Соединенное Королевство рискует разбиться о Гибралтарскую скалу

12:29 07.04.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Запущенный 29 марта процесс выхода Великобритании из Европейского союза способен отбросить сам ЕС и отношения между входящими в него (по крайней мере, в настоящий момент) странами на несколько столетий назад – во времена войн за передел континента. А причиной стала стратегически важная скала Гибралтар – важная не только в военном, но и в финансово-экономическом плане. Конфликт между Великобританией и Испанией за обладание ею все последние десятилетия носил вялотекущий характер. Сам Гибралтар даже успел обзавестись элементами суверенитета – наподобие права участвовать в официальных международных соревнованиях отдельной футбольной сборной.

Однако в последние дни британо-испанский конфликт вырвался на первые полосы политических сводок. Причиной стало исключение положения о британском статусе Гибралтара из основных принципов выхода Великобритании из Евросоюза, подготовленных в Брюсселе. Тем самым руководство ЕС не только вмешалось в спор между Лондоном и Мадридом, но и в значительной степени заняло испанскую сторону.

Следует сразу же оговориться, что документ, представленный 31 марта председателем Совета ЕС Дональдом Туском и премьер-министром председательствующей в настоящее время в Евросоюзе Мальты Джозефом Мускатом, носит предварительный характер. Он станет предметом детального обсуждения и утверждения на предстоящей 29 апреля внеочередной встрече  глав государств и правительств стран - членов Евросоюза. Однако один из 26-ти пунктов документа уже сейчас породил настоящий дипломатический скандал. Дословно он гласит: «После выхода Великобритании из Евросоюза никакое соглашение между Британией и ЕС не может применяться на территории Гибралтара без отдельных договоренностей между Испанией и Британией». (rbc.ru)

В переводе с «евроязыка»  это означает следующее: после завершения процесса выхода Великобритании из Евросоюза (это может произойти к апрелю 2019 года) Гибралтар фактически обретет двойную международно-правовую юрисдикцию – Великобритании и ЕС. Причем юридические права от имени ЕС будет осуществлять Испания, получающая возможность блокировать ключевые решения Лондона в отношении гибралтарцев под тем предлогом,  что они относятся к плоскости отношений Соединенного Королевства и Европейского союза.

В этой связи следует ненадолго вернуться к истокам самой гибралтарской проблемы. Гибралтар принадлежит Великобритании с 1713 года согласно подписанному тогда  Утрехтскому мирному договору, завершившему «войну за испанское наследство». В 1830 году Гибралтар был провозглашен «колонией Королевы», однако полноправными гражданами Великобритании жители Гибралтара стали лишь в 1981 году – в период премьерства «железной леди» Маргарет Тэтчер. В настоящее время он имеет статус «заморской территории» Великобритании (British  Overseas Territory) – также как, к примеру, Фолклендские острова, к статусу которых ныне активно апеллируют и в Лондоне, и в Мадриде. (gov.uk)

В вопросе о статусе Гибралтара для Лондона традиционно ключевыми являлись как военно-политические, так и экономические соображения: скала позволяла держать под контролем вход в Средиземное море, значимость которого как транзитного межконтинентального  маршрута  особенно возросла вслед за открытием в 1869 году Суэцкого канала.

Сами жители Гибралтара (в настоящее время его население составляет около 30 тысяч) всегда демонстрировали непоколебимую сплоченность в вопросе сохранения своего статуса подданных Ее Величества. На проведенном в 1967 году референдуме 99,6 % гибралтарцев не пожелали переходить под контроль Испании. А в 2002 году на плебисцит был вынесен подготовленный самой Великобританией компромиссный план введения в отношении Гибралтара совместного британо-испанского управления.  Против высказались 98,5 % граждан.

Однако инициированный теперь уже бывшим премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном  референдум о членстве Соединенного Королевства в Евросоюзе в июне 2016 года спутал Лондону все карты. Гибралтарцы вновь проголосовали единодушно – но вразрез с мнением большинства британцев. При максимально высокой в сравнении с Англией, Шотландией, Северной Ирландией и Уэльсом явке в 83,5 % (в целом по Великобритании она составила 72,2 %) 95,9 % участников плебисцита высказались за сохранение членства в ЕС. Аналогичным образом проголосовали также в Шотландии и Северной Ирландии, но там и явка, и процент противников Brexit оказались существенно ниже.

В чем причина подобной позиции гибралтарцев, и какой интерес преследует сегодня Европейский союз – помимо определяемого геополитическими обидами стремления создать Лондону препятствия на пути Brexit  и добиться от него дополнительных уступок? Ответ на этот вопрос кроется в особом финансово-экономическом и «визовом» статусе Гибралтара «внутри» Великобритании и Евросоюза, который он сохранил после одновременного с Великобританией вступления в ЕС в 1973 году.

Прежде всего, он имеет отдельную от Великобритании финансовую систему с льготными условиями налогообложения. Гибралтар исключен из системы общеевропейского налога на добавленную стоимость VAT, который, согласно нормам ЕС, должен быть не менее 15 % (в Великобритании он составляет 20 %). Зарегистрированные в Гибралтаре иностранные компании освобождены от уплаты налогов в том случае, если их деятельность не касается напрямую этой территории (а относится, к примеру, к сфере международных финансовых потоков). Не случайно еще в 2000 году Организация экономического сотрудничества и развития причислила полуостров к налоговым гаваням. Кроме того, Гибралтар выведен из-под действия нормативов единой сельскохозяйственной политики ЕС, а также шенгенских соглашений. При этом через испано-гибралтарскую границу идет очень оживленный поток трудовых мигрантов (порядка 12 тысяч человек в сутки).

Понятно, что ни Евросоюз, ни Испания, ни сами гибралтарцы не хотят, чтобы данная территория лишилась своего нынешнего привилегированного статуса. Однако в том, что касается конкретных требований и механизмов, мнения закономерно расходятся. 

Наиболее жесткую позицию заняла Испания. Согласно информации британской газеты The Financial Times, именно испанский премьер-министр Мариано  Рахой уговорил председателя Совета ЕС поляка Дональда Туска включить пункт о Гибралтаре в проект перечня основных принципов Brexit во время съезда Европейской народной партии на Мальте за день до публикации документа. (ft.com)  А в качестве дополнительной меры давления на Лондон испанская сторона намерена разыграть «шотландскую карту». Министр иностранных дел Испании Альфонсо Дастис в интервью испанской газете El Pais заявил, что Мадрид «не намерен блокировать» вступление независимой Шотландии в ЕС после завершения процесса Brexit. (euractiv.com)

Ранее Испания избегала высказываться по проблеме референдума о выходе Шотландии из состава Соединенного Королевства по причине наличия собственных очагов сепаратизма (в первую очередь, в Каталонии). «Испания ослабляет свою оппозицию членству независимой Шотландии в ЕС», - уже заявил в этой связи интернет-портал ЕС Euractiv. (euractiv.com).

Аналогичным образом может быть активирована и «североирландская карта». Белфастское соглашение от 1998 года предоставляет жителям Северной Ирландии право определять внутреннее устройство и статус этой области Соединенного Королевства, в том числе,  посредством проведения соответствующего референдума. Министр по делам Brexit в правительстве Терезы Мэй  Дэвид Дэвис уже не исключает, что в будущем Северная Ирландия сможет объединиться с Ирландией с тем, чтобы остаться в составе ЕС.

В Совете Евросоюза пока призывают не нагнетать страсти и дождаться официального утверждения принципов ЕС для переговоров с Великобританией на саммите 29 апреля. При этом депутаты Европарламента в ходе пленарной сессии 5 апреля уже утвердили собственную позицию по переговорам о выходе Великобритании из состава ЕС, не включив туда вопрос статуса Гибралтара, – иными словами, поставив его в зависимость от хода самих переговоров. При этом депутаты отклонили поправки британской делегации, предлагавшей в том или ином виде зафиксировать нынешний статус территории.

Сами гибралтарцы, похоже, рассчитывают на сохранение своего нынешнего правового и экономического статуса вне зависимости от хода и исхода переговоров Лондона и Брюсселя, но при этом сохраняют верность британской короне. Глава правительства Гибралтара Фабиан Пикардо заявил, что данная территория не желает быть «разменной монетой» в процессе Brexit. «Господин Туск, если использовать аналогии с разводом, ведет себя как муж-рогоносец, который использует детей в своих интересах», и тем самым позволяет Испании «вести себя, подобно хулигану», - подчеркнул он. Глава гибралтарского правительства потребовал от Совета ЕС исключить пункт, касающийся Гибралтара, из условий соглашения ЕС и Великобритании и отказаться от попыток «надавить» на Великобританию испанскими руками. (rbc.ru)

Глава британского правительства Тереза Мэй пока сохраняет спокойствие. Представитель Даунинг-стрит отказался выступать с официальными комментариями от имени премьер-министра до официального утверждения переговорных принципов ЕС 29 апреля. Однако на уровне руководителей отдельных ведомств зазвучали весьма жесткие оценки. Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон заявил, что его страна «твердо, как скала, останется приверженной поддержке Гибралтара», а министр обороны Великобритании Майкл Фэллон призвал защитить Гибралтар «любыми способами», не доводя, правда, дело до вооруженного конфликта.

Однако еще более решительно высказался бывший председатель Консервативной партии лорд Майкл Ховард, обратившийся к историческим аналогиям времен Фолклендской войны Великобритании и Аргентины 1982 года за обладание еще одной британской заморской территорией. «Абсолютно уверен, что премьер-министр Тереза Мэй сделает ровно то же, что сделала 35 лет назад ее предшественница Маргарет Тэтчер, чтобы защитить свободу другой небольшой британской коммуны от другой испаноязычной страны», - заявил Ховард аккурат 2 апреля – в 35-ю годовщину начала военной операции британской армии на Фолклендах. А уже 5 апреля правительство Гибралтара сообщило о том, что патрульный корабль Испании без разрешения вошел в гибралтарские территориальные воды. «Незаконное вторжение этим вечером в британские воды Гибралтара испанского патрульного корабля Infanta Cristinа», - гласило сообщение, размещенное в Twitter. (twitter.com)

Воинственной риторикой проникаются и средства массовой информации стран, не вовлеченных непосредственно в британо-испанский спор. «Сегодня кажется, что после голосования Англии за Brexit и возможного отделения Шотландии и Северной Ирландии, «скала обезьян» и ее 30 тысяч преданных короне подданных стали последним обломком самоутверждения, все еще остающимся у Великобритании», - иронизирует, к примеру, германская газета Die Welt. (welt.de)

Уже сейчас очевидно, что все вовлеченные в переговорный процесс по принципам выхода Великобритании из Евросоюза стороны намерены активно повышать ставки в целях обеспечения максимальных выгод и привилегий. И тон в этом отношении задала сама Тереза Мэй, выбравшая так называемый «жесткий Brexit» с выходом страны из единого рынка товаров и услуг ЕС и Таможенного союза и введением жесткого пограничного режима. Уже обнародованная британским правительством так называемая «Белая книга» Brexit предусматривает выход из общеевропейского рынка и его замену на двусторонние торгово-экономические соглашения. Лондон намерен проводить собственную политику в вопросах миграции, обеспечить приоритет национальных судов и законов, но одновременно сохранить торгово-экономические связи с Брюсселем. (gov.uk)

При этом британское правительство в качестве запасного варианта рассматривает и возможность вообще отказаться от заключения какого-либо соглашения с ЕС о Brexit – то есть выйти из Евросоюза в одностороннем порядке. «Отсутствие соглашения лучше, чем плохое соглашение», – уже дала понять в этой связи Тереза Мэй. (vedomosti.ru)

А подобный сценарий, в свою очередь, способен окончательно запутать вопрос не только о Гибралтаре, но и о статусе других составных частей Соединенного Королевства, перенеся пресловутую «балканизацию» с территории бывшей Югославии на берега Туманного Альбиона.

Ключевые слова: Испания Великобритания НАТО Ирландия Европейский союз Европарламент Уэльс Северная Ирландия Шотландия Brexit Гибралтар Совет ЕС Фолклендские острова

Версия для печати