Что скрывается за новыми идеями Барака Обамы в сфере ядерного разоружения?

11:53 18.07.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Сообщение американской газеты The Washington Post о том, что администрация президента США Барака Обамы рассматривает возможность предложить России продлить еще на пять лет действие договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), внешне носит довольно парадоксальный характер – учитывая нынешнее состояние американо-российских отношений и «акцентированность» политики Вашингтона на мерах по пресловутому «сдерживанию» России. Однако парадоксом оно выглядит лишь на первый взгляд, а сама инициатива, согласно имеющейся информации, продиктована, прежде всего внутриполитическими соображениями и преследует цель, прежде всего, обеспечить победу на предстоящих в ноябре президентских выборах кандидату от Демократической партии США Хиллари Клинтон.

Согласно публикации издания, ссылающегося на неназванных американских чиновников, Вашингтон «хочет гарантировать», что договор, рассчитанный на десять лет, продолжит действовать, когда Обама покинет президентское кресло. (washingtonpost.com)

Кроме того, администрация президента США рассматривает ряд других инициатив в ядерной сфере, которые Обама может предложить в последние шесть месяцев своего президентства. В частности, Барак Обама якобы намерен объявить о политике «неприменения первым» ядерного арсенала и предложить принять в Совете Безопасности ООН резолюцию, подтверждающую запрет на испытание ядерного оружия. Однако данная информация пока еще не получила официального подтверждения из Белого дома. (ria.ru)

Напомним, что договор между Россией и США, о котором идет речь, был подписан в апреле 2010 года в Праге и вступил в силу 5 февраля 2011 года. Его официальное название «Договор между США и Российской Федерацией о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений». Он заменил аналогичное соглашение 1991 года (СНВ-1) и договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП) от 24 мая 2002 года. (tass.ru)

Документ обязывает Россию и США сократить и ограничить число стратегических наступательных вооружений. Согласно данному Договору, к февралю 2018 года количество боезарядов и носителей будет сокращено до самого низкого уровня с конца 1950-х - начала 1960-х годов. В соответствии с Договором стороны должны на треть (до 1550 единиц) снизить суммарное количество боезарядов («потолок» по числу стратегических наступательных потенциалов (ДСНП) – 2200 единиц) и более чем в два раза (до 700 единиц) – предельный уровень стратегических носителей («потолок» по стратегическим наступательным вооружениям (ДСНВ) – 1600 единиц). Кроме того, устанавливается дополнительный «потолок» в 800 единиц для суммарного числа развернутых и неразвернутых пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок, а также тяжелых бомбардировщиков. В целях содействия реализации Договора была учреждена Двусторонняя консультативная комиссия. (mid.ru)

Россия неоднократно заявляла, что неукоснительно соблюдает вышеуказанный договор в тех рамках, которые в нем прописаны, и которые рассчитаны на срок до 2021 года. В сложившейся ситуации возникает вопрос, чем продиктована нынешняя инициатива Барака Обамы?

Согласно имеющейся информации, в ее основе лежат несколько факторов.

Фактор первый. Заранее предлагая России продлить на пять лет действие договора, США стремятся обезопасить собственные планы по развертыванию в Европе и других районах мира системы противоракетной обороны. Как известно, Москва неоднократно предупреждала, что реализация данной программы может вынудить ее выйти из Договора СНВ-3. Как, в частности, заявило российское министерство иностранных дел 8 июля текущего года в связи с решением США о размещении американской системы ПРО в Республике Корея, «подобные действия, чем бы они ни аргументировались, самым негативным образом сказываются на глобальной стратегической стабильности, о приверженности которой так любят рассуждать в Вашингтоне». (mid.ru)

Еще большую озабоченность вызывает в Москве развертывание американской системы ПРО в Восточной Европе. США же, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы Россия продолжала выполнять положения Договора СНВ-3, но при этом не намерены отказываться от дальнейшей реализации программы ПРО. Превентивное продление срока данного договора объективно сужает для России международно-правовые возможности дать адекватный ответ на политику США в сфере противоракетной обороны.

Фактор второй. Предвыборная борьба в самих США разворачивается в том числе в сфере дискуссий о принципах оборонной политики страны. И в этом отношении оппонент Хиллари Клинтон от республиканской партии Дональд Трамп выступает с позиций необходимости коренного пересмотра данных принципов – в том числе в формате оборонных расходов и взаимодействия США со своими союзниками в рамках НАТО. Согласно социологическим исследованиям, данный подход встречает поддержку со стороны избирателей, что вынуждает предвыборный штаб демократов обращаться к данной проблематики в контексте выработки собственных «миротворческих» инициатив. Идея продления срока действия Договора СНВ-3 хорошо укладывается в подобный подход, преследующий цель отобрать «миролюбивый» электорат у Дональда Трампа.

Фактор третий. Проблематика ядерного разоружения – именно та сфера, с которой началась президентство Барака Обамы. Выступая в апреле 2009 года в Праге, он призвал провести уже в 2010 году саммит, на котором должны были быть приняты международно-правовые нормы, запрещающие любые ядерные испытания и даже производство расщепляемых материалов. На фоне многочисленных внешнеполитических неудач администрации Барака Обамы возвращение к сфере ядерного вооружения представляет собой попытку обеспечить «циклическое» завершение своего президентства и войти в историю как президент-миротворец, отчасти оправдав присужденную Нобелевскую премию мира.

Фактор четвертый. Нынешние идеи Барака Обамы в сфере разоружения – насколько амбициозные, настолько же труднореализуемые, а потому их автор, набирая политические очки, практически ничем не рискует в плане их практического выполнения. В частности, рассматриваемое администрацией закрепление в формате резолюции Совета Безопасности ООН обязательства США не проводить ядерные испытания в качестве предварительной меры требует ратификации Сенатом США Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. А подобная ратификация в сегодняшних условиях выглядит слабореализуемой.

Республиканские лидеры в Конгрессе уже предупредили Белый дом о недопустимости принятия в последние месяцы президентства Барака Обамы мер в сфере разоружения, которые ослабляют силы ядерного сдерживания США. Не далее как 17 июня председатель сенатского комитета по международным делам Боб Коркер (республиканец от штата Теннеси) и председатель комитета по делам вооруженных сил Джон Маккейн (республиканец от штата Аризона) направили президенту письму с требованием не отказываться от достигнутого с Конгрессом соглашения о принципах модернизации ядерных сил США, напоминая, в частности, что именно оно убедило в свое время конгрессменов поддержать ратификацию Договора СНВ-3. (washingtonpost.com)

Кроме того, в вину президенту Обаме ставится намерение ослабить американский «ядерный зонтик» в Европе и на Дальнем Востоке в условиях необходимости «сдерживания» России и Китая. Учитывая расклад сил в Конгрессе, принятие предложений Белого дома в сфере ядерного разоружения в подобных условиях представляется неосуществимым, а сами инициативы приобретают характер число политических сигналов, не имеющих практической ценности.

«Сосредоточившись на ядерном оружии, Обама увидел благоприятную возможность закрепить свое внешнеполитическое наследие, несмотря на неудачи и незавершенные усилия в некоторых других областях. Однако делая это в одностороннем порядке, без одобрения конгресса и поспешно, он рискует запустить в действие политику, которая продлится не дольше, чем его президентство» - так комментирует предложения Барака Обамы американская газета The Washington Post.

И подобная оценка представляется весьма близкой к истине.

Ключевые слова: Россия США СНВ-3 разоружение ядерное оружие Барак Обама ПРО Конгресс США ядерное разоружение Европа Дальний Восток Южная Корея

Версия для печати