Какое будущее ждет Испанское королевство?

13:05 20.01.2016 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В прошлом месяце в Испании состоялись парламентские выборы. Убедительной победы на них не одержала ни одна из политических сил страны. До сих пор политические партии Иберийского королевства никак не могут договориться и создать приемлемую большую или хотя бы малую, но единую коалицию и выбрать премьер-министра, а затем и сформировать правительство. Вместо этого социалисты в резких формах ругают уходящего премьера, лидера правой Народной партии Марьяно Рахоя, а те рьяно критикуют социалистов за прошлые ошибки в экономике и за все на свете, а новые партии – «Подемос» и «Сьюдаданос» предъявляют претензии и к тем, и другим… 

Сейчас этим непростым вопросом формирования нового кабинета министров занимается, как и предписывает Основной закон страны, сам король Фелипе VI. Он встречается с лидерами политических партий, ведет переговоры, пытается примирить, убедить, уговорить. В общем, сложный процесс создания дееспособной правящей коалиции и правительства не прекращается.   

Чтобы прояснить расклад сил на политическом поле Испании, обозреватель журнала «Международная жизнь» обратился с рядом вопросов к доктору экономических наук, руководителю Центра иберийских исследований ИЛА РАН Петру Яковлеву. 

 

- Петр Павлович, что показали декабрьские всеобщие выборы и какая обстановка  сложилась в королевстве?

 

- Состоявшиеся в Испании 20 декабря всеобщие выборы, на мой взгляд, имеют шансы стать очень значимым, во многом переломным событием в постфранкистской истории страны. Попробую аргументировать такую точку зрения.

Во-первых, в результате выборов круто изменился расклад политических сил, обозначился конец эпохи де-факто двухпартийной системы, когда представители двух главных партий – правоцентристской Народной партии (НП) и левоцентристской Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) с завидной регулярностью сменяли друг друга во власти. Теперь ключевых политических игроков четыре: к НП и ИСРП прибавились леворадикальная «Подемос» («Мы можем») и центристская «Сьюдаданос» («Граждане»). Причем характерно распределение депутатских мест в конгрессе депутатов – нижней палате Генеральных кортесов (испанском парламенте), где и делается «большая политика». Так, НП получила 123 места (на 63 меньше, чем в 2011 г.), ИСРП – 90 (минус 20 мест), тогда как «Подемос» провела в высший законодательный орган 69 представителей, а «Сьюдаданос» – 40. Остальные 28 мест поделили между собой небольшие левые, националистические и открыто сепаратистские организации. В результате на долю НП и ИСРП пришлось 60% депутатских мест, тогда как в 2011 г. этот показатель составлял 85%, а в 2008 году – 93%. Иначе говоря, испанские избиратели вынесли бипартидизму суровый приговор.

Во-вторых (и как следствие первого), в Испании наступает эпоха формирования политических коалиций. Поскольку ни одна из партий не может править в одиночку, то неизбежны разного рода договоренности и межпартийные союзы. В то же время парламент неизбежно превращается в поле межпартийных баталий, поскольку идеологические установки основных фракций весьма различны. В этом – потенциальная угроза политической нестабильности.

Таким образом, политические последствия выборов носят далеко идущий характер.


- Есть ли шансы в Испании у «новых левых» или «новых левоцентристских сил»? Или правоцентристы «обречены» править в королевстве вечно?

 

- Прежде всего, отмечу, что вообще-то левоцентристы в лице ИСРП правили в Испании 21 год, то есть, больше, чем правые силы. И сейчас у партий левого спектра имеются шансы для того, чтобы заключить своего рода «левый пакт» и сформировать правительство. Обратимся к цифрам. У левых партий в конгрессе в общей сложности 170 мест, то есть, больше, чем у виртуальной коалиции идейно близких НП и «Сьюдаданос» (163 депутата). Но проблема в том, что в левом лагере сохраняются внутренние противоречия, что мешает их объединению. В этой связи самым предпочтительным, с точки зрения сохранения политической стабильности, представляется коалиция из НП, ИСРП и «Сьюдаданос». Это был бы мощный блок, располагающий абсолютным большинством в конгрессе – 253 депутатами. В какой-то мере шаг в данном направлении был сделан 13 января, когда с согласия «народников» председателем президиума конгресса депутатов (спикером парламента) был избран социалист Пачи Лопес. Рассуждая формально, это – третий по значимости государственный пост в стране после короля и председателя правительства. Оставаясь на почве реальности, скажем, что указанный вариант предпочтителен. Но сложность в том, лидерам ИСРП будет непросто убедить своих избирателей в целесообразности союза с НП, социально-экономическую политику которой социалисты резко критиковали. Впрочем, самое ближайшее время покажет. В любом случае в политике возможно многое.


- Петр Павлович, можно ли сейчас прогнозировать социально-политическое и экономическое развитие Испании на ближайшие лет пять? Иначе говоря, что ждет эту иберийскую страну в ближайшие годы?

 

- Прогнозировать, конечно, никто не запрещает. Другой вопрос – сбудутся ли эти прогнозы? И все же, как мне представляется, можно, опираясь на имеющиеся в нашем распоряжении данные, представить основные векторы развития страны на обозримый период.

По сути, перед испанской нацией стоят три главные задачи, от решения которых в решающей степени зависит будущее государства. Первая – обеспечение устойчивого экономического роста, поскольку только на этой основе можно решить проблему огромной безработицы и в целом улучшить социальную в стране. Признаки хозяйственного оживления в Испании имеются, страна постепенно преодолевает последствия кризиса, но тренд этот нуждается в закреплении и развитии, что предполагает скорейшее решение политических вопросов и создание дееспособного правительства, располагающего мощной парламентской поддержкой.

Вторая задача – решение проблемы каталонского сепаратизма. По итогам прошлогодних сентябрьских выборов в этом регионе к власти пришло правительство, взявшее курс на отделение от Испании. Конечно, позиции у сепаратистов не слишком сильные. В частности, резко отрицательно к идее каталонской независимости относится значительная часть крупного бизнеса: целый ряд компаний уже «ушел» из Каталонии, перенес свою деятельность в другие районы страны. Это – тревожный сигнал для сепаратистов. Но вопрос остается открытым, и сохранение территориальной целостности Испании займет в повестке нового правительства одно из центральных мест.

Третья задача – повышение международного авторитета Мадрида, усиление позиций Испании в Европе и в мире в целом. Дело в том, что в годы кризиса испанское государство понесло серьезные репутационные потери, по существу, было отодвинуто от решения ключевых вопросов в рамках Европейского союза, ослабило свое влияние в других приоритетных районах, прежде всего, в Латинской Америке и в Африке. В данном контексте, с точки зрения деловых и политических кругов Испании, контрпродуктивными выглядят антироссийские торговые и финансовые санкции, введенные Евросоюзом. Потеря огромного российского рынка может быть для испанских предпринимателей весьма ощутимой. Приведу только один пример: до режима санкций порядка 7% всего агропромышленного экспорта Испании направлялось в Россию. Это – немалая цифра, поскольку речь идет об одной из главных статей испанского товарного вывоза. Поэтому отмена санкций, восстановление нормальных отношений между РФ и ЕС полностью отвечают интересам испанского государства. Не надо забывать, что Испания и Россия – экономически дополняют друг друга и являются естественными торговыми партнерами.

Завершая, хочу подчеркнуть следующее. Нынешние всеобщие выборы в Испании, интенсивная электоральная кампания – своего рода интермеццо испанской политической истории XXI века, которое как бы разделило ее на два акта: годы кризисных пертурбаций и период формирования новой модели социально-экономического и политического развития. Не случайно все чаще речь идет о новом транзите, о переходном состоянии испанского общества. В этом – стержень активности «старых» и «новых» партий, стремящихся занять лидирующие позиции в складывающейся политической системе, прочно закрепиться в структурах власти.

Могу предположить, что партии правого и правоцентристского толка все-таки договорятся и сформируют правительственную коалицию. А левоцентристы и левые могут по-прежнему остаться в оппозиции. Так или иначе, время расставит все по своим местам.

 

- Благодарю вас, Петр Павлович, за интересную беседу.

Ключевые слова: Испания Евросоюз Парламентские выборы

Версия для печати