении двух ветвей власти: экономической и политической...

В.Б. Вполне очевидно, что политика - это, прежде всего, организация жизни в обществе. Таков естественный порядок вещей. К сожалению, сегодня вполне очевидно, что западные государства имеют целью отнюдь не лучшее устройство общественной жизни, но, скорее, повышение отдачи на капитал для основных держателей авуаров. Государства отказались под жестким контролем. Отныне они всецело подчинены указанной задаче. Все же международные финансовые кредитные учреждения - ЕБРР, МВФ, Центробанки европейских стран и проч. - превратились в инструменты частных интересов. Таким образом, скомпрометировано базисное определение политики, как не более, чем орудия организации совместного проживания людского сообщества. Мы присутствуем при некоем терминологическом извращении, потому что отныне под политикой подразумевается именно вышеозначенная защита материальных интересов группы лиц, объединяющих в своих руках власть и капиталы.

А.А. Что ж, позвольте мне сослаться на еще одну Вашу статью, опубликованную в американском издании Saker, на его франкоязычной странице. В этом обнародованном Вами недавно исследовании Вы рассматриваете постепенный переход от классической частной собственности к тому сращению различных ветвей власти, которое теперь, похоже, стало императивом  западной экономической жизни.

В.Б. Да, за последние 300 лет произошла экономическая эволюция, которая привела к максимальной концентрации мирового капитала в немногочисленных руках. Все началось с политического утверждения системы центробанков. Руководители этой организации присвоили себе право управления запущенной в оборот денежной массой. В развитие такого положения вещей, они переписали еще ряд соответствующих юридических норм, тем самым, сняв препоны на пути максимальной концентрации капитала в своих руках. Для проведения этих махинаций общественные деятели нашего западного мира были последовательно и системно коррумпированы. В результате, политика, как таковая, вообще утратила свой первоначальный смысл. С другой стороны, став хозяевами на политической арене, эти воротилы присвоили себе, тем самым, и монополию на насилие - то есть управление армией. Вполне очевидно, что если Вы кормитесь из их кормушки, они автоматически превращаются в Ваших хозяев. И вот, при помощи грубого насилия, то есть путем принуждения, произошло овладение международной валютной системой. Отныне ничто не смеет противиться тем, кто удерживает экономические бразды правления в своих руках. То есть система сдеживания и противовесов упразднена! Далее эти люди породили соответствующие международные институты власти, перед которыми была поставлена задача еще большей концентрации возможностей воздействия на окружающий мир в руках правящей элиты. Так что сегодня она, эта элита, созрела для навязывания человечеству Нового Порядка, который отринет все правила нынешнего мироустройства, если никто не воспрепятствует вышеизложенному.

Кроме того, эти люди работают закулисно, что только усиливает их власть. К сожалению, это делает еще более затруднительным для всех нас выход из созданной ими реальности. Получается, как на сугубо государственном для Франции, так и на международном уровнях создана некая ловушка, в которую попало все человечество.

А.А. А каково в данном случае политико-экономическое положение Франции. Есть ли у Вашей страны шанс как-то обрести вновь свою валютную и политическую суверенность?

В.Б. Мне представляется, что проблема Франции полностью соответствует общему контексту, в рамках которого наши государства превратились в экономических и, по существу, валютных вассалов тех, кто держит планетарную финансово-экономическую власть. Эти мировые правители отрицают самую суть нормальных человеческих взаимоотношений, а именно: правильное устройство общества, социальную защиту населения, право на свободу слова, свободу предпринимательства, а теперь уже и свободу совести!

Вместе с тем, если мы не поменяем саму базовую концепцию социальной организации, выйти из порочного круга станет для нас невозможным - ни для Франции, ни для других стран, таких, как США, Канада и прочих эманаций западной власти. Единственной возможностью является возвращение государству экономического и финансового суверенитета, что предполагает осознание гражданами этих государств нависшей над ними опасности. Но не похоже, что это отрезвление уже наступило. Сами средства массовой информации, вместо того, чтобы давать правильную картину мира, тиражируют сообщения о различных происшествиях или даже попросту служат отдушиной для бегства от серой повседневности.

Со стороны наших оппонентов, мы имеем дело с блестящей когортой мыслителей уже многие века, оттачивающих методы подчинения себе окружающего мира. Помимо виртуозного владения экономическим фактором, они также мастера управления военной силой. К тому же, они умеют лишить противостоящих им людей самой надежды на благополучный исход конфронтации. Чем сильнее чувство обреченности со стороны жертвы, тем еще больше утверждается принцип доминирования со стороны агрессора.

А.А. Да, это хорошо ощущается при анализе общественного мнения Западной Европы. Но в своей книге Вы затронули глубинные вопросы, касающиеся не только западных стран. В своем труде Вы доказываете, что, помимо уже подчиненных стран, эта Закулиса устремляет все свои силы для овладения экономическим и политическим пространством России и Китая.

В.Б. Да, на самом деле. В наши дни, безликое, анонимное овладение мировым капиталом достигло такого размаха, что перед его лицом любая законная и видимая власть превращается в слабую жертву, хотя бы потому, что она, эта законная власть, подчиняется приниципам прозрачности и законности. Гигантские масштабы борьбы таковы, что иначе, чем планетарным  финансовым спрутом это явление назвать невозможно! Правители мира протянули свои щупальца к властным центрам всех государств. А некоторые западные институты власти находятся под их прямым и непосредственным контролем. Уровень их проникновения может быть выше или ниже, но на сегодня ни одно государство мира от них не свободно. Степень же заражения зависит от уровня сопротивления, который агрессор встречает на местах.

А.А. То есть этот феномен можно уподобить финансово-экономическому раку, разъедающему наше мироустройство изнутри.

В.Б. Мне кажется, что аналогия со спрутом вернее. Применение Вашей аналогии подменяет суть рассматриваемой проблемы. Речь идет не о болезни, но о захвате центров управления: некоторые лица сумели взять под свой контроль мировую финансовую систему, а далее и установить контроль над системой политической. Далее, конечно, уже можно строить свой анализ для того, чтобы вычислить не показывающих свои лица врагов. Дело не в организации экономических отношений. Она-то, эта организация, вполне правильная. Дело в том, кто всю систему контролирует!

Целью той книги, которую я написала в соавторстве с Жаном Реми, является предложить суверенным государствам набор юридических средств для восстановления полного и независимого контроля над своей денежной эмиссией. Как только управление собственной денежной массой восстановится, государство автоматически выпадет из-под управления Закулисы и возродит здоровые экономические отношения с соседними странами. Такие взаимосвязи будут строиться исходя не из надмировых политических побуждений, а исключительно в соответствии с соображениями экономической целесообразности.

Мы проанализировали тексты многочисленных международных соглашений, заключенных между западными странами и пришли к выводу о том, что везде прописан этот принцип экономического доминирования немногих надо всеми, что фатально влияет на всю мировую экономику.

А.А. Я понимаю, что Вы, как юрист, считаете, что любая проблема может быть решена полюбовно или же через суд. Но не кажется ли Вам, что никто добровольно власть еще не отдавал и что единственный способ избавиться от доминирования это пойти революционным путем?

В.Б. Как бы то ни было, не думаю, что от такой власти можно избавиться при помощи революции. Речь, скорее всего, идет об осознании населением, с чем оно столкнулось. Для начала надо обрести ясное понимание того, как строится экономическая власть в западном обществе. Так, в наших странах, вся ее полнота сосредоточена в руках политических партий. Кстати, это верный способ отъема инициативы у большинства. Как только политическая партия предлагает свою программу, она фактически заставляет людей за нее голосовать. Все, что может выбрать человек, это чью-то программу. Люди не в состоянии выбирать "а ля карт", то есть по принципу - "мне подходит Ваше первое предложение, но второе нет, а третье надо уточнить и обсудить"... Так происходит установление контроля над политической жизнью и подмена обсуждения реальных вопросов выборными инициативами. Тут ощущается подрыв самого принципа демократии. Получается, что сама парламентская игра противостоит демократическому принципу. Причем СМИ полностью поддерживают эту войну против человека и здравого смысла. Но обман очевиден. Иногда достаточно просто назвать вещи своими именами, чтобы все поставить на место. Как говорил Наполеон: "Когда сталкиваешься с болтуном, достаточно привести ему реальные факты, чтобы заставить его замолчать". Словесные построения тут излишни. Сами партии почувстсвовали опасность и пытаются перейти от жестких ригидных конструкций к размытым неформальным движениям. Но начинания эти опять-таки находятся под контролем тех же индивидов, что, соответственно, приведет к подобному результату. Это порочный круг, а штурвал по-прежнему в руках тех же неформальных и неизвестных людям власть предержащих. Но постепенно появляются настоящие движения, порожденные самим людьми. Речь тут не идет об очередных аватарах тех же старых политических партий, но о новых движениях - таких, как "Цивитас", и даже о неких международных начинаниях. Такие новые движения ведут к освобождению общественного мнения и к новой финансовой организации мира. Но эти движения еще не осознали в полной мере свою инновационную силу.

А.А. Вы, похоже, относитесь к популяции немногочисленных исследователей, обладающих незашоренным мышлением.

В.Б. Дело в том, что сам отбор в интеллектуальную элиту ведется по жестким стандартам. Именно поэтому право уже не является прежней юриспруденцией в классическом смысле слова, а экономика - уже совсем не та экономика, которую мы проходили в вузах. И экономисты, и юристы - как я, собственно, и объясняю это в своей книге - превратились в орудие массового уничтожения народов. Эта система может только однажды полностью рухнуть или же... не рухнуть вовсе. Половинчатые решения тут невозможны, так как у нас нет независимых ветвей власти, а только эманации центрального явления.

То, что произощло на последних президентских выборах во Франции, абсолютно чудовищно: фактически члены Бильдербергского клуба назначили двух фаворитов. Потом они поставили на одну пешку и убрали с доски другую. У нас теперь нет оппозиции, так как все под контролем. Я впадаю в ступор, когда думаю, насколько легко люди позволяют собой манипулировать.

Да, про Бильдербергский клуб известно крайне мало. Есть, правда, один итальянский судья - по-моему, г-н Импозименто... - который обратил внимание мировой общественности на влияние, оказываемое данным клубом. Похоже, Импозименто считает, что именно эта организация выступила заказчиком терактов, реализованных секретными подразделениями НАТО. Люди просто должны осознать, что они находятся в серьезной опасности, так как реальная власть в руках этих финансовых воротил. Все мы в страшной опасности!

С другой стороны, я ощущаю, что люди что-то подсознательно чувствуют: они растеряны, подавлены, но, к сожалению, привыкли к тому, что ни один аспект их повседневной жизни им не принадлежит. А потому они теперь так недоверчивы. Порой бывает крайне трудно довести до них даже стоящую непредвзятую мысль.

Важно подчеркнуть, что эта система держится на закулисности, на безликости финансовой власти, достигшей уже зрелой стадии. Ведь банкиры в норме пользуются методами манипуляции, подмены, инструментализации. Это их оружие. Если тайное станет явным, то они лишатся своего жала!

Интервью реализовано и обработано А.Артамоновым.

Ключевые слова: Франция Валери Бюго

Версия для печати