Сирия: перспективы деэскалации

23:37 11.05.2017 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото Марии Захаровой из сети «Фейсбук»

Состоявшаяся только что встреча в Белом доме президента США Дональда Трампа и министра иностранных дел России Сергея Лаврова стала ещё один шагом в деле поиска путей сирийского урегулирования. Ясно, что с учетом факта новых российско-иранско-турецких инициатив по созданию в Сирии зон деэскалации, позиция США может, как способствовать развитию этого процесса, так и мешать ему. После беседы в Овальном кабинете можно предварительно говорить о том, что, скорее всего, Трамп готов «не мешать», имея в виду свои интересы и планы присутствия в этом регионе Ближнего Востока.

Так, давайте посмотрим, насколько быстро стала развиваться ситуация на этом направлении. Буквально за несколько первых дней мая перед нашими глазами развернулся новый вариант сирийского урегулирования с участием России, Ирана и Турции. И, как представляется после беседы Лаврова и Трампа, при, скажем так, «позитивном нейтралитете» США.

Хозяин Овального кабинета остался очень доволен встречей с российским министром иностранных дел: «#BREAKING Trump says meeting with Russia's Lavrov 'very good'» – «Трамп сказал, что встреча с Лавровым «очень хорошая», сообщается в «Твиттере» агентства «Франс пресс».

А пресс-служба Белого дома заявила: «Президент Трамп подчеркнул необходимость работать вместе, чтобы положить конец конфликту в Сирии, в частности, обратив внимание на необходимость сдерживать режим Асада и Иран… Президент рассказал о возможности более широкого взаимодействия в решении конфликтов на Ближнем Востоке и повсеместно. Президент также подчеркнул свое желание выстроить более хорошие отношения между США и Россией».[1]

Заметно было по лицу Трампа, что он, действительно, находился в хорошем расположении духа, чего за ним не наблюдалось на встречах с некоторыми гостями Белого дома, например, канцлера Меркель…

 

Фото МИД России

Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам встречи с президентом США отметил следующее[2]: «Подробно говорили о Сирии, в том числе в контексте тех идей, которые сейчас сформулированы в отношении создания зон деэскалации. У нас общее понимание, что это должно быть шагом к прекращению насилия по всей территории САР, который поможет решать гуманитарные проблемы и создать прочные основы для того, чтобы двигаться к политическому урегулированию на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Договорились, что будем вместе продолжать работать в рамках формата Астаны, где США присутствуют в качестве наблюдателей. Мы оценили конструктивный вклад, который США внесли на последней встрече. Будем сотрудничать и в рамках Женевского процесса, который, как заявил специальный представитель Генерального секретаря ООН С. де Мистура, должен возобновиться буквально на следующей неделе. Рассчитываем, что Правительство Сирии и все оппозиционные группы будут действовать конструктивно…

Президент США Д.Трамп четко подтвердил свою заинтересованность в том, чтобы выстраивать взаимовыгодные, деловые и прагматичные отношения, а также решать проблемы…

Мы, прежде всего, концентрировались на тех идеях, которые обсуждались во время визита Госсекретаря США Р.Тиллерсона в Москву, когда он поделился мыслями касательно создания зон деэскалации и безопасности. Это была инициатива, которую Президент США Д.Трамп упоминал в ходе своих телефонных разговоров с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Затем Госсекретарь США Р.Тиллерсон в Москве представил ее более подробно. Сейчас эта инициатива воплощается в договоренности, достигнутые в Астане, где было предложено создать четыре зоны деэскалации, в том числе и на юге, т.к. США особенно заинтересованы в том, чтобы стабилизировать ситуацию на границе Сирии с Иорданией и Израилем. Мы готовы в этом сотрудничать…

Мы заинтересованы в том, чтобы Соединённые Штаты активно проявляли себя в этих вопросах…

Президент США Д.Трамп сегодня в очередной раз подтвердил, что в Сирии для США главное – победить террор. Здесь мы полностью солидарны».

 

Когда в Гарантах согласие есть

 

Итак, Трамп «в очередной раз подтвердил, что в Сирии для США главное – победить террор». Российские интересы в этом совпадают с американскими. Именно во имя разгрома террористических сил и выхода на политическое урегулирование 4 мая, ровно за неделю до встречи С.Лаврова и Д.Трампа, в столице Казахстана Астане был совершен реальный прорыв в деле формирования новый системы безопасности на территории Сирии – Россия, Иран и Турция достигли консенсуса по пунктам Меморандума о зонах деэскалации в Сирии. То есть, астанинский процесс, который является частью международных усилий по урегулированию сирийского конфликта, принес серьезный документ, положения которого готовы гарантировать Москва, Тегеран и Анкара. С учетом непростых отношений Турции и Ирана это астанинский Меморандум можно считать дипломатическим успехом России, поскольку при учете интересов этих стран главное его содержание – учет интересов сирийского народа.

 

Зал переговоров в Астане.

Процитируем некоторые положения документа под названием «Меморандум о создании зон деэскалации в Сирийской Арабской Республике», опубликованном на официальном сайте МИД РФ[3]:

«Исламская Республика Иран, Российская Федерация и Турецкая Республика, как страны-гаранты соблюдения режима прекращения боевых действий (РПБД) в Сирийской Арабской Республике (далее – Гаранты),.. договорились о нижеследующем.

В целях скорейшего прекращения насилия, улучшения гуманитарной ситуации и формирования благоприятных условий для продвижения политического урегулирования конфликта в Сирийской Арабской Республике будут созданы следующие зоны деэскалации:

- провинция Идлиб, а также определенные части соседних провинций (провинции Латакия, Хама и Алеппо),

- определенные части на севере провинции Хомс,

- Восточная Гута,

- определенные районы на юге Сирии (провинции Деръа и Кунейтра).

 

Провинции Сирии, затронутые соглашением о «зонах деэскалации». Схема от Первого телеканала

Создание зон деэскалации и полос безопасности является временной мерой, продолжительность которой составит 6 месяцев с автоматическим продлением на основе консенсуса Гарантов.

В границах зон деэскалации:

- прекращаются боевые действия между конфликтующими сторонами (Правительство САР и формированиями вооруженной оппозиции, которые уже присоединились или присоединятся к РПБД), в том числе, применение любых видов вооружений, включая авиационные удары;

- обеспечивается быстрый, безопасный и беспрепятственный гуманитарный доступ;

- создаются условия для оказания населению медицинской помощи и удовлетворения первоочередных нужд граждан;

- принимаются меры по восстановлению объектов инфраструктуры, в первую очередь, водо- и энергоснабжения;

- создаются условия для безопасного, добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц…

Для предотвращения инцидентов и боевых столкновений между конфликтующими сторонами вдоль границ зон деэскалации создаются полосы безопасности…

Гаранты обязуются:

- принять все необходимые меры для обеспечения выполнения противоборствующими сторонами РПБД;

- принять все необходимые меры для продолжения борьбы с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и всеми другими лицами, группами, предприятиями и организациями, связанными с «Аль-Каидой» или ИГИЛ, и прочими террористическими группами, которые признал таковыми Совет Безопасности Организации Объединенных Наций как внутри, так и за пределами зон деэскалации (вот по выполнению этого пункта можно, судя по словам Трампа на встрече с Лавровым, ожидать активного участия американцев – С.Ф.);

- продолжить усилия по присоединению к РПБД формирований вооруженной оппозиции, которые до настоящего времени не присоединились к РПБД».

Документ конкретный, вступивший в силу сразу после его подписания.

Определение зон деэскалации – дело ближайших недель. К 4 июня эта работа должна быть завершена, и программа полностью инициирована. С учетом того, что внутри этих зон будет запрещено применение оружия и обеспечена работа гуманитарных организаций, многие сирийцы должны спокойно вздохнуть после шести лет войны. Три государства-гаранта намерены обеспечить безопасность этих территорий. То есть, создается масштабный район, вернее, комплекс районов Сирии, где мир наступит очень скоро. А кто сунется – тот пусть пеняет на себя, включая зарубежных «друзей» боевиков. Заметим, что возможные провокации с применением химического оружия, чем стали в последнее время заниматься террористы при поддержке зарубежных спонсоров, в районах зон деэскалации уже вряд ли будут столь простыми для организации. А провокаторы и спонсоры получат не только по рукам…

Заявленный визит в Россию короля Саудовской Аравии наверняка, если он состоится, будет посвящен в значительной степени обсуждению сирийского урегулирования. А привлечение к этому процессу Эр-Рияда только укрепит надежду на его эффективное развитие.

Важно и то, что зоны деэскалации станут де-факто «бесполетными зонами»: «Работа авиации в зонах деэскалации, особенно сил международной коалиции, не предусматривается абсолютно – с уведомлением, без уведомления. Этот вопрос закрыт», – заявил Александр Лаврентьев, спецпосланник президента России, глава российской делегации на переговорах по Сирии в Астане.[4] Эта «международная коалиция» – американский проект с участием почти 60 стран. Плюс, это заявление – сигнал Израилю с его налетами на сирийскую территорию. Небо будет закрыто.

Вот, значит, сигнал оказался такой силы, что через несколько дней Трамп уже открыл прямой диалог с Москвой у себя в кабинете Белого дома, приняв Сергея Лаврова. Тем более что представитель России на переговорах в Астане заявил, что круг потенциальных наблюдателей в зонах деэскалации в Сирии не очерчен. Значит, для США было сказано: «You are welcome».

10 мая, выступая в эфире программ телекомпании «Мир» Сергей Лавров напомнил, что полтора года назад президент Владимир Путин на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке предложил западным партнерам создать единый фронт борьбы с терроризмом. «Предложение российского лидера остается в силе», - сказал С.Лавров.[5]

Похоже, что на Западе в этом вопросе кое-что может начать изменяться. Да, теперь у нас есть рабочий механизм в виде астанинского Меморандума. Вот и посмотрим, кто будет готов перейти от вербальной борьбы с терроризмом в Сирии к реальным делам.

Показательно, что разговор о создании «бесполетных зон» начали американцы уже достаточно давно, а реализуют это намерение страны-гаранты астанинского процесса урегулирования: партнеры – грозили, а мы – сделали. Вот так…

Более того, сигнал присоединяться к процессу урегулирования был послан и руководству Иордании, у которого сейчас положение сложное ввиду того, что на её границе с Сирией отмечена большая концентрация войск: иорданских + американских, что дало обозревателям повод обсуждать возможный ввод этих сил в Сирию с территории Иордании. Сигнал Амману и заявленная позиция Трампа могут способствовать понижению напряженности в этом районе границы. В противном случае – прямой конфликт. Гаранты сказали об этом ясно и недвусмысленно.

 

Министерство обороны уполномочено сообщить

 

Вдоль границ зон деэскалации в Сирии создадут полосы безопасности, которые будут контролировать формирования из России, Турции и Ирана. По словам начальника Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России Сергея Рудского, полосы безопасности включают наблюдательные пункты для контроля за соблюдением режима перемирия и контрольно-пропускные пункты для обеспечения перемещения гражданского населения без оружия, а также доставки гумпомощи и содействия экономической деятельности. Работа контрольно-пропускных и наблюдательных пунктов, а также управление зонами безопасности будет осуществляться персоналом и формированиями России, Турции и Ирана. Он добавил, что по взаимной договоренности стран-гарантов могут быть привлечены силы других сторон.[6]

Познакомьтесь с видеозаписью брифинга министерства обороны РФ о создании зон деэскалации:

 

 

При этом в министерстве обороны России заявили, что позитивное значение в вопросе создания зон деэскалации в Сирии имела позиция США. После этого к теме российско-американской координации в Сирии вернулся министр обороны РФ Сергей Шойгу. Он сообщил об изменении режима взаимодействия между военными РФ и США по Сирии. Контакты по Сирии между военными России и США на рабочем уровне были и продолжаются, сообщил он. «Там настолько тесно, что мы не можем не работать. Поэтому, конечно, у нас контакты на рабочем уровне были и продолжают быть», — сказал С.Шойгу журналистам. В первую очередь, отметил он, российская сторона исходит из того, что необходимо обеспечить безопасность пилотов и тех, кто там работает: «Естественно, режим стал жестче в смысле того, что не так просто, как это было раньше. Раньше был своего рода уведомительный характер, а сегодня он иной, сегодня он запросный», — сказал министр. Другими словами, если прежде американцы и их коалиция уведомляли нас о своих полетах, то теперь им придется простить разрешения на полеты над Сирией в зонах деэскалации у России. Вот так…

«Российские средства объективного контроля воздушного пространства вместе с дежурящими в небе истребителями Су-30 отслеживают полеты авиации международной коалиции в небе Сирии», — заявил военно-дипломатический источник.[7]

А затем пришло сообщение о том, что 6 мая начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов и председатель Комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Джозеф Данфорд провели телефонный разговор, в ходе которого обсудили ситуацию в Сирии. Стороны подтвердили готовность полностью восстановить выполнение обязательств в рамках Меморандума о безопасности полетов над Сирией и работать над дополнительными мерами для предотвращения конфликтных ситуаций. Также стороны условились продолжить работу над дополнительными мерами для предотвращения конфликтных ситуаций при ведении операций против «Исламского государства» и «Джабхат-ан-Нусры» в Сирии.[8]

 

Они… растерялись

 

Реакция тех, кто выступает против правительства Асада, сейчас несколько удивленно-растерянная. Они понимают, что Гаранты сделали серьезную заявку на то, чтобы не только возглавить процесс урегулирования, но и поддержать его военной силой. Поэтому в их заявлениях нет особой радости от того, что война может подойти к завершающей фазе. Наоборот. Впрочем, послушайте, что говорят и пишут противники Асада.

Сирийская оппозиция заявила, что создание зон деэскалации может привести к расколу страны – такое мнение в интервью Reuters высказал делегат от оппозиции на переговорах в Астане Усама Абу Зейд: «Мы хотим, чтобы Сирия оставалась единой. Мы категорически выступаем против раздела Сирии. Мы не подписали заключенное здесь соглашение [о зонах деэскалации] и никогда его не подпишем — до тех пор, пока Иран остается страной-гарантом». Два делегата от сирийской вооруженной оппозиции демонстративно покинули зал переговоров в Астане в знак протеста против участия во встрече Ирана в качестве страны-гаранта.[9]

Чтобы заморозить сирийскую войну, Россия направила дипломатам и повстанческим группировкам этой страны проект предложения, который предусматривает создание безопасных зон деэскалации, дает свои оценки газета «The New York Times».[10] В рамках этой инициативы иностранные войска, возможно, будут выступать в качестве буфера между воюющими сторонами. Этому предложению, как отмечает издание, «предстоит столкнуться с рядом вызов, основным из которых станет необходимость принятия этого шага, как сирийским правительством, так и повстанческими группировками, участвующими в переговорах».

При этом, как указывает «The New York Times», в российском предложении не указываются меры по предотвращению бомбардировок со стороны боевых самолётов сирийского правительства. Газета отмечает: предложение о создании зон деэскалации было выдвинуто в то самое время, когда Вашингтон, как сторонник группировок, выступающих против Асада, «после длительного отсутствия» решил вернуться в переговорный процесс.

Как пишет автор статьи «Qui prendra Raqqa?» («Кто будет брать Ракку?») во французском издании «TTU», «что касается координации США действий в воздухе с ВКС России, то она находится в мертвой точке после удара 59 крылатыми ракетами Tomahawk по сирийской авиабазе Аш-Шайрат. Решение может быть найдено на границе Иордании и Сирии, на которой американские спецназовцы ведут обучение вооруженных формирований, которые должны захватить Дейр-эз-Зор… Там появились крупные американские силы, включая мобильные госпитали, а также усилились совместные учения. Причем, все это достигло такого уровня, что, по данным российских СМИ, сирийская разведка сообщила о том, что может иметь место совместное наступление по направлению к Дейр-эз-Зору для атаки на боевиков ИГИЛ/ДАИШ, отступающих из Мосула и Ракки».[11]

Этакое оправдание того сюжета, о котором сказано выше – концентрация иордано-американских войск на южной границе Сирии.[12] Вот – съемки воздушной разведки, подтверждающие эту концентрацию:

 

В эти дни в Пентагоне Россию назвали «стратегическим соперником США по всему миру». Глава командования специальных операций вооруженных сил США генерал Реймонд Томас заявил именно такое на слушаниях в комитете сената США по делам вооруженных сил: «Агрессивные действия России носят постоянный характер».[13] Интересно, как Трамп будет разговаривать со своими генералами после таких заявлений?

Более того, в Пентагоне начинают проявлять беспокойство. 8 мая, сообщает Associated Press со ссылкой на слова министра обороны Соединенных Штатов Джеймса Мэттиса: в Пентагоне задаются вопросом, каким образом создание островов снижения напряженности повлияет на борьбу с террористами ИГИЛ/ДАИШ коалиции возглавляемой США? Американских военных также интересует, кто будет обеспечивать безопасность создающихся зон, кого конкретно будут держать за их пределами? По словам Мэттиса, Пентагон внимательно наблюдает за процессом, чтобы понять, «будет ли данный план эффективным».

Самое интересное, если после разгрома ИГИЛ победителями себя назначать американцы. Ну, как назначили они себя победителями по итогам Второй Мировой войны в Европе – «Берлин, мол, они брали лично, и на Рейхстаге звездно-полосатое своё знамя устанавливали». И молодежь там в это верит

Неразбериха коснулась и структур НАТО. С одной стороны в НАТО, казалось бы, нет настроений поддерживать коалицию США в Сирии. Генсек Североатлантического союза Йенс Столтенберг в интервью немецкому журналу «Spiegel» заявил: «Участия солдат НАТО в гражданской войне в Сирии никто не ожидает, это не обсуждается». Наряду с этим он не исключил увеличения контингента инструкторов, которые обучают иракских военных, воюющих с ИГИЛ/ДАИШ: «Обучение местных военнослужащих – как в Ираке, так и в Афганистане – по моему мнению, лучшее оружие для борьбы с террором».[14]

С другой стороны, видимо, Столтенберг просто не в курсе, что происходит в подведомственной ему организации. Ведь, буквально в тот же день из Германии, члена НАТО, сообщили: власти ФРГ изучат предложение США о включении своих войск в операцию коалиции в Сирии и Ираке, заявил официальный представитель МИД ФРГ Мартин Шефер. Он отметил, что ранее правительство высказывалось против данного предложения, однако, «в настоящее время наблюдается изменение этого мнения, как из-за политики новой администрации в США, так и по ситуации в Сирии и Ираке». Так вот, о чем Трамп говорил с Меркель: «Дай солдат для Сирии и Ирака»! МИД ФРГ сообщил, что решение по этому вопросу будет принято на саммите НАТО 25 мая в Брюсселе.[15] А Столтенберг-то не в курсе…

И на кого после этого ориентироваться? На генсека НАТО или на МИД Германии? С чего они так нервничают?..

 

«Это будет официальным концом и провалом “арабской весны”»

 

Некоторые интересные выводы из этой ситуации делает обозреватель Руслан Осташко: «Не так давно казалось, что Дамаск находится на пороге сдачи, а сейчас получается, что большая часть Сирии будет находиться под контролем официального Дамаска, и защищать эту территорию будут международные миротворческие силы. Помимо этого, если соглашение о разграничении будет подписывать Асад, это означает, что Запад смирится с тем, что в обозримом будущем именно он будет руководить Сирией.

Это будет официальным концом и провалом «арабской весны», которую запустила группа Хиллари Клинтон, и которая прошлась кровавым цунами по арабскому миру и Ближнему Востоку в целом».[16]

Согласен, успех в Сирии – это гвоздь в крышку гроба «арабской весны». Правда, не последний гвоздь. Работы по разгребанию завалов «арабской весны» ещё полно – на годы вперед.

Однако, сегодня стоит оценить, прежде всего, то, как возможный успех этой операции по «принуждению к миру» в зонах деэскалации может дать России вполне конкретные стратегические плюсы:

- Мы пришли в Сирию всерьез и надолго, как в стратегическую точку на побережье Средиземного моря, откуда «рукой подать» и до Аравийского полуострова, и до Индийского океана, и до Суэцкого канала, и до Гибралтара, и, наконец – мечта российских императоров – до южного входа в проливы Босфор и Дарданеллы при том, что с севера на проливы «смотрит» Крым;

- Успех России в Сирии – это подъем авторитета нашей страны в арабском мире, и, судя по недавним опросам общественного мнения, арабы со всё большим доверием смотрят на Москву;

- Да, и в США должны по-иному смотреть на «бензоколонку с экономикой, разорванной в клочья», учитывая в дальнейшем интересы России, в частности, по вопросам безопасности наших границ: «Добрым словом и «Калибром» можно достичь большего, чем просто добрым словом». Нет?

И ещё вот о чем – важный шаг предпринят нами и в Совете Безопасности ООН. 8 мая Россия предложила Совбезу принять резолюцию в поддержку создания зон деэскалации в Сирии, договоренности о которых были достигнуты в Астане. И пусть кто-то ещё будет голосовать «против». Это станет для них актом «полного разоблачения».

И ещё в завершении. Такое признание вообще дорогого стоит.

Британский автор из газеты «The Guardian» по имени Hamish de Bretton-Gordon явно не друг России, а, скорее, судя по его текстам, наоборот – русофоб, на этих днях написал следующее:

«В очередной раз складывается впечатление, что российский лидер Владимир Путин одержал стратегическую победу и перехватил инициативу, поскольку он заявил, что после переговоров с Дональдом Трампом, Турцией и Ираном все стороны поддержали идею установления гуманитарных зон безопасности в Сирии… Концепция зон безопасности признает, что подавляющее большинство сирийцев хотят остаться в Сирии или же вернуться в страну, когда с террором и тиранией там будет покончено…

Нам придется согласиться на то, чтобы российские и иранские войска отвечали за безопасность на местах. Поскольку они уже развернуты в тех областях, это может ускорить наступление мира.

Однако, для обеспечения должного контроля и управления все это должно делаться под эгидой ООН в соответствии с нормами и принципами этой организации. Борис Джонсон (министр иностранных дел Великобритании – С.Ф.) уже предположил, что британские войска могут оказать необходимую помощь, и надо поддержать большую вовлеченность западных сил. Эти силы позволят обеспечить стабильную гуманитарную помощь и восстановление, что приведет к прогрессу женевского процесса.

Никто не питает никаких иллюзий касательно вызовов, с которыми мы столкнемся в будущем. Чтобы преодолеть все препятствия, Турция, Иран, Россия, США, Великобритания и ООН должны будут прийти к согласию на длительный период».[17]

Скрепя сердце, автор статьи, который является директором организации «Врачи под огнем» и советником Союза организаций по предоставлению медицинской помощи вынужден был написать именно это. Вот так…

 

Ключевые слова: НАТО Сергей Лавров политика США сирийское урегулирование Дональд Трамп борьба с терроризмом зоны деэскалации

Версия для печати