О польско-российских отношениях на фоне истории

09:30 15.04.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


На протяжении нескольких последних веков польско-российские отношения характеризуются перманентной напряженностью. Корнями она уходит в далёкий XIV в., когда Польша разрасталась территориально и идеологически за счёт Руси, ослабленной монгольским и западным нашествием (1).

Из всех европейских соседей Польша сегодня остаётся самым проблемным из них. Есть ли выход из этого положения?

Важно понимать, что в плохих отношениях с Россией заинтересованы сами поляки. На уровне пропаганды говорится, что поляки рады бы нормализовать эти отношения, но не могут этого сделать из-за угрожающего им российского империализма. 

На самом деле, русофобия превратилась в краеугольный камень польской культурной и политической идентичности. Для Польши Россия - "зеркало", отражаясь от которого, поляки формируют собственную политико-цивилизационную идентичность, как не православных, как не принадлежащих евразийскому миру, и т.д. 

При таком подходе польскому сознанию не от чего было бы оттолкнуться без России, чтобы рельефно себя обозначить, и определить своё историческое место в Европе. 

Другие страны, находящиеся на той же географической широте, что и Польша (Словакия, Чехия, Венгрия и т.д.), оказались более дальновидны, и не выстраивают отношения с Россией на заведомо деструктивной аксиоме о вечной российской угрозе. Польша же игнорирует ключевое правило геополитики, согласно которому нет вечных врагов и друзей, есть только временные союзники.

О полной нейтрализации русофобского элемента в польском национальном сознании речи быть не может, потому как это потребовало бы от поляков не только пересмотра своей текущей восточной политики, но и всего корпуса политико-религиозных ценностных ориентиров, которым Польша и поляки оставались верны на протяжении своей истории.

Во внешней политике Польша ориентируется на США. Пока сохраняются американо-российские противоречия, до тех пор польская русофобия будет получать мощную подпитку из-за рубежа. 

Если бы США утратили своё влияние в мире, Варшава вынужденно свела бы свою русофобию к внутреннему пользованию, для поддержки культурно-политических координат польского национального характера. Во внешней политике градус русофобии был бы значительно ниже. 

Но сегодня отказ от русофобии был бы для Польши крушением всех геополитических принципов, в безупречную истинность которых верили сотни поколений поляков. Это потребовало бы масштабного переформатирования польского национального характера и восприятия этим характером польской истории. 

Соответственно, сейчас имеет смысл говорить о возможностях снизить, а не устранить полностью накал искусственно подстегиваемых в польском обществе антироссийских настроений.

Хорошим историческим подспорьем здесь могут послужить многочисленные факты верности присяге этнических поляков-солдат Российской императорской армии времён русско-японской или Первой мировой войны. 

Затрагивая тему Первой мировой, официальная пропаганда положительными героями делает только легионеров Ю. Пилсудского, воевавших на стороне Германии и Австро-Венгрии, что само по себе уже сомнительно с этической точки зрения, учитывая преступления, совершённые германской военщиной в той войне. 

Остаётся почти неизвестным и в России, и в Польше боевой путь Польской стрелковой дивизии Российской императорской армии. Дивизия сражалась на западном фронте, и была морально-идеологическим противовесом польским легионам Пилсудского. Как и Польский уланский полк, дивизия входила в состав 1-го Польского корпуса в составе Российской императорской армии.

Польские соединения в царской армии были участниками событий практически на всей территории империи, от Карпат до Кавказа и Сибири (2). Командовали ими заслуженные генералы-поляки: Владислав Клембовский, Михаил Квецинский, Пётр Кондзеровский, Казимир Кетлинский, и др. 

К сожалению, российская сторона не очень озадачивалась последствиями монополии на эту тему польских исследователей. Действуя в русле политической конъюнктуры, такие исследователи не всегда верно интерпретировали историю польских отрядов царской армии.

Польской стороной искажается не только история польских дивизий царской армии, но и история Армии Людовой, чьи воины рядом с советскими солдатами боролись с нацизмом, и освобождали Польшу. 

Чтобы польская аудитория адекватно воспринимала российскую точку зрения, до её сведения необходимо доводить исторические факты из биографии выше указанных польских соединений. Необходимо говорить, что это - тоже часть воинской истории Польши, совместной польско-российской истории.

Сегодня молодое поколение поляков имеет весьма смутные, и совершенно превратные понятия о польских отрядах в царской армии и об Армии Людовой. В их памяти нет примеров боевого братства народов Польши и России, и это сказывается на их отношении к России.

Малоизученным остаётся история сотрудничества польских отрядов самообороны на Западной Украине в 1940-е гг. с советскими властями и НКВД. Для поляков это было попыткой защититься от банд ОУН-УПА. 

НКВД для современного поляка - это исключительно репрессивный орган, уничтожавший поляков за их польскость. Не за их политико-идеологические убеждения, но за польскость, что совершенно неправда. Освещение темы спасения органами НКВД поляков Волыни и др. западно-украинских регионов от головорезов из ОУН-УПА покажет польскому слушателю иную грань деятельности советских спецслужб. Но эта тема остаётся не разработанной российскими историками, а польские намеренно её избегают.

Перечислять положительные примеры в истории польско-российских отношениях можно долго. Можно упомянуть генералов-поляков, убитых польскими мятежниками в 1830 г. за отказ нарушить присягу Николаю I, царю польскому и императору российскому. 

Итальянским скульптором Антонио Корации был создан т.н. Памятник семи генералам. Памятник стоял в Варшаве. Говорят, эскизы выполнил сам император Николай I. В годы Первой мировой памятник был разобран поляками, а храбрый поступок генералов намеренно предан профанации. 

Тут уместно вспомнить ген. Адама Ржевусского. Будучи сторонником ориентации Польши на Россию, он выступил против восстания 1830 г., и лично участвовал в его подавлении. 

Многие польские солдаты и генералы остались преданны присяге в 1812 г., когда десятки тысяч поляков вливались в армию "корсиканского чудовища". Разыгрывались целые сражения, когда французов вел в бой польский генерал, а обороной русских войск командовал такой же поляк, но на русской службе. 

Узнает ли польская аудитория об этих фактах, получит ли полную информацию о положительных этапах польско-российских отношений, зависит и от российских исследователей, и от того, будут ли их работы доступны на польском языке. Это улучшит имидж России в глазах поляков при условии, что просветительская работа в этом направлении будет не фрагментарной, а целостной идеологической концепцией. 

Пусть поляки знают, что даже брату одиозного Юзефа Пилсудского, этнографу Брониславу Пилсудскому, на Сахалине установлен памятник в память о его заслугах перед наукой.

 

1) http://www.apn.ru/publications/print22387.htm

2) http://www.adiutor-mars.com.pl/mars/mars_13/mars_13_studia.h…

Ключевые слова: Россия Польша

Версия для печати