«ИГАД – роль региональных организаций в урегулировании вооруженных конфликтов»

19:00 07.12.2016 Павел Ломтев, журналист


Фото: caperi.com

В Институте Африки РАН шестого декабря состоялся круглый стол, посвященный динамике и перспективам развития Межправительственной организации по развитию Восточной Африки (ИГАД) [1]. Организатором мероприятия стал Центр изучения стран Северной Африки и Африканского Рога (ЦСААР) Института Африки РАН.

К участию в круглом столе были приглашены ведущие ученые-африканисты, сотрудники научно-исследовательских центров, преподаватели университетов и представители иностранных дипломатических миссий. Модераторами встречи выступили заведующий ЦСААР Александр Ткаченко и научный сотрудник Института Африки РАН Сергей Костелянец.

С. Костелянец выступил с докладом о роли ИГАД в региональной интеграции стран Восточной Африки. Основными целями организации являются гармонизация политики в области макроэкономики, научных исследований, внедрение новых технологий в социальной сфере, обеспечение свободного передвижения товаров, услуг и людей, достижения продовольственной безопасности в регионе, борьба с засухой, развитие инфраструктуры регионального значения, а также поддержание мира и безопасности в регионе. В этом году организация отметила свое тридцатилетие. По словам С. Костелянца, основным достижением ИГАД стала посредническая деятельность при урегулировании «горячих» этапов конфликтов в таких странах, как Сомали и Южный Судан. Самая крупная страна ИГАД, Эфиопия, входит при этом в десятку стран, предоставляющих больше всего войск для операций ООН по поддержанию мира.

Участники и организаторы круглого стола. Фото П. Ломтева

Татьяна Дейч, ведущий научный сотрудник Центра российско-африканских отношений Института Африки РАН рассказала об усилиях Китая по обеспечению мира в регионе, а также о его помощи ИГАД на примере южносуданского конфликта. Главной причиной текущей обстановки, по ее словам, являются территории с богатыми нефтеносными районами. Активный интерес к стране при этом проявляет Китай. По ее словам, инвестиции КНР в нефтяной сектор Джубы составили около 12 млрд. долларов. Она отметила, что Китай сыграл очень важную роль в деэскалации вооруженного противостояния между Хартумом и Джубой: участвовал в разработке «дорожной карты» по урегулированию конфликта, проводил множественные переговоры с обеими сторонами. Также Т. Дейч подчеркнула вклад Пекина в развитие инфраструктурных и социальных проектов в обеих странах. Тем не менее, целенаправленной деятельности Пекина постоянно создаются «помехи» - периодически нарушается режим прекращения огня, происходят теракты, развертываются информационные кампании против китайских устремлений в регионе и на континенте.

Подводя итог своего доклада, Т. Дейч резюмировала, что Китай, несмотря на достаточно нестабильную ситуацию, не намерен сдавать свои позиции в Южном Судане и будет продолжать выполнять роль посредника в урегулировании конфликтов, как в Восточной Африке, так и в остальных регионах континента, руководствуясь прагматичным подходом, в своих интересах (обеспечение ресурсной базы) и в интересах африканских стран (развитие инфраструктуры и социальных проектов).

Дмитрий Пирожков, бывший военный советник Миссии ООН в Республике Южный Судан, рассказал о практической деятельности миротворцев в конфликтной зоне. По его словам, в настоящее время, взаимодействие между региональными организациями в Африке и ООН остается достаточно серьезной проблемой. Д. Пирожков отметил, что контроль и система мониторинга имплементации вырабатываемых решений по урегулированию конфликтов остается крайне слабым местом. Он добавил, что создание эффективного механизма мониторинга режима прекращения огня и создание миротворческих сил быстрого реагирования являются основными задачами ИГАД в ближайшей перспективе. Бывший военный советник также подчеркнул, что в будущем, наиболее предпочтительной схемой «легитимизации» решений ИГАД станет взаимодействие напрямую с генеральным секретарем ООН, чтобы тот, в свою очередь, предоставлял всеобъемлющую информацию в Совет Безопасности для принятия решения и выработки соответствующих резолюций.

По мнению участников круглого стола, России стоит обратить больше внимания на опыт ИГАД при урегулировании вооруженных конфликтов. Все, без исключения, выразили надежду, что, как минимум, в области сотрудничества на антитеррористическом треке у РФ и ИГАД существуют широкие перспективы.

Напомним, что на последнем, состоявшемся в октябре 2008 г. тринадцатом саммите ИГАД в Найроби, Кения, основное внимание стран-участниц было уделено ситуации в Сомали и выработке мер по ее стабилизации. В принятой декларации содержался призыв к сомалийцам о создании новых государственных структур – кабинета министров и органа по обеспечению безопасности, а также принятии закона о политических партиях и проведении выборов президента.

«На полях» саммита активно обсуждался вопрос о пиратстве в сомалийских водах. Инициатором выступила Кения, призвавшая к созданию регионального пакта безопасности и готовая к сотрудничеству с другими членами ИГАД по оказанию содействия Сомали в подготовке военного контингента для обеспечения национальной безопасности плавания в сомалийских территориальных водах.

Также в мае с.г. в Аддис-Абебе прошла чрезвычайная сессия Совета министров ИГАД, на которой констатировалось ухудшение военно-политической обстановки в Сомали, осуждалась «иностранная вооруженная агрессия» против этой страны и выражен призыв к СБ ООН ввести в отношении Эритреи санкции за поддержку сомалийских исламских экстремистов. Как отмечалось, в роли главного инициатора обсуждения выступила Эфиопия. [2]

[1] Intergovernmental Authority on Development (Межправительственная организация по развитию Восточной Африки). ИГАД основан в 1996 году, объединяет восемь стран региона – Эфиопию, Судан, Южный Судан, Сомали, Уганду, Кению, Джибути и Эритрею.

[2] http://www.mid.ru/afrikanskie-organizacii/-/asset_publisher/0vP3hQoCPRg5/content/id/289730

Ключевые слова: ООН Восточная Африка Институт Африки РАН ИГАД урегулирование вооруженных конфликтов Сомали Южный Судан

Версия для печати