Екатерина Батракова, психолог, психотерапевт: «Важная функция такой эмоции как страх - защищать человека и способствовать сохранению его жизни»

20:51 27.11.2015 Антон Пантюхин, журналист-международник


-Крушение самолета в Египте, теракты в Париже, захват заложников в столице Мали и в целом очень непростая психологическая  ситуация в мире. Как людям справиться со своими страхами? Как и когда  проявляются страхи? И как долго они сохраняются?

Екатерина Батракова:  Да, действительно,  мы все  с большим трудом переносим эти ужасные последствия трагедий, которые произошли совсем недавно в мире.  В большей или меньшей степени, мы все становимся свидетелями этих событий, хотя бы потому, что  мы живем в этом мире. Мы слышим об этом из источников массовой информации, от других людей. И нашей психике приходится как-то на это реагировать, даже если мы не всегда отдаем себе в этом отчет.

Мы понимаем, как сейчас тяжело  всем французам находиться в этом  безумии. В состоянии подавленности от всплывающих в голове страшных картин, угнетающих мыслей, страхе за свою жизнь, жизни своих близких. Невыносимо осознавать, что это касается именно тебя, твоей жизни. Этот ужас накатывает и не дает жить как прежде. Возникает вопрос: за что?

Мы, русские люди, к сожалению, хорошо это понимаем. Мы ясно помним то страшное время терактов в нашей стране, когда нам приходилось буквально  цепляться за любые возможности создать хотя бы какую-то иллюзию безопасности: мы дежурили по ночам,  мы боролись, как могли! Мы знаем, как это, жить в страхе. Продолжать жить, когда многие умирают.

И в связи с этим могут появляться опасения за свою жизнь, страхи. Это происходит потому, что включается наш природный, инстинктивный механизм самосохранения. И это абсолютно естественно. Важная функция такой эмоции как страх - защищать человека и способствовать сохранению его жизни.

Поэтому, отвечая на вопрос, как справиться со своими страхами, необходимо определить степень его выраженности и понять, а надо ли с ним что-то делать. Бывает так, что человеку достаточно разрешить себе бояться и страх становится более управляемым и рассеивается.

Но бывает, что опасность давно миновала, а страх еще долгое время не проходит. И тогда он мешает жить. Например, человек работает в сфере международного бизнеса и по роду своей деятельности должен летать авиарейсами. После катастрофы он летать не может, потому что, когда он заходит в самолет, у него появляется сильное чувство страха, учащенное сердцебиение, затруднение дыхания… и человек ищет способы покинуть место, вызывающее, как ему кажется, угрозу для жизни. А летать надо. Работа. Это тот случай, когда стоит обратиться к психологу или психотерапевту, с этим можно справиться.

Еще бывает определенный тип личности, называемый тревожным, которому в большей степени свойственны страхи, который больше зависит от изменений окружающей среды, чем другие люди. Таким людям может понадобиться большая поддержка от близких людей или поддерживающая помощь психолога.

А если мы говорим о людях, ставших участниками и непосредственными свидетелями травмирующего события, то для полного восстановления их психики, необходимо пройти определенные стадии переживания так называемого посттравматического стресса. Страхи, проявляющиеся у этих людей после события, могут свидетельствовать о «застревании» на одной из стадий. Поэтому и время в данном случае - относительный и индивидуальный параметр. По-разному может быть. Так же это напрямую связано с реальной ситуацией в мире.

-Екатерина, что вы видите, когда смотрите в глаза своих сограждан, тех, кто рядом,  и в глаза французов, когда смотрите по ТВ интервью с ними,  в такие страшные для всего мира моменты?

В глазах моих сограждан: опасения, страх. Мы вам сопереживаем. Мы хотим помочь. Чем мы можем помочь? А еще мы тоже боимся за свою жизнь. Мы тоже хотим жить, и это нас объединяет. Вы не одни, мы с вами. Сейчас такое время, когда нам всем нужно объединяться. Мы верим, что вместе сможем справиться.

В глазах французов: страх, ужас. Почему именно мы? Опасения за свою жизнь. Неужели, это коснется и меня, мою семью? Об этом не хочется думать, это слишком угнетает, не дает жить, как раньше. А потом приходит вопрос: что мы можем сделать, чтобы обезопасить себя? Мы вообще можем что-то сделать?? Я бы сделал все, чтобы уберечь своих близких от возможных несчастий. Я чувствую, что каждый сам за себя, но желание жить объединяет нас всех!

-Кто особенно тяжело реагирует и переживает в подобных ситуациях? Женщины, дети?  Молодежь   или люди зрелого возраста?

Екатерина Батракова: Конечно, более уязвимы и чувствительны к изменениям дети. Вообще, если ребенок не является пострадавшим или непосредственным свидетелем травмирующего события, то, как правило, его реакция — это результат «считывания» эмоционального состояния родителей, близких в семье. Поэтому в большей степени от родителей зависит, как себя будет чувствовать ребенок.

Что же касается мужчин и женщин, на мой взгляд, нельзя сказать, что кто-то переживает больше, а кто-то меньше. Степень проявления может быть разной, поскольку женщины, по своей природе, эмоциональнее мужчин, хотя и более гибкие.

Мужчины же более сдержанны, меньше рассказывают о своих страхах, в силу своего воспитания, обусловленного культурой. Да, мы немного по-разному переживаем, но сила реакции зависит в данном случае от степени вовлеченности в ситуацию и ряда не гендерных, а индивидуальных особенностей.

Да, пожилые люди сильнее реагируют на изменения среды, потребность в постоянстве для них значительно важнее, чем, например, для подростков. Но такая важная базовая потребность, как потребность в безопасности, ощущается каждым.

-Скажите, пожалуйста, есть ли зависимость психологического состояния от степени отдаленности от места теракта. Чем больше расстояние от теракта, тем люди более психологически устойчивы? Или расстояние не имеет значения в данном случае?

Екатерина Батракова: Конечно, психологически расстояние имеет значение и реакция людей, находящихся далеко будет слабее. И если люди, находящиеся непосредственно в очаге аварии вынуждены проходить все стадии проживания, «переваривания» травмирующего события, то для людей, находящихся далеко и узнающих о событии через средства массовой информации,  велика вероятность стать более осторожными и больше беспокоиться о своей безопасности и стабильности, они боятся, например,  пользоваться метро и идти в места массового скопления людей. Иногда человек может не осознавать действительную причину такого своего «нежелания» пойти, например, в кино.

-Как психологически люди  реагируют на теракты?

Екатерина Батракова: Как правило, человек, находившийся в зоне теракта, получает психологическую травму. Это значит, что его психике потребуется время, а часто, и помощь специалиста, чтобы восстановиться. Есть определенные стадии, которые проходит человек, получивший травму: сначала он испытывает шок, отрицает происходящее, затем протестует против произошедшего, злится: на себя, судьбу, преступников, потом погружается в депрессивное состояние, оплакивание, и уже после наступает исцеление.

А люди, которые смотрят происходящее по телевидению, конечно, они сопереживают. Именно способность к сопереживанию является одной из главных помогающих исцелиться от травмы особенностей всех людей. Мы не получаем травму, но у нас могут появиться опасения за свою жизнь, за жизнь близких, и в результате, повышается бдительность и осторожность. Когда происходят такие события мы в той или иной степени сталкиваемся со своей личной беспомощностью, потому что никак не можем повлиять на то, что вызывает у нас неприятные эмоции. Поэтому мы все находимся как бы в одной лодке, и конечно, все хотим жить долго, спокойно и счастливо.

Как  жить в мире, где есть угроза твоей безопасности?

Екатерина Батракова: Правда в том, что мы не можем себя обезопасить от всего, что происходит вокруг нас. Но правда и в том, что каждый из нас может снизить вероятность опасности для себя, научившись находиться в своем, стабильном состоянии, умея в один момент быть собранным и наблюдательным, а в другой - расслабленным и спокойным, то есть умея вариативно реагировать на то, что происходит вокруг.

Екатерина, спасибо за интересное интервью!

Справка. 

Екатерина Батракова, психолог, психотерапевт психологического центра "Всё включено". Психолог первой квалификационной категории. Имеет 7 дипломов профильных конференций, в том числе от Федерации психодраматических тренинговых институтов России

Версия для печати