Сергей Рябков: «Окончательное урегулирование по иранской проблеме наступит через 10 лет или раньше».

11:29 14.10.2015 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В Совете Федерации обсудили перспективы окончательного урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы на основе Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Резолюция № 2231 Совета Безопасности ООН по Ирану должна стать долгосрочной и необратимой – эту задачу обсудили в Совете Федерации 13 октября. «Круглый стол» на тему «О перспективах окончательного урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы на основе Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)» был организован Комитетом СФ по международным делам и Комитетом СФ по обороне и безопасности. В заседании приняли участие представители МИД России, Госдумы, экспертное сообщество. С основным докладом выступил заместитель Министра иностранных дел РФ, куратор Иранского досье в МИДе России, один из соавторов Совместного всеобъемлющего плана действий - Сергей Рябков. В дискуссии также приняли участие в полном составе и представители Комиссии, которая с конца 90-х годов вела дела Иранского досье. «Мозговой штурм» в верхней палате российского парламента проходил в открытом, а затем в закрытом режиме.

Утром 13 октября мировые информагентства сообщили о том, что парламент Ирана принял закон, по которому ядерное соглашение вступает в силу. Об этом участников заседания проинформировал председатель Комитета по международным делам, ведущий дискуссии - Константин Косачёв. Парламентарий уточнил, что в принятом в Иране законе указывается на ограниченный доступ международных инспекторов к ядерным объектам Ирана. «С точки зрения иранских законодателей – это принципиальная позиция», - отметил Константин Косачёв. Показательно, что за принятие закона проголосовал 161 депутат из 190 парламентариев в меджлисе ИРИ, - это косвенно свидетельствует о том, что в иранском парламенте нет единой точки зрения по данному вопросу.

Председатель Комитета СФ по международным делам Константин Косачёв отметил очевидный интерес к теме, касающейся перспектив окончательного урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы. Тем более в ближайшие дни, а именно 18 октября 2015 года, исполняется 90 дней документу, вышедшему из стен СБ ООН (резолюция №2231 СБ ООН). Тема пристального интереса к развитию событий вокруг иранского ядерного досье, а также к позиционированию Ирана на международной арене приобретает особую актуальность в контексте тех событий, которые происходят в регионе и в мире. Напомним, что состоявшемуся документу предшествовал долгий путь, начиная с революции в Иране 1978-1979 годов. С 2004 года начались переговоры «тройки» с Ираном (Германия, Великобритания и Франция), они продолжились в 2006 году в составе стран «шестерки» (+ США, Россия и КНР), к которым затем присоединился Евросоюз. В результате после 10 лет непрерывных поступательных переговоров 14 июля 2015 года в Вене был подписан соответствующий Совместный всеобъемлющий План действий. А через неделю 20 июля 2015 года текст СВПД был включен в резолюцию СБ ООН за №2231, и таким образом документ обрел международный правовой характер. В настоящее время Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) доступен для широкого пользования, в нем 17 страниц убористого текста, где «каждое слово и каждая запятая», по словам Константина Косачёва, «на вес золота».

Теперь необходимо сделать резолюцию №2231 СБ ООН – плод десятилетних интеллектуальных усилий дипломатов и ученых стольких стран - долгосрочной и необратимой. Говоря о роли той или иной страны в создании данного документа, Константин Косачев, безусловно, подчеркнул позитивную роль России. Вместе с тем парламентарий отметил, что если оценивать вклад каждой из сторон в формирование документа, то эти оценки во многом привязаны к внутриполитическим интересам той или иной страны. Так, например американский лидер Б. Обама по итогам принятого документа сказал: «Заключение сделки по иранскому досье лежит в русле традиции американской дипломатии, которая выиграла «холодную войну» без единого выстрела». Вслед за этой цитатой президента США Константин Косачёв напомнил также высказывание президента Ирана Хасана Роухани. Выступая на 70-й сессии Генассамблеи ООН, иранский президент заявил, что соглашение по иранской ядерной программе «являет собой пример победы над войной». «Я могу с гордостью объявить, что сегодня открывается новая глава в отношениях Ирана с миром. Документ по иранской ядерной проблеме создает мощный прецедент, когда две страны вместо того, чтобы воевать, вступили в диалог. Мы считаем, как гласит старая иранская пословица, чем скорее остановишь ущерб, тем большую выгоду получишь. Мы как раз остановили ущерб», - подчеркнул Хасан Роухани. Он заявил, что со стороны Ирана «нет ничего, кроме логики, разума и нравственности». «Ядерное соглашение - прекрасный пример победы над войной. Соглашение может и должно создать новую эру и привести к установлению прочного мира и стабильности в регионе», - сказал Роухани.

В этой связи отметим, что Россия тесно сотрудничает с Исламской Республикой Иран. Достаточно привести в пример деятельность информационного, а в будущем координационного центра, который действует на территории Ирака в Багдаде. Продолжая тему роли каждой из стран в создании СВПД, вернемся к комментариям Константина Косачёва, который, как и многие в России, да и в мире полагает, что заключение СВПД является огромной победой российской дипломатии. В этой связи были упомянуты слова Президента России Владимира Путина: «Достигнутое в Вене соглашение придаст мощный импульс развитию ирано-российских отношений. Теперь отношения России и Ирана будут развиваться без негативного воздействия внешних факторов. Рассчитываем, что все заинтересованные стороны, прежде всего, страны «шестерки» будут в полном объеме выполнять найденные решения. Политическая воля, проявленная «шестеркой» и Ираном в ходе завершившихся переговоров – залог успешного выполнения плана действий, который рассчитан на длительную перспективу».

На заседании в СФ отмечалось, что следует учитывать позитивное или негативное воздействие на реализацию достигнутых договоренностей по иранскому ядерному досье таких факторов, как предстоящие в феврале будущего года парламентские выборы в Иране, а в ноябре будущего года - президентские и парламентские выборы в США. В этом контексте международных событий, в том числе, и придется реализовывать СВПД. На это указал заместитель Министра иностранных дел РФ Сергей Рябков, чей доклад, напомним, был основным на заседании «круглого стола» в Совете Федерации. По его словам, у российской стороны нет оснований сомневаться в том, что  документ будет реализовываться. Сергей Рябков подчеркнул, что План (СВПД) не носит подписного характера, он не подлежит ратификации, все договоренности в нем носят политический характер, юридически обязывающий формат придан документу через резолюцию Совета Безопасности ООН. Дипломат высказал мнение, что СВПД «является решающим событием в многолетнем марафоне по урегулированию иранской ядерной программы, важнейшим документом за последние годы».

«СВПД отразил твердый и окончательный политический выбор всех участников переговоров – стран «шестерки» при посредничестве Евросоюза и Ирана - в пользу политико-дипломатического решения проблемы. Важно, что План, как и Резолюция №2231, которая придала этому документу юридически обязывающий международно-правовой характер, основывается на выдвинутых в свое время российской стороной базовых принципах поэтапности и взаимности», - подчеркнул Сергей Рябков. По его словам, «ничто в этом документе не содержит односторонних уступок какой-либо стороны противоположной стороне, представляет собой комплекс взаимосвязанных мер и решений, где те или иные шаги взаимоувязаны и ставятся в зависимость от общего прогресса по намеченному пути».

Справедливости ради Сергей Рябков все же отметил роль вклада российской делегации в переговорный процесс. «Есть основания подчеркнуть, что во многих ключевых аспектах достигнутые договоренности базируются на идеях и предложениях, выдвигавшихся Москвой, - сказал С.рябков. - Это и сама схема сделки, предполагающая в качестве стержня признания за Ираном прав на мирную ядерную программу, включая право на обогащение урана при постановке его программы под строгий международный контроль, и с учетом такого понимания - выход на отмену действующих в отношении Ирана санкционных мер, как односторонних так и одобренных СБ ООН». Эта концепция изначально была предложена Президентом В.Путиным. А что касается конкретных сегментов самого документа и его предстоящей реализации, то российская делегация, по словам С.Рябкова, выдвигала целую серию предложений о том, как развязать те или иные «узлы». И таких предложений, получивших предметное практическое отражение в заключенных договоренностях, было не менее десятка. Как важный момент Сергей Рябков отметил и то, что в итоге многолетнего переговорного процесса у всех участников возобладал прагматичный подход. «Показателем того, что подорвать достигнутую схему достаточно сложно, по сути уязвимых мест в соглашении на перечёт», - уверил соавтор основополагающего документа, замминистра Сергей Рябков.

Важным, по словам дипломата, является и то, что «процесс движется в направлении одобрения достигнутых договоренностей». Сергей Рябков затронул тему отношения Израиля к данному соглашению. «Мы наблюдаем, что и израильскому руководству очевидно, что возникла новая реальность в виде этой договоренности, - отметил Сергей Рябков. - По нашим впечатлениям, руководство Израиля воспринимает предстоящий период как период реализации данного соглашения. СВБД – это начало пути, сам документ и резолюция 2231 – это, по сути, «дорожная карта», включающая вполне определенные сроки, и параметры, и критерии. Она дает понимать, что у нас есть четкая перспектива того, когда можно будет говорить об урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы».

Окончательное урегулирование наступит со снятием всех ограничений по торгово-экономическим отношениям. Так, ограничения на торговлю обычными вооружениями с Ираном прекратят свое действие через 5 лет. Ограничения в сфере ракетных технологий - через 8 лет. Некоторые договоренности по ограничениям продолжат действовать до 10-ти лет. «Главное, – и это зафиксировано в резолюции – через 10 лет или ранее (если МАГАТЭ сделает заключение об отсутствии в Иране незаявленной ядерной деятельности) СБ ООН прекратит заниматься вопросом об иранской ядерной программе», - заявил Сергей Рябков. По его словам, именно это и следует рассматривать в качестве окончательного урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы, поскольку международное доверие к усилиям Тегерана в ядерной области будет полностью восстановлено. «Окончательное урегулирование наступит через 10 лет или раньше. Именно это и было целью переговорного процесса», - подчеркнул Сергей Рябков. Вывод, который следовал из открытой части заседания «круглого стола» в Совете Федерации – теперь полноценность реализации Совместного всеобъемлющего плана действий будет зависеть от добросовестности всех участников переговоров к принятым обязательствам.

Ключевые слова: СФ РФ «круглый стол» по реализации СВПД

Версия для печати