Французская партия Национальный Фронт: история и перспективы

11:30 29.11.2016 Александр Артамонов, журналист-международник


Официально Национальный Фронт занимает самую крайнюю позицию на правом фланге политического мира Франции. Во главе партии стоит Марин Ле Пен, воспринявшая партийное лидерство от своего отца, Жан-Мари Ле Пена, проведшего свою молодость во французских вооруженных силах, в том числе, в составе подразделения парашютистов. Жан-мари Ле Пен — выходец из небогатой бретонской семьи, исповедовал традиционные взгляды, присущие выходцам из французских армейских кругов эпохи шестидесятых.

В партийной программе Национального Фронта на первой стадии его существования значилось отстаивание суверенной политики Франции и ее независимой роли в составе Совета Безопасности ООН, а также борьба за сохранение исконной французской культуры, исповедование католицизма, как основной религии большинства французских граждан и т.д. По этим признакам Национальный Фронт был немедленно квалифицирован, как ультра-правая националистическая партия, в составе которой присутствовал многочисленный контингент отставных военных. В число отцов-основателей, наряду с Ж.-М. Ле Пеном, вошел и Роже Олендр, которому были присущи даже определенные высказывания, выдержанные в духе антисемитизма. Был замечен в экстремистских взглядах и сам глава партии, приговоренный в конце восьмидесятых за неуважительные и даже кощунственные высказывания в адрес антисемитских погромов, организованных во Франции в период нацистской оккупации. Вопрос о погромах и концлагерях стоит во Франции особенно жестко ввиду того, что историческая память нации глубоко пострадала от порой добровольного сотрудничества правительства Виши во главе с генералом Петэном в деле вывоза евреев в фашистские концлагеря.

С учетом вышесказанного становится понятно, насколько болезненно реагировала французская общественность на выходки Жан-Мари Ле Пена. Тем не менее, определенный оттенок «фронтизма» (общепринятый термин в политическом бомонде Франции) был присущ Национальному Фронту вплоть до самого недавнего времени.

Несмотря на жесткую и даже непримиримую позицию, занятую Национальным Фронтом по вопросу иммиграции и другим ключевым проблемам, с которыми столкнулась Франция (безработица, вывод производства за рубеж, обеднение фермерства, уход населения в города и проч.), никаких созидательных решений Национальный Фронт не предлагал. Постепенно в политической среде появилось мнение, которое лучше всего резюмируется следующим крылатым высказыванием -  «Жан-Мари Ле Пен умеет ставить правильные вопросы, но не умеет давать на них ответы».

Определенную тень в девяностые годы бросило на руководство партии и проведенное тогда журналистское расследование о возможности финансирования этой политической организации из Латинской Америки, от местных фондов, близких идеям нацизма (Чили) или даже созданных потомками выходцев из Третьего Рейха. И хотя информация не подтвердилась, категорически опровергнута она также не была — лишь публично дезавуирована лично Жан-Мари Ле Пеном.

С учетом вышеизложенного, можно понять, что большое потрясение в 1991-ом году вызвал опрос общественного мнения, по которому уже тогда около 30% французов сознались (без указания имени, в анонимной анкете) в близости своих взглядов к идеям Национального Фронта. Результаты были опубликованы рядом газет — в том числе, и авторитетным периодическим изданием «Ле Монд». Такая перемена общественного мнения, сделавшая достаточно маргинальную ультраправую партию популярной, во многом, связана с политикой Франсуа Миттеррана, активно расселявшего в предместьях французских городов выходцев из мусульманских стран региона бывших франкоязычных колоний — от Ливана до Мали и Конго. Тогда министром по делам интеграции был назначен африканский иммигрант, получивший французское гражданство Кофи Ямнян (он же мэр Нанта по мандату тех лет).

Дальнейший рост популярности Фронта сопряжен с последовательной политикой мультикультурализма в духе сопредельной  Германии, что вызвало естественное отторжение у исконных французов. Сыграл свою роль и постепенный вывод французских промышленных предприятий (кроме сферы высоких технологий — таких, как космическая промышленность, информатика, самолетостроение, ВПК, железные дороги) в Китай. Национальный Фронт с умом воспользовался ситуацией для восхождения на политический Олимп, а г-н Ле Пен традиционно значился кандидатом на всех президентских выборах за период в последние 30 лет политической истории страны.

Смена власти в верхах Фронта привела к приходу на пост руководителя дочери Жан-Мари - Марин Ле Пен, хорошо известной российским политическим кругам. Марин Ле Пен порвала со «старой гвардией» и с остатками традиционного ультраправого электората, обособившегося в дальнейшем в отдельное политическое движение (партию) с ревизионистски-католическим духом «Сивитас». Руководство этого франко-бельгийского движения «Сивитас» в лице своего руководителя бельгийца Алэна Эскада продолжает контактировать с Национальным Фронтом, но не пользуется существенной поддержкой.

Чистка партийных рядов и косметический ремонт, проведенный Марин Ле Пен, коснулась и самого «отца-основателя», который, в свою очередь, публично отрекся от дочери и торжественно вышел из партии. Новой руководительнице удалось избежать внутрипартийного раскола, но ряд сторонников ее отца — в том числе, и Роже Олендр, покинули ряды Национального Фронта, а некоторые (Брбно Голльниш) оказались отодвинутыми от ключевых постов. Так, Б.Голльниш отправился в почетную ссылку в Европарламент. Его выход из партии не был принят Марин Ле Пен «во имя сохранения преемственности поколений».

Новая политика Марин Ле Пен по-прежнему строится на протестной линии относительно нынешнего руководства страны. Так, конкретики в программе немного, а лучшие программные идеи нередко заимствуются умеренно-правой мажоритарной (до недавнего времени) оппозиционной партией Франции СНД или «Республиканцы» (смена названия была проведена в 2015 г. по настоянию нового-старого лидера Николя Саркози).

Национальный Фронт утратил ярко-выраженную анти-иммиграционную направленность. Марин Ле Пен предлагает различать новых и старых иммигрантов, причем старые, в ее глазах, уже французы. Конечно, Фронт выступает за восстановление миграционного контроля на границах страны и за суверенность в области обороны при сохранении Франции в военной части блока НАТО (Франция стала вновь частью военного блока Альянса в эпоху президентства Н.Саркози). Вопреки общепринятому мнению, никакого выхода из Евросоюза Марин Ле Пен не предлагает. Также она избегает вопроса и размежевания позиций Европы и США. Полностью отсутствует и в речах главы Фронта религиозная составляющая во имя толерантности.

У ряда людей, работавших в составе руководства этой политической партии (в том числе, евродепутат Эймерик Шопрад) возникла мысль о неподготовленности Национального Фронта к приходу к власти. Непонятно, что конкретно и силами какой опытной в делах управления государством команды Фронт может предложить стране. По этой причине тот же Э.Шопрад офиициально вышел из состава Фронта, отказавшись от положения советника Марин Ле Пен.

Во внешней политике Национальный Фронт давно исповедует голлистскую платформу, выступая за контакты с Москвой. Тем не менее, фаворит французских праймериз и бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон из умеренно-правых политических кругов Пятой Республики также высказывается за развитие контактов с Москвой и центристскую позицию Франции в Европе для сохранения равновесия между США и Россией.

В свете вышеизложенного и по-прежнему высоких рейтингов Национального Фронта у французских избирателей (более 30% голосов), Марин Ле Пен должна выйти во второй тур президентских выборов в мае 2017-ого года. Тем не менее. представляется, что у более умеренного Франсуа Фийона шансы на победу и на политический консенсус в Национальном Собрании гораздо выше. Таким образом, Национальный Фронт имеет шансы по-прежнему остаться на будущий президентский срок правления «партией протестного голосования» до очередной смены власти в стране.

Ключевые слова: Франция выборы Франсуа Фийон Национальный фронт Марин Ле Пен

Версия для печати