Результаты региональных выборов во Франции – это политическое землетрясение на сегодня, хотя и ожидаемое, но не стоит торопиться с долгосрочными выводами

13:20 07.12.2015 Арно Дюбьен, директор Франко-российского аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате


По результатам прошедшего 6 декабря голосования в национальном масштабе ультраправый «Национальный фронт» занимает первое место с порядка 30% голосов, на втором месте – «Республиканцы» во главе с Николя Саркози (около 27%) и третье место у социалистов (23%).

Для «Национального фронта» это на 5% больше, чем они завоевали на выборах в марте текущего года, и на 10% больше, чем они получили на последних президентских выборах три года назад. По результатам первого тура «Национальный фронт» лидирует в 6 регионах Франции из 13, при этом как минимум в 3 из них партия имеет реальные шансы победить в следующее воскресенье в ходе второго тура голосования.

«Республиканцы» показали результаты, соответствующие последним опросам. Но для Николя Саркози это очень посредственный промежуточный результат, так как по итогам муниципальных выборов в марте именно ему, а не «Национальному фронту», в будущем все предрекали победную волну роста голосов. Будущее – в лице этих выборов – наступило, но «волны» роста количества голосов в его поддержку не произошло. Поэтому для него 27% - это достаточно плохой результат.

Для социалистов же меньшие 23% - это, наоборот, не такой плохой результат с учетом общей ситуации в стране. Выборы 6 декабря принесли социалистам проблему совсем другого характера: провал потенциальных союзников - зеленых, коммунистов и Левого фронта, «с которыми они победили» на последних президентских выборах. По итогам голосования в воскресенье у всех левых не больше 35%. Это исторический минимум.

Почему такое произошло?

Сыграли факторы двух категорий – среднесрочные (фоновые) и «встряски» в виде мигрантского кризиса и терактов. К фоновым факторам относится общая ситуация в стране с по-прежнему растущей безработицей (плюс 40 тыс. в ноябре), остановить которую Олланд обещал еще к концу 2012 года, - прошло три года, а она продолжает расти. Мигрантский кризис начался летом, и показательно влияние этого фактора: в Кале, где сейчас скопление мигрантов, желающих попасть в Англию, «Национальный фронт» набрал более 50% голосов. Это при том, что исторически это был «красный город», город коммунистов.

Такие результаты выборов – бунт против элит в целом: политических, экономических, в особенности медийных, против элит Брюсселя и в общем против Европейского проекта в текущем виде, в котором французы давно перестали узнавать себя! Это бунт против глобализации, где Франция, по мнению большинства французов, потеряла себя. Такой бунт, впрочем, можно заметить и в других странах Европы, и даже в США, где он проявился в появлении кандидата в президенты Трампа.

Такие результаты выборов – это окончательное оформление во Франции трехполюсной системы, в которой есть левые, правоцентристы и ультраправые. Правоцентристы и ультаправые при наличии в их названиях слова «правый» кроме этого имеют между собой мало общего. В истории Франции известны ситуации, когда самыми ярыми врагами правых и правоцентристов выступали ультраправые (де Голля заочно приговорил к смертной казни режим Петена, на него неоднократно покушались сторонники «французского Алжира» - идеологически «Национальный фронт» восходит именно к этим истокам).

Что касается будущего Франции после региональных выборов, то еще не стоит торопиться с долгосрочными выводами. Потому что ни в одном из 13 регионов не было ни одного победителя по итогам первого тура 6 декабря и в следующее воскресенье 13 декабря пройдет второй тур, которому будут предшествовать переговоры и решения в партиях.

На данный момент ни «Республиканцы», ни социалисты не объявили о создании коалиции на местах, но очевидно, что ни те, ни другие не захотят нести ответственности за приход к власти «Национального фронта». Во второй тур, согласно французскому законодательству, выходят все партии, набравшие более 10% голосов - в понедельник вечером они должны сдать свои списки. Поэтому не исключено, что в тех регионах, где у «Национального фронта» высокие шансы на победу, социалисты снимут свои кандидатуры, чтобы их электорат отдал голоса «Республиканцам».

Региональные выборы во Франции, как и выборы в Европарламент – в обоих случаях партия Марин Ле Пен показывала «лидерство» - это выборы с низкой явкой (вчера явка составила порядка 50% при том, что президентские выборы имели порядка 80%) и при этом выборы протестных настроений, люди приходят «отвести душу». Эти региональные выборы собрали самый мобилизованный электорат, коим является избиратели «Национального фронта».

В понедельник весь день политические силы слева и справа (кроме «Национального фронта») будут строить стратегию, так как списки на второй тур должны быть сданы вечером. Перед многими социалистами будет стоять дилемма: рисковать, если оставить свою кандидатуру, возможным приходом «Национального фронта» или рисковать, если снять свою кандидатуру, отсутствием избранников от социалистов в регионах на следующие шесть лет. Такая дилемма особо «горька» на севере Франции, который в течение века контролировался левыми.

Но важнее стратегии на следующее воскресенье стратегия партий на президентские выборы 2017 года. Главная интрига будет в том, кто будет против Марин Ле Пен во втором туре, который, очевидно, обязательно будет. Кандидат от социалистов (скорее всего Франсуа Олланд) или кандидат от правоцентристов? Пока это невозможно прогнозировать.

Прошедший первый тур выборов – безусловно, заслуживающее большого внимания событие. Но глобально, несмотря на ошеломляющий сейчас результат «Национального фронта», приход Марин Ле Пен в Елисейский дворец весьма маловероятен в силу ее антирейтинга. Для того, чтобы стать президентом, надо набрать 50% + 1 голос, а до этого далеко.

Ключевые слова: Франция выборы Обсерво

Версия для печати