Варшава активизирует работу с польской диаспорой

11:17 05.10.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Президент Польши Анджей Дуда назвал работу с соотечественниками за рубежом одним из приоритетов своей работы.

Польская диаспора (Polonia) насчитывает, по разным данным, от 13 до 16 млн. человек. Иногда оценки количества лиц польского происхождения властями той или иной страны, и польским МИД существенно отличаются. Так, официально в Белоруссии насчитывается около 400 тыс. поляков. Польские дипломаты утверждают, что лиц польского происхождения в республике достигает миллиона.

Польская диаспора проживает практически на всех континентах земного шара. В Аргентине – 450 тыс.,  Австралии  - 200 тыс., Бразилии – 800 тыс., Чили – 10 тыс., ЮАР – 30 тыс., ОАЭ – 3 тыс. Чемпион оп количеству польского населения –  США, где поляков более 9 млн. (в Чикаго их больше, чем в Варшаве).

Анджей Дуда – выходец из партии «Право и справедливость» («ПиС»), которая всегда в своей политической риторике делала акцент на работу с Полонией. Из последних заявлений партии: после грядущих парламентских выборов  в октябре 2015 г. правительство изменит свою политику в отношении зарубежных поляков в лучшую сторону.

 «ПиС» также подчеркнула необходимость эвакуировать польские семьи из Мариуполя (неоднократные обращения мариупольских поляков к польскому МИД оставались без ответа), усовершенствования закона о Карте поляка и закона о репатриации (1). Эти действия возымели эффект: президенту А. Дуде доверяют 55% граждан (2). Больше, чем кому-либо другому из действующих политиков.

Политика Варшавы по отношению к Полонии имеет свои нюансы. Традиционно большинство поляков эмигрировало на Запад. Сегодня в Великобритании, Швеции, Германии, Исландии, Франции проживают миллионы поляков. Это потерянные для Польши молодые руки и умы, и Польша старается извлечь из этого максимум возможного. В ходе своего недавнего визита в Великобританию А. Дуда обратился с приветствием к тамошним полякам, и признал, что пока не может позвать их домой, потому как экономическая ситуация в Польше не так стабильна, как в Великобритании.

Для Варшавы поляки на Западе – это понятие культурно-экономическое. Это ячейки польской культуры за рубежом, которые обладают достаточной финансовой независимостью, и вносят свой вклад в польский бюджет (переводы родственникам, совместные деловые проекты с Польшей, и т.д.).

Количество поляков в странах бывшего СССР значительно меньше, чем в Европе и США. Болевой точкой остаются Белоруссия и Литва. В первом случае Варшава старается использовать польскую диаспору в своих политических играх против официального Минска. Ухудшение отношений между белорусскими властями и ориентированными на Варшаву польскими организациями было не только неизбежно, но, похоже, заранее запланировано Варшавой. До сих пор в Белоруссии действует два Союза поляков. Один признаётся Минском, и  не признаётся Варшавой, другой – наоборот.

Во втором случае Варшава укоряет Вильнюс за притеснения этнических поляков, в т.ч., в сфере образования. Взаимоотношения Польши и Литвы – это постоянный поиск баланса между интересами литовских поляков и геополитическими выгодами военно-политического союза двух государств в рамках НАТО и ЕС. В такой ситуации литовские поляки превращаются для Варшавы в разменную монету.

Подход Польши к Полонии в странах бывшего СССР отличается большей идеологической нагрузкой. В отличие от Полонии на Западе, Варшава здесь делает упор не на экономику, а на идеологию. Польские организации в России, Белоруссии, Украине и т.д. для Варшавы – это проводники не столько культурного или экономического, сколько идеологического влияния. Культура здесь подчинена политике, и многие культурные мероприятия, проводимые польской диаспорой в указанных странах, направлены на поддержку политических мифологем прошлого, сводящих российско-польские отношения исключительно к соперничеству. 

«ПиС», как национально-клерикальная партия, будет придерживаться в своей диаспоральной политике именно такого подхода. В своей риторике она часто увязывает исторические обиды прошлого и судьбы этнических поляков в бывшем СССР.

Следовательно, следует ожидать активизации польских общественных организаций в постсоветских странах, и крена их деятельности в сторону идеологии. Как пример, День единения кресовян под патронатом президента А. Дуды (кресовяне – жители т.н. «кресов», т.е. территорий, входивших ранее в состав Речи Посполитой) (3). День единения кресовян – это день единения всех поляков на Украине, Литве и Белоруссии, которые говорили в этот день о своей преемственности великой Речи Посполитой (4).

Вопрос «кресов» для польского народа всегда актуален. В Польше проживает 5-6 млн. человек, чья родословная начиналась на «кресах». Выехать в Польшу их заставили исторические перипетии (Вторая мировая война, геноцид в исполнении ОУН-УПА, утрата Польшей этих территорий, и т.д.). Сейчас обсуждается вопросо том, каков мог бы быть юридический статус «кресовых» поляков в самой Польше. В пример приводится Германия, которая привлекала к себе репатриантов целыми семьями. Польские общественники утверждают, что экономическая отдача от семей репатриантов начинается уже через 4-5 лет, и призывают облегчить процедуру репатриации поляков из Казахстана, России и др. республик СНГ (5).

Вряд ли польское правительство отреагирует на оглушительную критику польскими общественниками политики Варшавы по отношению к зарубежным полякам. Юридическое закрепление статуса «кресовянина» потребует финансовых вливаний. Учитывая огромное количество потенциальных носителей этого статуса, Польша не пойдёт на такой шаг. В интересах Варшавы активизировать культурно-идеологический обмен с Полонией на востоке, способствовать трансграничным связям и сплетению польских общественных организаций в пропагандистско-идеологическую сеть, действия которой будут сочетаться с идеологическим дискурсом Варшавы.

Тогда такие исторические события, как Отечественная война 1812 г., Польский поход РККА 1939 г.,  советско-польские отношения после 1945 г. получат довольно своеобразную трактовку, учитывая ностальгическое отношение поляков к Наполеону, отказ постсоциалистической Польши вести свою преемственность от ПНР и идеологическое засилье всего, что связано с польским правительством на Западе в годы Второй мировой, Армией Крайовой, и т.д.  Армии Людовой, масштабным созидательным проектам ПНР и СССР в этой идеологической картинке места нет.

 

1)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,spoleczenstwo?zobacz/pis-zapewnia-ze-pomoze-polakom-na-kresach-i-repatriantom

2)       http://wiadomosci.wp.pl/kat,1342,title,Sondaz-CBOS-Andrzej-Duda-z-najwiekszym-zaufaniem-Polakow,wid,17882562,wiadomosc.html?ticaid=115b43

3)       http://www.dzienkresow.pl

4)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,spoleczenstwo?zobacz/dzien-jednosci-kresowian-jestesmy-spadkobiercami-wielkiej-rzeczypospolitej

5)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,azja-centralna?zobacz/jestesmy-frajerami-bez-pamieci-o-rodakach-w-kazachstanie

Ключевые слова: СНГ Польша идеология Полония

Версия для печати