Сергей Лавров: «Межсирийский диалог должен быть инклюзивным, отражать весь спектр сирийского общества»

09:29 05.02.2016 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото пресс-службы МИД РФ

В эти дни министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил с визитами две страны региона Персидского залива – Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Султанат Оман.

Естественно, речь шла как о двусторонних отношениях, так и о ситуации на Ближнем Востоке и в регионе Залива.

В ОАЭ Сергей Лавров был принят Наследным принцем Абу-Даби, заместителем Верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ Мухаммедом Аль-Нахайяном. Министр также провел переговоры с министром иностранных дел ОАЭ, сопредседателем Межправительственной Российско-Эмиратской комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству Абдаллой Аль-Нахайяном.

Сергей Лавров и руководители ОАЭ, как сообщает официальный портал МИД России,[i] «обстоятельно обсудили актуальные вопросы дальнейшего укрепления традиционно дружественных российско-эмиратских отношений, включая углубление координации по ключевым проблемам международной и ближневосточной повестки дня.

В рамках доверительного обмена мнениями по складывающейся ситуации на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива, в Северной Африке была подтверждена необходимость консолидированных усилий мирового сообщества в интересах скорейшего политико-дипломатического урегулирования продолжающихся в регионе конфликтов, а также эффективного и решительного противодействия терроризму и экстремизму.

При этом важным форматом согласованных шагов призван и впредь служить получивший начало в Абу-Даби в 2011 году стратегический диалог Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), очередное министерское заседание которого планируется провести в скором времени в Москве».

После ОАЭ Сергей Лавров посетил Султанат Оман с рабочим визитом и был принят заместителем председателя Совета министров Султаната Оман Фахдом Аль Саидом и провел переговоры с министром, ответственным за иностранные дела Омана, Юсефом Бен Аляви.

В ходе состоявшегося обстоятельного обмена мнениями, как информирует официальный портал МИД РФ,[ii] было, в частности, «условлено активизировать совместную работу над перспективными экономическими проектами, в том числе, в сфере топливно-энергетического комплекса, транспорта и инфраструктуры.

В рамках углубленного рассмотрения складывающейся ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке было констатировано, что в Москве и Маскате солидарно выступают за скорейшее преодоление существующих в регионе конфликтов через налаживание инклюзивного национального диалога, на основе международного права и положений Устава ООН.

При этом подчеркнута важность и далее осуществлять тесную координацию и согласование подходов участников Международной группы поддержки Сирии, в состав которой входят Россия и Оман, и в других многосторонних форматах, нацеленных на скорейшее урегулирование проблем ближневосточного региона.

В контексте задачи наращивания многопланового взаимодействия с Россией оманская сторона поддержала инициативу о проведении весной текущего года в Москве очередного министерского заседания стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Одним из пунктов повестки дня этого мероприятия призвана стать обновленная российская концепция обеспечения коллективной безопасности в зоне Персидского залива».

 

Последнее – очень интересно. И в ОАЭ, и в Омане речь шла о скором заседании в Москве участников стратегического диалога Россия – ССАГПЗ. Ведь с учетом чрезвычайно осложнившейся обстановки в регионе Залива, приезд в Москву высоких представителей из всех государств ССАГПЗ – это лучшее подтверждение того, что «политический ветер над Заливом» меняется в сторону сотрудничества с Россией. Чего ещё несколько лет назад трудно было ожидать.

А ставшие регулярными визиты в РФ первых лиц государств ССАГПЗ это ещё – и заметное проявление их обеспокоенности происходящими вокруг Залива кризисами, и стремление в какой-то степени «сверить часы» с Кремлем, и, возможно, заручиться здесь некой поддержкой в столь штормовые времена.

Правда, заливные СМИ типа «Аль-Джазиры» и «Аль-Арабии» не демонстрируют поддержку наметившимся переменам и продолжают с упорством, достойным иного применения, нагнетать антироссийскую пропаганду. С явным перебором. И, наверно, местным начальникам стоит обратить внимание, что их ТВ-каналы работают прямо против их же линии на нормализацию и развитие отношений с Москвой.

Известно же, что «Москва слезам не верит», а наблюдает за вакханалией на экранах заливных ТВ. И не факт, что эмирам и шейхам это пойдет на пользу в контактах с Россией…

 

По итогам двух визитов Сергей Лавров и его арабские коллеги дали пресс-конференции, где было сказано немало интересного.

Вот, встреча с прессой в Абу-Даби (ОАЭ). Официальный портал МИД РФ публикует заявление и ответы на вопросы СМИ министра иностранных дел России по итогам переговоров с министром иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов А.Аль Нахайаном.[iii]

 

Пресс-конференция С.Лаврова и А.Аль Нахайяна – ВИДЕО

 

Глава МИД России, в частности, сказал:

«…Вчера и сегодня мы провели очень полезные переговоры. Только что завершилась встреча с Наследным принцем Абу-Даби, заместителем Верховного главнокомандующего Вооруженными силами ОАЭ Мухаммедом Аль Нахайяном, которая, как и переговоры с Министром иностранных дел, контакты с руководством Высшего совета национальной безопасности ОАЭ, подтвердила нашу взаимную нацеленность на дальнейшее углубление сотрудничества по всем направлениям.

Ценим уровень доверия, сложившийся между нашими странами, прежде всего, через регулярные прямые контакты Президента России В.В.Путина и Мухаммеда Аль Нахайяна. В 2015 г. состоялись две встречи на высшем уровне – в августе и октябре.

Сегодня мы подтвердили приверженность всем договоренностям, достигнутым на тех переговорах, которые нацелены на продвижение отношений стратегического партнерства между Россией и ОАЭ.

Договорились продолжать тесные и доверительные политические контакты, а также контакты по линии специальных служб по вопросам безопасности.

Особое внимание в нынешних условиях уделили дальнейшему развитию торговых и инвестиционных связей, включая реализацию перспективных совместных проектов. Для этого создана неплохая база. Как упомянул мой коллега и друг, Российский фонд прямых инвестиций договорился о создании совместной инвестиционной платформы с эмиратской инвестиционной компанией «Мубадала».

Недавно была достигнута договоренность о еще одной такой инвестиционной платформе, на этот раз с компанией «Ди Пи Уорлд»…

Обсуждали и такие направления сотрудничества, как энергетика, включая содействие российской корпорации «Росатом» в реализации проекта атомной электростанции «Барака» в ОАЭ, промышленность, банковское дело, туризм.

Все эти вопросы находятся на контроле у российско-эмиратской Межправительственной комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству...

С обеих сторон есть уверенность, что реализация его итогов поможет вывести наши торгово-экономические и инвестиционные связи на еще более высокий уровень.

Отметили также ритмичную и эффективную работу Межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

Заинтересованы всячески развивать гуманитарные связи. Количество российских туристов, посещающих ОАЭ, растет. Мы поощряем этот интерес. Будем рады видеть и наших эмиратских друзей в качестве гостей Российской Федерации в различных ее регионах.

Отмечу большой интерес руководства ОАЭ к укреплению контактов с субъектами Российской Федерации – Татарстаном, Чечней, Москвой, Санкт-Петербургом и многими другими регионами, которые регулярно приглашаются на Дубайский инвестиционный форум…

Подробно обсудили ситуацию в регионе. Как я сказал, вопросам безопасности уделяется особое внимание в нашем диалоге. Ситуация на Ближнем Востоке и Севере Африки остается крайне напряженной, прежде всего, в результате беспрецедентного всплеска террористической угрозы.

Особое внимание в ходе переговоров в Абу-Даби уделили дальнейшему наращиванию нашего противодействия этому злу, как по двусторонним каналам, так и в рамках различных международных коалиций, которые складываются в связи с угрозой со стороны ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и прочих террористических группировок.

Сегодня мы подчеркнули важность налаживания практической координации между этими различными коалициями.

В этом контексте обсудили ситуацию в Сирии, реализацию договоренностей, достигнутых на встречах в Вене и Совете Безопасности ООН.

Исходим из того, что резолюцию 2254 СБ ООН необходимо выполнять в полном объеме в том, что касается непримиримой борьбы с террористами, облегчения тяжелейшего гуманитарного положения мирного населения САР, налаживания устойчивого политического процесса, нацеленного на реализацию реформ, о которых говорится в резолюции СБ ООН.

При этом у нас общее мнение, что судьбу своей страны могут решить только сами сирийцы.

В этой связи мы приветствуем начало межсирийских переговоров в Женеве. Они только разворачиваются, идет поиск оптимальных методов ведения этих переговоров, учитывая комплексный характер повестки дня и известные сложности с формированием соответствующих делегаций.

Мы поддерживаем усилия спецпосланника Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистуры, направленные на то, чтобы этот процесс завязался и был устойчивым, привёл бы к конкретным договоренностям, в соответствии с решениями СБ ООН.

Полагаясь на добрую волю сирийских сторон в достижении компромиссов, мы подтвердили наше намерение оказывать этому процессу поддержку со стороны влиятельных внешних игроков, в том числе, через очередной созыв Международной группы поддержки Сирии, в которой ОАЭ и Россия принимают участие.

Мы продолжим другие формы нашего диалога по проблемам региона – это Ливия, Йемен, Ирак, Афганистан, потому что все эти страны находятся в состоянии, вызывающем озабоченность. Все они являются мишенью для террористов, желающих распространить там свое влияние...

Договорились также продолжать диалог между Россией и арабскими странами. Есть два основных формата такого уровня, в том числе, на министерском уровне.

В конце февраля мы ожидаем наших друзей из региона на встречу министров иностранных дел России и стран ЛАГ в Москве, весной с.г. планируется встреча стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Это уже четвертый раунд. Первый раунд такого диалога состоялся в 2011 г. в Абу-Даби.

Думаю, что тема обеспечения безопасности в регионе, в том числе, в Персидском заливе и в более широком плане – на Ближнем Востоке будет одной из основных, а отношения между Россией и странами Персидского залива, между Российской Федерацией и арабским миром в целом внесут вклад в поиск коллективных ответов на очень серьезные вызовы, стоящие перед этим регионом.

Искренне благодарю эмиратских партнеров за понимание позиции России, в том числе, в том, что касается необходимости за всеми животрепещущими проблемами региона, которые занимают основное внимание мировых СМИ, не забывать о застарелых конфликтах, имею в виду, прежде всего, палестино-израильский конфликт.

Мы привержены всем решениям ООН о необходимости всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. Рассчитываем, что в ближайшее время удастся провести очередную встречу «квартета» международных посредников в сотрудничестве с ЛАГ с тем, чтобы понять, где находятся международные усилия по содействию палестино-израильскому урегулированию и что необходимо для этого предпринять».

 

Фото пресс-службы МИД России

 

Затем последовали вопросы прессы.

Вопрос: Лидера группировки «Джейш аль-Ислам» выдвигают в качестве основного переговорщика от оппозиции. Как Вы к этому относитесь?

С.В.Лавров: Что касается состава делегаций, которые собрались в Женеве, мы исходим из того, что в соответствии с решениями СБ ООН оппозиция должна быть представлена всеми основными группами и должна отражать весь спектр оппонентов режима, чтобы переговоры о будущем Сирии были основаны на реалистичных подходах, не были оторваны от реальности.

Мы знаем, что в делегации той части сирийской оппозиции, которая была сформирована на встрече в Эр-Рияде, присутствует пара человек, связанных, как мы понимаем, с «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам». Мы договорились (и правительственная делегация с этим согласилась), что если эти люди будут участвовать в переговорных процессах, то будут это делать в личном качестве и, конечно же, только при условии, что они принимают все требования резолюции 2254 СБ ООН, включающие категорический отказ от терроризма, экстремистских насильственных методов решения политических проблем, признание территориальной целостности Сирии, признание принципа, согласно которому сами сирийцы определяют судьбу своей страны. Из этого мы и исходим. Участие этих людей в личном качестве в сформированной на встрече в Эр-Рияде делегации отнюдь не означает (и это зафиксировано всеми, включая наших американских коллег как сопредседателей «Венского процесса») какого-то признания группировок «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам» в качестве партнеров по переговорам.

Это как наша позиция, так и позиция очень многих других членов Международной группы поддержки Сирии (МГПС), которые относят эти группировки к террористическим. Они тесно сотрудничают с объединениями группировок, среди которых «Джабхат ан-Нусра». Есть много других фактов, которые говорят об этих организациях как экстремистских.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать заявление главы МИД Великобритании Ф.Хэммонда о том, что действия ВКС РФ в Сирии не способствуют урегулированию конфликта в САР?

С.В.Лавров: Мы привыкли к заявлениям из Лондона и других западных столиц, которые характеризуют деятельность наших Воздушно-космических сил в Сирии как «не способствующую урегулированию». Они не опираются ни на один факт и, на мой взгляд, отражают озабоченность наших западных партнеров тем, что ВКС России совместно с сирийскими вооруженными силами эффективно действуют в воздушном пространстве САР и достигают целей, поставленных международным сообществом, прежде всего, в том, что касается пресечения террористической угрозы.

Мы привыкли к этим голословным заявлениям. Они характерны не только для сирийской темы. Многие другие острые вопросы мировой политики наши западные партнеры предпочитают комментировать так, чтобы никто не увидел в них каких-либо фактов, потому что никто не может нам предъявить фактов.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать обвинения министра иностранных дел Великобритании Ф.Хэммонда о том, что Россия подогревает напряженность в Сирии?

С.В.Лавров: Что касается заявлений министра иностранных дел Великобритании Ф.Хэммонда, то я уже ответил. По его просьбе мы с ним периодически встречаемся «на полях» различных международных мероприятий, он не высказывает каких-либо конкретных претензий, потому что высказать их не может. В общих чертах призывает к сотрудничеству, на что мы готовы. Но все каналы, которые существовали для такого сотрудничества, были заморожены самой британской стороной.

Наверное, им сейчас хочется, чтобы о них не забывали, как об участнике неких процессов, связанных с урегулированием на Ближнем Востоке.

Но, если есть хоть какие-то конкретные претензии в отношении того, что делают ВКС России в Сирии, то напомню, что еще с первых дней нашей операции Россия, в т.ч. Президент Российской Федерации В.В.Путин, приглашала всех желающих, прежде всего, США и других участников американской коалиции, к тесной координации действий против террористических группировок.

Надо учитывать запутанность обстановки на местах, периодическое взаимодействие различных оппозиционных группировок в Сирии, которые то сотрудничают, то воюют друг с другом, регулярность перехода боевиков из одной группировки в другую. Боевики переходят из экстремисткой группировки в более умеренную, а после предложения лучших условий, в т.ч. финансовых, могут вернуться обратно или попасть в более экстремистскую структуру.

Учитывая всю эту запутанную ситуацию, мы предлагали координировать действия на повседневной основе, что говорится, «на земле», с участием военных, которые реально планируют операции против террористов.

Чтобы не было вопросов, кто бьет по «правильным», а кто по «неправильным» целям, мы многократно приглашали наших партнеров к такой честной совместной работе. Неизменно мы слышали отказ.

Максимум, на что наши коллеги смогли пойти, это на договоренность между Россией и США об избежании непреднамеренных инцидентов в воздухе. Соответствующий Меморандум был подписан в октябре, он распространяется не только на США, но и на всех участников американской коалиции. Поэтому мы исходим из того, что США несут ответственность за обеспечение соблюдения соответствующих процедур всеми, кто летает под их руководством.

Это относится и к Турции, которая периодически выдвигает голословные обвинения, хотя является частью американской коалиции и должна соблюдать те процедуры, которые закреплены в российско-американском меморандуме. Об этом мы еще раз напомнили нашим американским коллегам, поскольку они взяли ответственность за всех, кто под их началом участвует в т.н. «антитеррористической коалиции».

Вопрос: Каковы Ваши оценки перспектив решения сирийской проблемы? Какова позиция России относительно происходящего в Йемене?

С.В.Лавров: Что касается сирийских переговоров. Нынешняя фаза является критически важной, потому что сейчас все потенциальные участники переговорного процесса «притираются» друг к другу.

Необходимо привыкать к тому, что переговоры должны быть всеобъемлющими, в соответствии с решением СБ ООН они должны включать в себя весь спектр сирийского общества. Я сейчас цитирую Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г., на которое так любят ссылаться многие наши партнеры, но пытаются выдернуть оттуда только один термин «переход», трактуя его как «переход власти».

Главное, что содержится в этом Коммюнике, это то, что переговоры должны быть с участием всего спектра сирийского общества и должны завершиться достижением договоренности между правительством и оппозиционерами на основе их взаимного согласия.

О чем договорятся участники переговоров, то и будет поддержано международным сообществом.

В Женеве, как вы знаете, есть две группы оппозиции. К сожалению, не удалось сформировать единую делегацию. Надеюсь, что это – временное явление. Надеюсь, что в любом случае наличие двух оппозиционных делегаций не воспрепятствует нормальной работе под эгидой специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистуры.

По-моему, прибыли еще не все члены делегации, которая была сформирована на встрече в Эр-Рияде, но состав вот-вот пополнится недостающими участниками. Подъехали не все члены делегации, которая была сформирована на основе встреч в Каире, Москве и других местах.

Были сложности с получением швейцарских виз. Мы обратили внимание наших швейцарских коллег, что Швейцария как страна-хозяйка этого мероприятия должна максимально оперативно обеспечивать все необходимое для приезда участников переговоров. Надеюсь, что больше никаких задержек не будет.

Главную роль сейчас играет ООН в лице специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистуры, который должен в соответствии со своим мандатом работать на равной основе с обеими делегациями оппозиционеров и делегацией Правительства САР, которая в полном составе находится в Женеве – прибыла туда своевременно и провела контакты с С. де Мистурой. Он расценил их позицию как конструктивную.

Надеюсь, что конструктивной будет и позиция всех остальных участников этого процесса.

Как мы уже сказали, 11 февраля в Мюнхене состоится встреча МГПС, в ходе которой специальный посланник ООН по Сирии С. де Мистура расскажет, как проходит начальный «притирочный» этап Женевского политического процесса.

Вопрос: Обсуждали ли Вы нефтяную проблематику и цены на нефть? Мы знаем, что Венесуэла стремится созвать совещание между странами-участницами ОПЕК.

С.В.Лавров: Контакты между производителями нефти в разных форматах являются регулярными. Мы, конечно же, заинтересованы в том, чтобы у нас было общее понимание того, что происходит на мировых рынках, прежде всего, рынках энергоносителей, нефти. Мы заинтересованы в обмене оценками происходящего. У нас налажено такое взаимодействие. Мы обмениваемся мнениями с нашими коллегами, как из числа членов ОПЕК, так и из стран, которые производят нефть, но не входят в эту Организацию.

Мне кажется, на данном этапе у нас есть общая заинтересованность в том, чтобы именно в таком формате продолжалось это взаимодействие.

Мы открыты к другим формам сотрудничества. Если будет общая заинтересованность в проведении встречи, о которой говорят наши венесуэльские друзья – между членами ОПЕК и странами, которые не входят в эту Организацию, мы, естественно, присоединимся к такому консенсусу. Будем готовы работать в тех формах и параметрах, о которых договорятся все заинтересованные стороны.

Конечно, мы считаем, что диалог о происходящем на нефтяных рынках, мониторинг ситуации, ее лучшее понимание отвечают коренным интересам всех торгующих нефтью стран.

 

Не менее насыщенной была встреча с прессой после переговоров Сергея Лаврова в Султанате Оман. Официальный портал МИД РФ публикует ответы на вопросы СМИ по итогам переговоров с министром, ответственным за иностранные дела Султаната Оман, Юсефом Бен Аляви.[iv]

 

Выход к прессе С.Лаврова | Sergey Lavrov’s remarks to media

 

Вопрос: У Омана и России очень крепкие связи. У двух стран есть вопросы, которые сейчас находятся в стадии обсуждения. Каковы перспективы развития этих отношений в свете происходящих событий в регионе?

С.В.Лавров: Отношения между Султанатом Оман и Россией не подвержены искусственному влиянию. Они результативно развиваются, что было подтверждено сегодня в ходе моих встреч с вице-премьером Совета министров Омана Фахдом Бен Махмудом Аль Саидом и министром, ответственным за иностранные дела, Юсефом Бен Аляви.

Мы выразили удовлетворение в связи с регулярным и доверительным политическим диалогом. Уделяем повышенное внимание продвижению наших торгово-экономических связей.

Несмотря на тенденции в мире и в региональной экономике, объем товарооборота между Россией и Оманом растет, хотя все еще является достаточно умеренным. Однако мы видим пути к дальнейшему улучшению данной ситуации, включая возобновление работы над соглашением по защите инвестиций, которую мы вскоре надеемся завершить.

Мы также ведем переговоры по соглашению о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии.

Российский фонд прямых инвестиций проявляет интерес к сотрудничеству с суверенными фондами Султаната Оман. Надеемся, что сможем содействовать данным контактам в течение этого года в рамках различных экономических форумов, включая Санкт-Петербургский международный экономический форум.

Считаем также важным поддержать контакты, начавшиеся между российской компанией «Газпром» и партнерами в Омане.

Российские инвесторы проявляют интерес к сотрудничеству со своими оманскими друзьями и в других сферах экономики, включая производство труб. Российская компания вкладывает средства в завод в Сохаре, что является нашим крупнейшим инвестиционным проектом в регионе.

Мы всегда ценили наши гуманитарные и культурные связи. Российские артисты регулярно выступают с концертами в Султанате Оман. Мы также удовлетворены нашим сотрудничеством в сфере туризма, которая, по нашему убеждению, является многообещающим направлением в будущем.

Обсудили планы Султаната по запуску прямого рейса между Маскатом и Москвой, что окажет позитивное влияние на приток российских туристов, посещающих эту прекрасную страну.

Безусловно, мы тесно сотрудничаем в международных делах. Вместе с моим другом, главой внешнеполитического ведомства Султаната Оман, мы участвуем в Международной группе поддержки Сирии, следующая встреча которой состоится через неделю в Мюнхене.

У нас также очень близкие подходы к международным усилиям, необходимым для разрешения ситуации в Йемене, Ливии, палестинской проблемы и других до сих пор нерешенных вопросов региона.

Мы полностью удовлетворены результатами состоявшихся переговоров, которые внесли вклад в наши двусторонние отношения и помогли нам прийти к лучшему пониманию по ряду региональных проблем.

Вопрос: В последние дни представители умеренной оппозиции в Женеве говорят о том, что одним из их условий для продолжения переговоров является прекращение российской военной операции в Сирии. Как бы Вы могли это прокомментировать? Каковы перспективы установления режима прекращения огня в САР?

С.В.Лавров: Если Вы имеете в виду группу оппозиции, прибывшую в Женеву на основе т.н. «списка Эр-Рияда», то мне кажется, что некоторые члены этой группы слишком избалованы своими спонсорами, прежде всего, нашими турецкими соседями, которые в одиночку заблокировали присоединение к переговорам такой важной и влиятельной силы, как Партия демократического союза сирийских курдов.

С самого начала мы договаривались, что члены Международной группы поддержки Сирии будут воздействовать на различных сирийских игроков с тем, чтобы они придерживались одних и тех же правил, которые заключаются в необходимости садиться за стол переговоров без каких-либо предварительных условий на основе понимания, что межсирийский диалог должен быть инклюзивным, отражать весь спектр сирийского общества при понимании, что судьбу Сирии может решить только сам сирийский народ.

Полагаться на каких-то зарубежных спонсоров, что они будут договариваться за тебя, и рассчитывать, что предварительные условия в виде ультиматумов помогут решить проблемы – близорукая и абсолютно бесперспективная политика.

Сказанное в полной мере относится и ко второй оппозиционной делегации – т.н. «лозаннской группе», где тоже появились «капризные люди», которые выдвигают предварительные условия, не имеющие ничего общего с основополагающими принципами Женевского коммюнике, Венских документов и резолюцией 2254 СБ ООН.

Рассчитываем и будем добиваться того, чтобы две оппозиционные делегации и делегация Правительства САР руководствовались не какими-то личными политическими или иными амбициями, а интересами сирийского народа. Для этого необходимо встать на прочную основу одобренных международным сообществом документов, главным из которых является резолюция 2254 СБ ООН.

Нас всегда призывали оказывать позитивное воздействие на Правительство САР. Все свои обязательства на этот счет мы выполнили – делегация приехала в Женеву без каких-либо проблем, была там первой.

Рассчитываем, что те, кто имеет решающее влияние на оппозиционные круги, будут так же ответственно подходить к функциям международных игроков по обеспечению старта межсирийского диалога без предварительных условий.

В ходе этого диалога необходимо рассматривать все те вопросы, которые сейчас упоминаются в контексте сирийского кризиса, включая принятие срочных мер по облегчению гуманитарной ситуации, договоренности о прекращении огня и начало политического процесса.

Что касается конкретного аспекта – прекращения огня, то у нас на этот счет есть свои сугубо прагматичные соображения, которые продиктованы необходимостью сделать так, чтобы оно могло состояться на практике. Мы говорили об этом с американскими сопредседателями Международной группы поддержки Сирии…

Упомяну, что ключевым компонентом для того, чтобы прекращение огня работало, является уже ставшая одной из наиболее острых задача перекрытия контрабанды через турецко-сирийскую границу, которая подпитывает боевиков, и без пресечения которой трудно рассчитывать, что режим прекращения огня сможет состояться.

Вопрос: Намерена ли Россия прекратить нанесение авиаударов в Сирии?

С.В.Лавров: Нанесение Россией авиаударов не будет прекращено, пока мы действительно не победим такие террористические организации, как ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусру» и подобные им группировки. Не вижу причин для прекращения нанесения авиаударов.

Думаю, что, помимо нанесения очень эффективного удара по террористам с начала операции в сентябре 2015 г. по просьбе сирийского Правительства, мы также показали пример возглавляемой США коалиции, активность которой по нанесению ударов не очень впечатляла на протяжении полутора лет с момента ее старта.

Мы рады, что после успехов российских ВКС операция международной коалиции, возглавляемой США, стала гораздо более эффективной. Единственная проблема, до сих пор стоящая перед нами – это отсутствие легитимности проводимой коалицией операции в сирийском небе. У них есть согласие Правительства Ирака на использование их воздушного пространства для борьбы с ИГИЛ, но нет согласия легитимного Правительства САР.

Тем не менее, будучи прагматичными, мы заинтересованы в координации усилий с возглавляемой США коалицией не только в формате согласования процедур по недопущению непредвиденных инцидентов в воздухе (мы подписали меморандум на этот счет между Россией и США, выступающими от имени коалиции). Более важным и необходимым является практическая ежедневная координация в режиме реального времени между теми, кто находится «на земле», и теми, кто контролирует воздушные силы в ходе российской операции и операции коалиции.

Мы продолжаем слышать утверждения, что у российских ВКС «неправильные» цели, что Россия наносит удары не по ИГИЛ, а по умеренной оппозиции и даже гражданским лицам.

С самого первого дня нашей операции мы пригласили членов коалиции – будь то США или любой другой ее участник – сесть и провести профессиональную, а не пропагандистскую беседу о том, где находятся «правильные» и «неправильные» цели. С самого начала мы просили сказать, что они считают «правильными» целями, и мы примем это во внимание в нашей практической работе, а что – «неправильными», чтобы мы не наносили по ним удары.

К сожалению, наши партнеры уже четвертый месяц (с сентября) предпочитают продолжать повторять абсолютно безосновательные обвинения и избегать практического диалога, к которому мы приглашали их с самого начала. Разумеется, это подозрительно и вызывает вопросы, каковы же реальные цели коалиции, если они не хотят делать конкретных предложений для обоснования своей позиции?

Мы готовы к координации и ждем, когда они созреют для профессионального, а не пропагандистского диалога.

Вопрос: Имеет ли место сотрудничество между Россией и дружественными странами в отношении корректировки цен на нефть? Есть ли такая возможность в ближайшем будущем?

С.В.Лавров: Мы обсуждали этот вопрос сегодня с нашими оманскими друзьями, а также вчера в Абу-Даби беседовали с другими странами-членами ОПЕК и странами-производителями нефти не из числа Организации.

Мы полагаем, что на данном этапе важно понять, что происходит на рынках, на которые влияют слишком много факторов. Старые механизмы едва ли будут работать. Полагаю, что все едины в этом мнении.

Поскольку я не думаю, что кто-то полностью понимает механизмы нынешних тенденций, сейчас важно внимательно следить за происходящим и обмениваться оценками. Это мы и делаем в наших контактах со странами-членами ОПЕК и другими странами-производителями нефти.

Если на каком-то этапе будет достигнут консенсус между всеми странами-производителями нефти в том, что есть необходимость в специальной встрече, мы, разумеется, будем готовы принять в ней участие.

 

Если вычленить проблемы, которые прежде всего интересовали Заливную прессу, то это – межсирийские переговоры в Женеве; действия российских ВКС против террористов в Сирии; ситуация на нефтяных рынках. И ни одна из них просто не решается…

 

Посетив два центра Залива – Абу-Даби и Маскат, глава российской дипломатии уже на следующее утро по возвращению в Москву провел деловой завтрак с приехавшим в Россию гуру мировой политики, бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером.

В ходе беседы состоялся обстоятельный обмен мнениями о некоторых актуальных международных и региональных темах, включая ситуацию вокруг Сирии и на Украине, сообщили в МИД РФ.[v]

 

Международная обстановка сегодня такова, что не позволяет делать пауз…

Ключевые слова: Сергей Лавров Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива ОАЭ борьба с терроризмом сирийский кризис переговоры по Сирии в Женеве Султанат Оман нефтяной рынок ВКС России

Версия для печати