Российская дипломатия: взгляд в будущее с опорой на традиции

14:27 28.02.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


Фото: mid.ru

Современная система международных отношений достигла точки бифуркации – ее структура переживает качественную перестройку. Многие эксперты полагают, что в текущих условиях смены парадигмы мировой политики для России открывается окно возможностей. Во-первых, наше государство совместно с другими акторами может принимать самое активное участие в формировании мировой повестки дня. Во-вторых, во времена актуализации протекционистских идей сосредоточиться на  решении своих внутренних задач.

Вместе с тем переходный период, традиционно отличающийся нестабильностью и неопределенностью, требует от России адаптации к новым условиям и вызовам. В этой связи становится особенно актуальным вопрос определения сильных и слабых сторон российской дипломатии, а также исключение неработающих методов и подходов, которые можно выявить на основе изучения опыта предыдущих лет.  

«Фонд исследований мировой политики» и журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Советом по внешней и оборонной политике (СВОП) и факультетом мировой экономики и мировой политики НИУ Высшая школа экономики провели круглый стол на тему «Русская дипломатия: Традиции, сохранившиеся, несмотря на исторические катаклизмы».

Участники конференции обсудили ошибки, преемственность, а также новые цели и задачи российской дипломатии. Среди участников мероприятия были: директор Департамента внешнеполитического планирования МИД РФ Олег Степанов; заместитель председателя Совета Ассоциации российских дипломатов, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ Андрей Бакланов; член Российского совета по международным делам,Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ Андрей Колосовский; профессор кафедры международных отношений и внешней политики МГИМО (У) МИД РФ, доктор исторических наук Виктор Кувалдин и др.В качестве модератора встречи выступил председатель Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Вопрос преемственности

Профессор кафедры международных отношений и внешней политики МГИМО (У) МИД РФ, доктор исторических наук Виктор Кувалдин считает, что если рассматривать период правления Горбачева и Ельцина, то очень сложно выявить общие черты советской и постсоветской внешней политики. В первую очередь эксперт обратил внимание на колоссальный масштаб потерь, наблюдавшийся при распаде СССР: Россия потеряла ¼ своей территории, 1/3 экономического потенциала, половину населения. Во-вторых, произошла смена основных принципов и ориентиров во всех общественных сферах – начиная от экономики, заканчивая идеологией. В-третьих, осуществилось кардинальное изменение внешнеполитической среды. По словам эксперта, в 90-е годы XX века выстроился мир очень жесткой американской гегемонии, где самостоятельное проведение внешней политики другими игроками было ограничено узким коридором.

Тем не менее, В. Кувалдин назвал несколько общих черт советской и российской дипломатии. Например, преемственность на кадровом уровне. Сотрудники МИДа выступали в качестве живых носителей лучших традиций российской дипломатии. К таким традициям можно отнести основательное знание внутренней и внешней политики различных стран мира. Кроме того, сохранился внешнеполитический императив, который был задан советским руководством еще во второй половине 80-х годов: равноправное строительство нового мира на основе конвергенции Запада и Востока.    

Член Российского совета по международным делам, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ Андрей Колосовский напротив не видит большойразницы между «перестройкой» и постсоветской Россией начала 90-х годов. Часть руководства СССР поддерживала лозунги общечеловеческих ценностей и считала, что ради внутреннего развития страны необходимо пойти на некоторое сближение с западными ценностями. По мнению А. Колосовского, переход от одной общественно-политической формации к другой не был таким уж непоследовательным, а скорее представлял собой некую следующую стадию развития государства. Также эксперт отметил, что преемственность сохранилась в российском дипкорпусе, в котором не произошло настолько сильного потрясения, как это было, например, в армии. Значительная часть кадров МИДа согласилась принять новые ценности.

«Нам не столь важно приобретать новые территории, сколько бороться за сохранность того, что у нас есть» (А. Бакланов)

В свою очередь заместитель председателя Совета Ассоциации российских дипломатов, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ Андрей Бакланов также поддержал тезис о наличии преемственности в российской дипломатии, которая основывается на таких факторах как обширность территории, ресурсообеспеченность, срединное положение между Западом и Востоком. «Наша самодостаточность и геополитическое положение сформировали у нас важный внешнеполитический подход – нам не столь важно приобретать новые территории, сколько бороться за сохранность того, что уже есть, – отметил эксперт, – отсюда родилась концепция “оборонной достаточности”, которая по сей день сохраняет свою актуальность. России имманентно присуща спокойная, мирная внешняя политика».

На ошибках учатся

В 80-е и 90-е годы XX века было допущено много внешнеполитических ошибок и просчетов, которые, по мнению экспертов, ни в коем случае нельзя повторять. А. Бакланов отметил, что в 80-е годы СССР начал сдавать свои позиции по некоторым вопросам внешней политики. В частности, Союз  значительно снизил планку требований в сфере разоружения, о чем свидетельствует характер переговорного процесса во время Стокгольмской конференции середины 1980-х годов, результат которой был неравнозначным – больше выгод получили оппоненты нашего государства. А. Бакланов настаивает на том, чтобы руководство России жестко отстаивало национальные интересы и своевременно принимало нужные для страны решения. Второе, на что обратил внимание дипломат – это ошибочный подход советского руководства к выстраиванию отношений с международными партнерами, который в определенной степени сохранился и в наши дни: «Используя два внешнеполитических принципа (мирного сосуществования и пролетарского интернационализма), СССР значительную часть своих ресурсов из лучших побуждений отправлял в африканские и азиатские страны. Также в течение 27 лет он продавал углеводородное сырье европейским странам ровно в половину цены. От таких затратных мер стоит планомерно уходить. Советский опыт показывает, что подобное ведение дел, как правило, себя, в конечном счете, не оправдывало. Больше надо тратить на себя. Чем выше благосостояние государства, тем больше стран будут с симпатией смотреть в нашу сторону».

В свою очередь А. Колосовский отметил доведенную до крайности ориентацию на мнение Запада в начале 1990-х годов, которое учитывалось при формировании внутриполитической повестки дня. Кроме того, он указал на то, что внешняя политика в тот период больше ориентировалась на краткосрочные, а не на долгосрочные задачи. Эксперт настаивает на том, чтобы у России были четко сформулированы цели и задачи:«Мы все время формулируем мировую повестку дня, а нам нужно определить внешнеполитические ориентиры, которые необходимы нашей стране для развития и обеспечения национальной безопасности».   

Здоровый изоляционизм

Мир находится на перепутье. Большинство российских аналитиков сходятся во мнении, что США перестает играть роль «первой скрипки» в определении международной повестки дня. Директор Департамента внешнеполитического планирования МИД РФ Олег Степанов соглашается с мнением большинства российских аналитиков, что западный мир во главе с Вашингтоном до сих пор сохраняет существенный политический и экономический потенциал. Вместе с тем он достаточно пессимистично смотрит на перспективы Запада быть идейным и экономическим локомотивом глобального развития. Эксперт уверен, что будущим мировым двигателем станет АТР: «Мы все разворачиваемся в сторону этого региона, который стратегически важен для будущего. Даже американцы пытались повернуться туда при администрации Обамы, но повернулись неумело, используя военную мощь, что вызвало больше антагонизма, нежели каких-то положительных интеграционных тенденций».

В сложившихся условиях для России, по мнению О. Степанова, важноне стать заложницей будущих кризисов и нынешних расколов (например, между США и Китаем). «Нашей стране необходимо в чем-то проповедовать здоровый изоляционизм, немного самоустраниться, не дать себя втянуть туда, где нет наших интересов, а также не мешать нашим оппонентам “спотыкаться”. Формула Александра III, которая подразумевала самоуглубленность во внутренние дела, чрезвычайно актуальна для современной России», – считает эксперт.  С данной точкой зрения согласился профессор В. Кувалдин: «Один из важнейших выводов, который мы можем сделать из истории царской России и Советской России – судьба страны решается дома. Не надо забывать о том, что самое главное – это то, что происходит и будет происходить внутри страны».

Судьба страны решается дома

Концентрация на внутренних проблемах вовсе не означает прерывание отношений с внешним миром, в том числе и с Западом. Для того, чтобы произошли какие-то качественные изменения в двусторонних отношениях Москвы и Вашингтона, по мнению О. Степанова, в первую очередь необходимо развиватьэкономические и культурные связи, общественную дипломатию. При этом эксперт отмечает, что такая политика не даст результатов в краткосрочной или среднесрочной перспективе: «В той ситуации, в которой находятся сейчас отношения США и России, с учетом того негатива последних 2-3 десятилетий, в течение которых накопилась значительная степень недоверия, пройдет более трёх или четырех десятков лет, прежде чем такая политика даст результат. От Москвы требуется спокойно работать, не втягиваться в кризисы, не обижаться на тактические и политические маневры Вашингтона». Однако главнейшим внешнеполитическим приоритетом для России О. Степанов считает СНГ, включающее в себя несколько интеграционных ядер (ЕАЭС, ОДКБ): «Нам необходимо развивать максимально бесконфликтное соседство со странами Содружества, опираясь на наработки, которые у нас есть в ШОС, БРИКС, а также на все другие инструменты, которые помогают устанавливать сбалансированную полицентричную систему мира».

Что касается идейного наполнения российской внешней политики, то по мнению О. Степанова, Россия могла бы играть роль гаранта глобальной стабильности и традиционных ценностей. «На нас начинают оборачиваться те страны и те части общества, которые пресытились безудержной либеральной интернационалистской идеологией, порожденной США и их союзниками», – отмечает эксперт.

***

Результаты состоявшегося круглого стола показывают, что планомерное изучение сильных и слабых сторон российской внешней политики и дипломатии – необходимая гарантия того, что мы будем меньше совершать ошибок и больше использовать достижения для дальнейшего развития нашей страны. В то же время самодостаточность России – это гарантия ее успешного встраивания в формирующуюся систему международных отношений. 

Ключевые слова: внешняя политика Андрей Бакланов дипломатия российская дипломатия Олег Степанов Виктор Кувалдин Андрей Колосовский

Версия для печати