Справится ли Албания с радикальным исламом?

21:36 23.10.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В 2015 г. эксперты оценивали численность албанских боевиков в рядах Исламского государства (ИГ) в Сирии и Ираке в 650 человек. Эта цифра включала в себя как албанцев из Албании, так и этнических албанцев из Косово и Македонии (1).

Высказывалось мнение, что реальное количество албанских исламистов в рядах ИГ в разы выше: многие албанцы выезжают в Европу в поисках работы, но затем оказываются на Ближнем Востоке. Установить их точное количество невозможно.

Отмечается, что нередко в ряды исламистов вливаются бывшие боевики Армии освобождения Косово: эксперты называют это устоявшимся трендом. Свою роль сыграли пропагандистские шаги официальной Тираны, поддержавшей США и их союзников в сирийском вопросе. Потенциальные джихадисты восприняли эту поддержку как негласный сигнал для личного участия в попытках свергнуть президента Сирии Башара Асада.

Поскольку Албания придерживается чёткого курса на членство в ЕС, имидж государства-гавани для исламских террористов играет против Тираны. В связи с этим албанские власти предприняли попытку приструнить исламских радикалов.

Косово, чья выживаемость зависит от западных держав, последовало примеру Албании. С августа 2014 по май 2015 г. в Косово были арестованы или допрошены более 100 человек в связи с их причастностью к деятельности исламистских группировок, как на Балканах, так и на Ближнем Востоке (1).

Пресса возлагает ответственность за продолжающийся процесс радикализации албанского общества на экономические проблемы Албании и Косово: безработицу, отсутствие ясных жизненных перспектив и социальных лифтов.

Большинство албанцев в ИГ – выходцы из восточной и центральной Албании, наименее благополучных в экономическом плане регионов. С 2012 по 2014 гг. 114 граждан Албании оказались в рядах ближневосточных террористических группировках. 40 из них вернулись, 20 были убиты (2).

Эксперты смотрят на проблему глубже, напоминая, что история радикального ислама на Балканах берёт начало с 1990-х гг. Тогда во время югославских войн, в т.ч. войны в Косово, на помощь албанцам хлынул поток исламистов из Саудовской Аравии, Пакистана, Египта и др. мусульманских стран. Именно в 1990-х в Албании утвердились нетрадиционные течения ислама: вместе с иностранными боевиками на Балканы приезжали имамы-ваххабиты и проповедники прочих течений радикального ислама.

Примечательно, что экспертные оценки, как и мнения албанских религиозных деятелей, относительно роста/сокращения численности этнических албанцев среди исламистов на Ближнем Востоке и угрозы исламизации Албании могут диаметрально различаться.

Некоторые муфтии утверждают, что радикальный ислам не имеет будущего в Албании, и за последние два года не отмечено случаев вербовки ближневосточными экстремистами этнических албанцев (2).

Эксперты Косовского центра изучения проблем безопасности полагают, что сокращение численности албанцев, желающих воевать в исламских группировках, обусловлено тем, что теперь  шансы новобранцев лишиться жизни гораздо выше, чем ранее. Целый ряд государств ведут войну с ИГ, из-за этого исламисты несут большие потери.

Второй причиной являются рассказы тех, кто вернулся в Албанию из Сирии и Ирака и более детальное освещение событий на Ближнем Востоке государственными СМИ. Вернувшиеся боевики рассказывают о неразберихе в рядах исламистов и поступках, далёких от норм истинного ислама. СМИ сообщают о военных операциях, проводимых в Сирии и Ираке против ИГ. Это остужает пыл потенциальных рекрутов.

Наибольшей популярности идеи джихада и поддержка ИГ достигли в Албании в 2014 г. Тогда, по информации Албанского института международных исследований (AIIS), в Сирию и Ирак выехали от 90 до 150 чел., из них 31 ребёнок и 13 женщин. Косовские власти подтверждают наличие в  рядах ИГ, «ан-Нусры» и др. экстремистских формирований 300 косовских албанцев (3).

В то же время, другие авторы сообщают об угрозе роста радикальных настроений в Албании. Благодаря пожертвованиям из Турции и стран Персидского залива в стране появляются мечети, где проповедуют радикальный ислам (4). Это не может не спровоцировать всплеска радикализма. Следует заметить, что власти страны добились закрытия нескольких подобных мечетей, а также арестовали наиболее активных исламистов.

Однако такие полумеры проблему не устранят. Очевидно, что за рост радикального ислама в стране албанцы должны благодарить Запад, прежде всего, Соединённые Штаты и НАТО, подорвавшие геополитическую стабильность региона в ходе войны против Югославии, и, затем, Сербии. Белград был геополитической скрепой, сдерживающей регион от энтропии и дестабилизации. С ослаблением этой скрепы открылись шлюзы, через которые на Балканы проникают подрывные идеологии и их приверженцы, рекрутирующие своих сторонников среди албанцев, боснийских и косовских мусульман.

Зависимость от Вашингтона и Брюсселя заставляет Тирану и Приштину заигрывать с тем сегментом радикального исламского движения, на который делают ставку США и ЕС. Это сирийская оппозиция, смешавшаяся с исламскими террористами и растворившая в себе несколько экстремистских течений. Такой подход делает Албанию и Косово привлекательным местом для проникновения идеологии радикального ислама и её носителей.

Вопрос «Справится ли Албания с радикальным исламом?» остаётся открытым.

 

1)      https://jamestown.org/program/ethnic-albanian-foreign-fighters-and-the-islamic-state/

2)      http://www.dw.com/de/albanische-kämpfer-in-einem-fremden-krieg/a-36076447

3)      http://www.balkaninsight.com/en/article/the-decline-of-albanians-fighting-with-isis-related-mostly-with-low-demand-08-11-2016

4)      http://english.aawsat.com/2016/06/article55352881/concerns-isis-emergence-albania

Ключевые слова: Ближний Восток исламизм Албания

Версия для печати