Китай меняет курс (юаня)

12:56 02.06.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


В экономике Китая зафиксировано тревожное явление. Впервые за последние 11 месяцев отмечено ухудшение ситуации в промышленности. Это касается как реализации существующих проектов, так и выполнения перспективных заказов. Кроме того, статистика говорит об увеличении безработицы – что чревато серьезными социально-экономическими издержками.

Финансово-экономическая статистика относится к весьма закрытой сфере государственной жизни Китая. Однако один из ключевых показателей, характеризующих динамику промышленного производства, традиционно открыт для анализа и сопоставлений. Речь идет о так называемом «Индексе менеджеров по закупкам Caixin/Markit», характеризующем ситуацию в промышленном секторе. Именно он в мае текущего года упал значительно сильнее консолидированных прогнозов экспертов - с 50,3 пункта в апреле до 49,6 пункта. Экспертное сообщество прогнозировало лишь небольшое сокращение указанного индекса - до 50,1 пункта.

Суть выявленной тенденции становится еще более понятной, если учесть, что именно показатель в 50 пунктов является водоразделом, позволяющим оценить макроэкономические тенденции. Результат выше этого уровня указывает на расширение производства, а показатель ниже - на сокращение производственной активности.

Сами авторы исследования призывают не драматизировать результаты. Проводящие его организации Caixin и IHS Markit в совместном пресс-релизе подчеркнули, что «более мягкий рост производства отразил относительно медленное увеличение общего количества новых заказов в мае». Но и они вынуждены признать, что «рост в новых книгах заказов был также самым медленным, наблюдавшимся с того момента, как нынешний подъем начался в июле 2016 года. Данные показали, что потребительский спрос был относительно подавлен как внутри страны, так и за рубежом».

Один из ключевых китайских биржевых показателей - Shanghai CompositeIndex – отреагировал еще более существенным падением, что, в свою очередь, породило в экономической сфере Китая дополнительную неуверенность. «Производственный сектор Китая в мае оказался под повышенным давлением, а это значит, что экономика явно находится на нисходящей траектории», - констатирует в этой связи директор по макроэкономическому анализу в CEBM Group (дочерней компании Caixin) Чжэншен Чжун. (vestifinance.ru)

Однако, что еще более важно: новая экономическая статистика Китая соответствует общей тенденции растущей неуверенности на мировых рынках. В частности, руководство крупнейшего облигационного фонда Pacific Investment Management Co. (PIMCO) уже призвало ведущих инвесторов критически подойти к перспективам дальнейшего роста рынков. В очередном докладе этой организации, в котором анализируются тенденции на мировых рынках на ближайшие пять лет, риск глобальной рецессии оценивается с вероятностью в 70%. Инвесторы стали слишком самодовольными, хотя в мире изобилуют денежно-кредитные, налоговые, торговые и геополитические риски, - говорится в докладе. «Мы считаем, что многие участники рынка сегодня слишком расслаблены в отношении среднесрочных рисков, и инвесторы должны рассмотреть возможность использования циклического ралли, чтобы создать денежные средства, когда рынки в конечном итоге скорректируются», - делают вывод авторы исследования. Примечательно, что в обсуждении нарастающих негативных тенденций в мировой экономике приняли участие такие знаковые фигуры, как являющиеся ныне консультантами PIMCO экс-глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун, экс-спикер палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич и бывший глава Европейского центробанка Жан-Клод Трише.

Конкретно по регионам эксперты PIMCO видят наиболее опасные тенденции именно в Китае, а также в Европе. Риски понижения экономических перспектив с 2016 года включают снижение перспективы роста Китая, темпы которого могут сократиться до 5,5% по сравнению с нынешними темпами в 6,5%. Что же касается еврозоны, то здесь темпы экономического роста в ближайшие пять лет «вероятно, снизятся до 1,25%», - отмечается в докладе PIMCO.

Его авторы призывают инвесторов отказаться от чрезмерных ставок на развитие китайской экономики и попытаться укрепить позиции на новых рынках за пределами Китая, которые способны продемонстрировать здоровый рост и доход. Россия в данном контексте не упоминается, однако очевидно, что она относится к категории подобных «новых рынков». (vestifinance.ru)

Подтверждением серьезности происходящих в китайской экономике процессов стало и принятое на днях правительством страны решение ужесточить контроль над обменным курсом юаня. Указанное решение может иметь далекоидущие последствия для международных торгово-экономических позиций Пекина, поскольку оно идет вразрез с данным властями страны 18 месяцев назад обещанием ослабить государственный контроль над курсом национальной валюты. Такое обещание было условием включения юаня в валютную корзину Международного валютного фонда (наряду с долларом США, евро, британским фунтом и японской иеной), на основе которой рассчитывается стоимость специальных прав заимствования этого финансового института. Народный банк Китая тогда же пообещал постепенно либерализовать контроль за движением капитала в Китае, что позволило бы повысить привлекательность юаня для инвесторов. Однако с середины 2016 года в Китае действуют новые строгие меры контроля за движением капитала, призванные остановить его отток из страны и конвертацию юаней в доллары. Власти страны также ввели новые ограничения для прямых иностранных инвестиций китайских корпораций и ужесточили надзор над рядом других трансграничных транзакций.

Причины подобных изменений финансово-экономической политики Пекина лежат преимущественно в сфере внутренних факторов. В частности, по оценкам местных экспертов, в течение двух последних лет отмечен значительный рост трансграничных транзакций и использования других методов вывода капиталов за границу, что, в свою очередь, стало оказывать возрастающее давление на курс юаня. В результате Народный банк Китая был вынужден потратить более 1 трлн. долларов из своих валютных резервов, чтобы удержать курс. Однако задачи стабилизации ситуации решены не были, и в результате в мае текущего года рейтинговое агентство Moody’s Investors Service впервые за почти 30 лет понизило кредитный рейтинг Китая - с Аа3 до А1, – подав тем самым соответствующий сигнал международным инвесторам. В результате долгосрочный кредитный рейтинг Китая сравнялся с рейтингами таких стран, как Япония, Чехия и Саудовская Аравия. Последний раз агентство Moody’s понижаило рейтинг Китая в ноябре 1989 г. после подавления властями акций протеста на площади Тяньаньмэнь. (vedomosti.ru)

Продолжающиеся реформы, скорее всего, приведут к трансформации экономики и финансовой системы Китая, полагают в Moody’s, но вряд ли предотвратят существенный рост долга. Госдолг Китая достигнет 40% ВВП к 2018 году и приблизится к 45% к концу текущего десятилетия, считают в агентстве.

Ранее в этом году негативный прогноз рейтингам Китая присвоило другое рейтинговое агентство – S&P. (vedomosti.ru)

Китайские власти оперативно среагировали на действия рейтингового агентства – но опять-таки посредством регулирования курса юаня. По свидетельству источников на Шанхайской бирже, все последние дни мая Народный банк Китая «вмешивался во внутренний валютный курс», заставляя государственные банки покупать юани и продавать доллары. В результате по состоянию на 1 июня был зафиксирован рекордно высокий курс юаня к доллару за последние пять месяцев. По свидетельству местных экспертов, власти стремятся укрепить юань после понижения кредитного рейтинга страны агентством Moody's Investors Service. Курс юаня на 1 июня был зафиксирован на 0,8% выше, чем в предыдущий день, и его уровень оказался самым высоким с 10 ноября 2016 года. Накануне, 31 мая, внутренний курс юаня достиг отметки 6,821 к доллару, -  что и послужило толчком к событиям 1 июня.

В настоящее время прослеживаются два сценария, по которым Народный банк Китая активно вмешивается в процесс формирования курса юаня в целях его искусственного завышения. Первый сценарий исходит из необходимости удержать инвесторов от ставок на понижение курса национальной китайской валюты на фоне снижения кредитного рейтинга. Второй сценарий предусматривает повышение подобным путем привлекательности внутренних облигаций Китая для иностранных инвесторов. В данном контексте следует рассматривать и принятое центробанком решение о взаимной «привязке» облигаций, торгующихся на площадках материкового Китая (прежде всего, на Шанхайской бирже) и в Гонконге в рамках формирования местного индекса Hang Seng. (vestifinance.ru)

Согласно имеющейся информации, происходящие в настоящее время в производственном и финансовом секторах китайской экономики может иметь далекоидущие последствия, прежде всего, в плане выстраивания отношений Пекина с ведущими государствами и международными структурами – в том числе с США и Россией. Американский президент Дональд Трамп может попытаться использовать снижение экономических показателей в Китае и вмешательство регулятора в валютную ситуацию в качестве аргумента для ужесточения позиции по торговым взаимоотношениям США и Китая. Нарастание кризисных явлений прослеживается и по линии взаимоотношений Пекина с МВФ.

В сложившейся ситуации китайское руководство, со своей стороны, может внести коррективы в собственные внешнеэкономические приоритеты в сторону большего внимания к реализации проектов в рамках концепции «Нового Шелкового пути», обсуждавшихся на недавнем саммите в Пекине.

Еще одним следствием вышеуказанных процессов в Китае может стать перераспределение сил в мировой экономике – в том числе в балансе между странами «большой семерки» с одной стороны и государствами группы БРИКС с другой. Как справедливо напомнило в контексте завершившейся встречи государств G7 в Италии японское издание «Нихон кэйдзай», «ранее на «большую семерку» приходилось 70% от мирового валового внутреннего продукта, однако в результате активизации Китая, Индии и других быстроразвивающихся стран сейчас эта доля снизилась до 50%». (inosmi.ru)

И в этом плане перед Россией также открываются перспективные «окна возможностей» как на Западе, так и на Востоке.

Ключевые слова: США Китай Россия Индия экономика МВФ финансы «Новый Шелковый путь» промышленное производство Shanghai Composite Index Hang Seng «большая семерка»

Версия для печати