Об инновации инструментария сдерживания военных действий в зонах замороженных военных конфликтов: на примере Карабаха

14:39 13.02.2017 Гайк Котанджян, генерал-лейтенант, доктор политических наук, профессор (Армения)


Мир, вступив в XXI век, требует «хирургически точного применения менее осязаемого, но более мощного оружия–знаний». В этом смысле,информационно-компьютерный век обладает своими отличительными характеристиками, которые видные умы мира призывают учитывать в сдерживании и предотвращении кровопролитных войн[i].

В эпоху информационного насыщения средств ведения и предотвращения войн умная комбинация технологических новаций с методами политико-дипломатического  воздействия на процесс подготовки боевых действий позволяет разработать концепцию сдерживания за счет эффективного информационного контроля за накоплением и перемещением военной силы, сигнализирующих о подготовке к ведению войны. Смысл подобной стратегии состоит в возможности посредничающих в миротворчестве сторон снабжать конфликтующие стороны реальной информацией об угрожающих миру приготовлениях обоих противников с тем, чтобы склонить их к отказу от приготовлений к войне и ориентации на физическое уничтожение противника.

Данный подход, если он будет применяться в миротворческом процессе авторитетными международными посредниками, в лучшем случае – государствами-постоянными членами Совета безопасности ООН, в сущности, рассчитан на применение умной силы для воздействия на принятие решений сторонами замороженного вооруженного конфликта. Доминирование в информационной сфере в случае с Сопредседательством Минской группы ОБСЕ по Карабахскому конфликту в лице России, США и Франции, дает возможность этим ведущим державам мира успешно достигать цели сдерживания сторон от возобновления войны в ситуациях, когда применение силы не целесообразно. Такая стратегия великих держав-посредников позволяет перевести тайные приготовления противостоящих сторон в область открытой информации, добываемой и контролируемой государствами-посредниками, представляемыми ими авторитетными международными организациями, а также самими конфликтующими субъектами.  

В этом смысле исключительно важно исходить из стратегической политико-безопасностной оценки динамики Карабахского вооруженного конфликта с пониманием того, что при сложившейся тенденции эскалации дисбаланса уровня вооружений между Арменией-НКР и Азербайджаном расчитывать на предотвращение возобновления боевых действий традиционным военным сдерживанием не реалистично. Требуют научного осмысления инновационные подходы к сотрудничеству с международным сообществом в сдерживании сторон от возобновления войны в Карабахе с привлечением высокотехнологических средств международного сообщества к зондажу опасных маневров военной силы, сигнализирующих о приготовлениях к развернутым боевым действиям. Речь идет о разработанной нами в Национальном исследовательском университете обороны Армении методологии привлечения Сопредседателей Минской группы ОБСЕ – в лице постоянных членов Совета Безопасности России, США и Франции – к зондажу опасной динамики силы в зоне Карабахского конфликта с использованием средств наблюдения из наднационального космического пространства с применением орбитальных средств дистанционного наблюдения.

Международное космическое право дает возможность мировому сообществу из околоземного космического пространства осуществлять контроль за динамикой подготовки войск к возобновлению военных действий в зоне конфликта, в том числе –мобилизацией, накоплением и угрожающей перегруппировкой войск и военной техники. Подобный способ контроля с его переносом из национального воздушного пространства в наднациональное может быть использован как инновационное средство политико-дипломатического сдерживания путем консультаций и переговоров по предотвращению готовящейся войны.

В Декларации о принципах, касающихся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, предусматривается, что «Для поощрения и активизации международного сотрудничества, особенно с учетом нужд развивающихся стран, государство, осуществляющее дистанционное зондирование Земли из космического пространства, вступает, по просьбе, в консультации с государством, территория которого зондируется»[ii], а Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, гласит о том, что «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами»[iii].

Применение данного инновационного метода сдерживания возобновления войны путем использования посредничающими державами-миротворцами своих орбитальных средств дистанционного зондажа может стать эффективным инструментом в случае продолжающегося Карабахского конфликта, вот уже более четверти века тлеющего в непосредственном соседстве с турбулентным Средним Востоком и представляющего для региональной безопасности стратегическую важность, обусловленную близостью армянонаселенного Карабаха к Армении, Азербайджану, Грузии, Ирану и Турции. Это означает, что любое возобновление военных действий в Карабахе может стать новой трагической страницей геноцида в этом, соединяющем Восток и Запад регионе, где сегодня палачи Исламского Государства осуществляют геноцид в отношении христиан, евреев, иезидов и невовлеченных в террористический джихад мусульман.

В этом отношении важно задуматься об уроках современной истории, извлеченных народами, подвергшимися геноцидальным преступлениям против человечества; армяне принадлежат к таким народам. Симптоматично, что один из известных исследователей Холокоста, исполнительный директор Института Холокоста и геноцида в Иерусалиме, главный редактор «Энциклопедии геноцида» доктор Израэль Чарни отмечает: «Армянский геноцид примечателен во многих отношениях, включая то, что в кровавом 20-ом веке он стал ранним примером массового геноцида, который многие считают «опытом» Холокоста»[iv].

Актуальность принципа «Никогда более» для армянского народа в очередной раз проявилась в период Перестройки в СССР – во время погромов, учиненных Азербайджаном в отношении своего армянского населения, организованных в ответ на мирные политические акции армян Нагорного Карабаха по самоопределению и выходу из состава Азербайджанской ССР в соответствии с действующим в это время законодательством СССР[v].

23 ноября 1991 года Верховный совет Азербайджана принял закон об упразднении Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО). В ответ на эти противоправные действия в Нагорном Карабахе 10 декабря 1991 года в строгом соответствии с международными нормами и Законом СССР от 3 апреля 1990 года, при участии международных наблюдателей состоялся референдум о независимости. Азербайджанскому меньшинству НКР была предоставлена возможность принять участие в референдуме, однако оно по указке Баку отказалось от этой возможности[vi]. Дальнейшими событиями было устранено императивное требование согласования результатов референдума с центральными органами СССР, поскольку 21 декабря 1991 года была подписана Алма-атинская декларация о роспуске Советского Союза[vii]. Таким образом состоявшийся на территории Нагорного Карабаха референдум является легальным, а созданная по его итогам Нагорно Карабахская Республика – легитимной.

В 1992 году Азербайджанская Республика развязала против Нагорного Карабаха войну, а в 1994 году Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали соглашения о прекращении огня, как и в 1995 году – трехсторонний договор об укреплении режима прекращения огня в Нагорно-карабахском конфликте. Эти соглашения были признаны конфликтующими сторонами и Минской группой ОБСЕ по Карабахскому конфликту в качестве по существу бессрочных и являющихся основой для длительного перемирия в зоне конфликта.

2 апреля 2016 года, спустя 22 года после заключения в 1994 году соглашения о прекращении огня, Вооруженные силы Азербайджана предприняли широкомасштабное наступление по линии карабахско-азербайджанского соприкосновения, основными целями которого были подрыв миссии Минской группы ОБСЕ по мирному разрешению конфликта, оккупация Нагорного Карабаха и осуществление геноцида в отношении его армянского населения. Азербайджан продолжает угрозой развязывания широкомасштабной региональной войны вводить в заблуждение международное сообщество. Подобное поведение в значительной мере обусловлено отсутствием мехнизмов, регистрирующих динамику возобновления боевых действий вокруг линии соприкосновения. Азербайджан в течение многих лет отклоняет предложения Сопредседателей Минской группы ОБСЕ о мониторинге режима прекращения огня с применением технического и человеческого профессионального ресурсов в целях сдерживания возобновления военных действий. Между тем государства–Сопредседатели Минской группы ОБСЕ вот уже несколько лет по предложению Республики Армения обсуждают возможность внедрения этих механизмов в качестве мер по укреплению доверия.

В результате встречи президентов Армении и Азербайджана, состоявшейся в Вене в мае 2016 года при участии Министра иностранных дел России, Госсекретаря США и Госсекретаря Франции по делам Европы, было достигнуто соглашение по механизмам расследования стрелковых нарушений режима прекращения огня вдоль линии соприкосновения в зоне конфликта. Это – своевременно принятое решение, поскольку одна из сторон активно приобретает наступательное вооружение, нарушая существующий баланс сил.

В связи с этим результаты состоявшейся в мае 2016 г. в Вене встречи следует расценивать не только как достижение консенсуса в вопросе о контроле за соблюдением режима прекращения огня из национального воздушного пространства двух конфликтующих сторон, но и как успешные международные консультации с Республикой Армения и Азербайджанской Республикой по механизмам контроля за подготовкой к войне путем сосредоточения наступательного вооружения и маневра войск из космического пространства, находящегося вне национального суверенитета двух конфликтующих государств[viii].

В данном аспекте было бы полезно, если бы Сопредседатели Минской группы ОБСЕ начали переговоры по вопросу применения находящихся в их распоряжении околоземных орбитальных аппаратов для мониторинга, контроля и уведомления заинтересованных сторон о концентрации наступательных вооружений и маневре войск в целях возобновления войны в зоне Карабахского конфликта.

Данный инновационный подход к сдерживанию, основанному на консультациях по использованию средств зондирования из космического пространства, и к предотвращению возобновления в Карабахе военных действий путем политико-дипломатического сдерживания может стать эффективным инструментом для применения в происходящих в сопредельном нестабильном регионе конфликтах, подобных Карабахскому, с катастрофическим вовлечением тяжеловесных акторов в целях предотвращения их перерастания в широкомасштабные военные действия.



[i] J.S. Nye.Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004.

[iv]  See: Charny Israel. Ed., Introduction to «The Widening Circle of Genocide» – «Genocide: A Critical Bibliographic review». Vol. New Branswick, N.J.: Transaction, 1994. P. XIX.  

[v] See: Закон СССР “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР” No 1410-1 от 3 апреля 1990 г.” Ведомости Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР”, 1990, No 15, Декларация о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики; (USSR Law “On the procedure for regulation of issues related to the secession of a Union Republic from the USSR” No 1410-1 of 3 April 1990, “Bulletin of the Congress of People’s Deputies of the USSR, the Supreme Council of the USSR”, 1990, No 15, Declaration on the Proclamation of the Nagorno-Karabakh Republic), www.nkr.am/ru/declaration/10/.

[vi] See: Акт о результатах референдума о независимости Нагорно-Карабахской Республики (Act on the results of the referendum of the independence of Nagorno-Karabakh Republic), www.nkr.am/ru/referendum/42/.

[vii] See: Алма-Атинская Декларация, Алма-Ата, 21 декабря 1991 г. (The Declaration of Alma-Ata, 21 December, 1991), http://cis.minsk.by/page.php?id=178.

[viii] Joint Statement of the Minister of Foreign Affairs of the Russian Federation, Secretary of State of the United States of America and State Secretary for Europe Affairs of France http://www.osce.org/mg/240316

Ключевые слова: война армия военные действия военные конфликты Карабах

Версия для печати