Напрасные хлопоты

21:07 09.06.2017 Елена Ананьева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Пиррова победа», «Мэй забила гол в свои ворота», «Британия в болоте», «На ниточке» - такими заголовками пестрели СМИ 9 июня после объявления итогов досрочных выборов в Соединенном Королевстве 8 июня. Казалось, что Т. Мэй, задумав их, руководствовалась железной логикой. Действительно, со времени ее вступления в должность премьер-министра Консервативная партия стабильно опережала лейбористов на 20 п.п., а личный рейтинг Т. Мэй намного превышал рейтинг ближайшего соперника – лидера лейбористов Дж.Корбина. Однопартийцы-тори советовали воспользоваться глубоким кризисом в Лейбористской партии, где правое крыло (преимущественно верхушка партии) яростно выступала против своего лидера, «твердого левого».

Однако изначально Т. Мэй отказывалась проводить досрочные выборы, поскольку не желала играть в «политические игры» и будоражить страну, вновь возбуждая политические страсти в стране, расколотой референдумом о членстве Британии в ЕС (июнь 2016 г.). 

И без выборов борьба между «бремейнами» и «брекзитерами» (соответственно, сторонниками и противниками членства Британии в ЕС) не утихала. Шотландская национальная партия (ШНП) объявила о стремлении провести повторный референдум о независимости региона от соединенного Королевства, Северная Ирландия обеспокоена возможным закрытием границы с Республикой Ирландия в связи с выходом Британии из ЕС. В Верховном суде общественность оспорила единоличное право правительства направить Брюсселю уведомление о выходе из ЕС (в соответствии со ст. 50 Лиссабонского договора) без одобрения его в парламенте. В обеих палатах парламента кабинет Т. Мэй встретил жесткое обсуждение Брекзита, хотя и выиграл. Лейбористы намеревались голосовать в парламенте против окончательного соглашения между Британией и ЕС, шотландские националисты – против Билля, аннулирующего членство Британии в ЕС, либерал-демократы – устроить правительству обструкцию, как и невыборная Палата лордов. На этом фоне Т. Мэй обвинила уже своих противников в том, что они «играют в политические игры».

Премьер-министр стремилась заручиться крепким парламентским большинством перед переговорами с ЕС (оно составляло к досрочным выборам примерно 10 голосов), обеспечив «стабильность и определенность» стране. Действительно, на середину апреля Консервативная партия, согласно опросам, серьезно опережала основного соперника (44:23), а личный рейтинг Т. Мэй в качестве премьер-министра составлял 50% против 14% у лидера лейбористов Дж.Корбина как возможного премьер-министра[1].

Однако предвыборная кампания сложилась для консерваторов неудачно: Мэй произвела на избирателей не очень хорошее впечатление, когда отказалась участвовать в прямых теледебатах с Джереми Корбином. Вторая причина заключается в том, что недовольство вызвала социальная программа предвыборного манифеста консерваторов. Третьей причиной стали теракты 22 мая в Манчестере и 3 июня в Лондоне. Дело в том, что в двух правительствах прошлого премьер-министра страны Д. Кэмерона Мэй занимала пост министра внутренних дел. И ее упрекают в том, что она снизила ассигнования на полицию, хотя правящая партия урезала расходы по многим статьям.

Между тем, Лейбористская партия удачно выступила с предвыборным манифестом, а Дж. Корбин импонировал молодежи своей искренностью и открытостью. Уже к середине предвыборной кампании рейтинги консерваторов и Т. Мэй стали снижаться, а лейбористов как партии и Дж. Корбина как лидера пошли вверх.

Явка на выборы составила 68,7%, то есть оказалась выше, чем в 2015 г. – молодежь, которая не особенно активно участвует в выборах (по сравнению с более консервативно настроенным старшим поколением), на этот раз проголосовала.

По итогам досрочных парламентских выборов в Великобритании будет сформирован «подвешенный парламент», так как ни одной из партий не удалось получить абсолютное большинство голосов. В Британии действует мажоритарная избирательная система. Отсюда, доля голосов избирателей не соответствует количеству мест партий в парламенте. Консерваторы, завоевав 42,4% голосов, получили 318 мест в парламенте, лейбористы – 40% голосов и 261 место, либерал-демократы - 7,4% голосов и 12 мест, ШНП – 3% голосов и 35 мест, Демократическая юнионистская партия (ДЮП - региональная партия Северной Ирландии) – 0,9% голосов и 10 мест в Вестминстере[2].

 

UK results

after 649 of 650 seats

SORT BY:

General Election 2017 results

Party

Seats

Vote Share

Net percentage change in seats +/- %

Party

Conservative

318

Vote Share 42.4

Net change in seats +5.5

Party

Labour

261

Vote Share 40.0

Net change in seats +9.5

Party

Scottish National Party

35

Vote Share 3.0

Net change in seats -1.7

Party

Liberal Democrat

12

Vote Share 7.4

Net change in seats -0.5

Party

Democratic Unionist Party

10

Vote Share 0.9

Net change in seats +0.3

Party

Sinn Fein

7

Vote Share 0.7

Net change in seats +0.2

Party

Plaid Cymru

4

Vote Share 0.5

Net change in seats -0.1

Party

Green Party

1

Vote Share 1.6

Net change in seats -2.1

Party

UKIP

0

Vote Share 1.8

Net change in seats -10.8

Party

Social Democratic & Labour Party

0

Vote Share 0.3

Net change in seats 0.0

Party

Ulster Unionist Party

0

Vote Share 0.3

Net change in seats -0.1

 

Консервативная партия не только не получила дополнительные места в парламенте, но и утратила простое большинство. Политическое поле Британии фрагментировано, поэтому консерваторы не могут, как в 2010 г. пойти на коалицию с либерал-демократами (последние чуть не ушли на обочину политической жизни из-за своей соглашательской политики в коалиционном правительстве Д. Кэмерона). Тем более, исключена коалиция тори с лейбористами или ШНП.

Таким образом, единственный вариант, который сейчас может позволить консерваторам остаться у власти – сформировать коалицию с ДЮП или сформировать однопартийное консервативное правительство меньшинства, заручившись поддержкой ДЮП при голосовании своей программы и бюджета в парламенте (что называется “ confidence and supply”), то есть поддержать вотум доверия правительству и разрешение распоряжаться государственными средствами. На первом этапе Т. Мэй заручилась ее поддержкой и после аудиенции у королевы Елизаветы II будет вести переговоры с Арлин Фостер, которая и возглавляет эту партию. В таких условиях ДЮП получает очень большие преимущества и начинает играть роль третьей силы. Удастся ли им согласовать позиции?

ДЮП выступает за «мягкий» Брекзит, в то время как Т. Мэй настаивает на жестком сценарии, предполагающем выход Великобритании из Единого рынка и Таможенного союза. Это означает, что граница между Республикой Ирландией и Северной Ирландией будет закрыта, что негативно воспринимают в этом регионе. В предвыборном манифесте ДЮП записано, что партия будет добиваться «всеобъемлющего соглашения с ЕС о свободной торговле и таможенных правилах». Есть и другие разногласия: Северная Ирландия, где проживает много ирландцев-католиков, - единственный регион, где запрещены однополые браки, существует строгое законодательство в отношении абортов. Ведущие фигуры ДЮП считают вопрос однополых браков «красной чертой» на переговорах с Т. Мэй («В Северной Ирландии Петр не женится на Павле»[3]). Демократические юнионисты также расходятся с консерваторами по мерам социальной политики, особенно пенсиям и субсидиям на зимнее отопление.

Лейбористская партия официально заявляла о том, что она могла бы сформировать правительство меньшинства. Тем не менее, представители партии ранее объявляли и о том, что не будут объединяться с Шотландской национальной партией (ШНП), раскалывающей страну референдумом о независимости. К тому же, по результатам выборов, ШНП получила гораздо меньше мест в парламенте, чем рассчитывала ее лидер Никола Стерджен – всего 35 (против 56 на выборах 2015 г.). Более того, консерваторы завоевали в Шотландии 13 мест (против 1), лейбористы – 7 (против 1), либерал-демократы – 4 (против 1). Таким образом, три партии, которые выступали за единство страны на референдуме о независимости Шотландии, серьезно потеснили ШНП, которой уже будет затруднительно угрожать Лондону новым референдумом о независимости. Пожалуй, таков единственный утешительный итог выборов для консерваторов.

Референдум о членстве Великобритании в ЕС расколол страну. Несмотря на то что, сторонники членства Великобритании в ЕС в конечном итоге пришли к выводу, что с результатами референдума необходимо смириться, прошедшие выборы показали, что страна остается расколотой.

Т. Мэй пока останется на посту премьер-министра для того, чтобы назначенные на 19 июня 2017 г. переговоры с ЕС не были сорваны. Ситуация очень волатильна. Если консерваторам и ДЮП не удастся договориться, то Т. Мэй может сформировать правительство меньшинства, но вопрос относительно того, как долго такое правительство сможет удержаться и проводить решения через парламент, остается открытым. Многие обозреватели уже предрекают новые парламентские выборы примерно через полгода или в начале 2018 г.

Позиции Британии на переговорах с Брюсселем серьезно осложнятся. План Мэй потерпел фиаско.


[1] Voting Intention: Conservatives 44%, Labour 23% (12-13 Apr). URL: https://yougov.co.uk/news/2017/04/17/voting-intention-conservatives-44-labour-23-12-13-/

[2] Election- 2017. Results. URL: http://www.bbc.com/news/election/2017/results

[3] Farmer D. What they will demand to prop up Theresa May. URL: http://www.telegraph.co.uk/news/2017/06/09/dup-will-demand-prop-theresa-may/

Ключевые слова: Великобритания выборы Европейский союз

Версия для печати