Украинизация школ Донбасса: хорошо забытое старое

13:10 24.09.2015 Михаил Куракин, журналист-международник


Украинизация школ началась в части Донецкой области, подконтрольной Киеву, сообщил в понедельник глава так называемой военно-гражданской администрации Павел Жебривский. Выступая в Киеве по итогам первых ста дней своей работы на должности, Жебривский назвал своим приоритетом добиться «самоидентификации жителей региона как граждан Украины». «Мы считаем, что осознание дончанами себя украинцами является тем стержнем, на который должны нанизываться все остальные наши действия», – сказал он. Жебривский отметил, что начато формирование «новой донецкой элиты», которое предусматривает работу с детьми, со школами. «Постепенно, не грубо, не через колено украинизация школ и детских садов проходит. Например, в Дружковке у нас сто процентов украиноязычных школ», – рассказал он. По словам Жебривского, уже запущено партнерство школ области и школ Центральной и Западной Украины – так, должность главы департамента образования области может занять чиновник из Львова. http://vz.ru/world/2015/9/21/768036.html

Впрочем, Павел Жебривский совсем не оригинален. Он либо совершенно не знает историю региона, которым назначен руководить, либо боится обвинений в использовании коммунистического опыта. В апреле 1923 года состоялся 12-й съезд РКП(б), который официально взял курс на «коренизацию». Как пишет украинский политолог Владимир Корнилов, «в соответствии с решениями партии, наркомпрос УССР издал приказ с начала 1923-24 учебного года украинизировать в течение трех лет 680 школ в губернии. При этом, как это было принято в годы первых пятилеток, все надо было «выполнять и перевыполнять». Поэтому уже к 1 апреля 1924 года при начальном плане 106 украинских школ таковых в Донбассе было открыто 156. Понятно, что большей частью – за счет закрытия русских школ. К концу 1924-25 учебного года было украинизировано уже 648 школ губернии (при плане – 636). Только за первый учебный год украинизации (1923-24 гг.) число учеников украинских школ в Донецкой губернии выросло на 866%. Такие резкие темпы украинизации образования, само собой, сопровождались серьезными проблемами. Главная из них – учителя Донбасса «мовой» не владели. Курсы по украинизации, которые обязали пройти всех учителей, лишь в общих чертах давали представление о правилах украинского языка, которые практически еще и не были кодифицированы. Учительница из Славянска Н. Тарасова в своем письме от 1928 г. так рисовала ситуацию в Донбассе: «В школах идет двойная трата времени в связи с украинизацией – учитель сначала проводит беседу с учениками по-украински, а потом по-русски, чтобы дети лучше поняли». http://kornilov.name/kursyi-movyi-poseshhayut-tolko-iz-za-straha/ Как итог, ситуация в образовании Донбасса стала катастрофической. На 1 декабря 1932 г. из 2239 школ Донбасса 1760 (78,6%) были украинскими, а еще 207 (9,3%) – украинско-русскими. По известным только власти причинам русскоязычное образование в крае было фактически разгромлено и запрещено. Ситуация дошла до того, что, скажем, в русскоязычной Макеевке в 1932-33 учебном году в начальных школах не осталось ни одного русского класса. К 1933 г. в Донбассе были закрыты все русские педагогические техникумы – русскоязычных учителей негде было готовить. В январе 1934 г. на 2-й Донецкой областной партконференции председатель облпрофсовета Павел Масленко с гордостью заявил, что в области «не менее 40 тысяч детей были принудительно украинизированы». Надо заметить, что украинизация при этом происходила не на литературном украинском языке, а на том галицизированном суржике, который изобретался Николаем Скрыпником и его коллегами, засевшими в Харькове (т.н. «харьковский правопыс»). В своем эпохальном фильме «Симфония Донбасса» знаменитый режиссер-документалист Дзига Вертов запечатлел как раз факт замены вывески «Клуб» на «Клюб». http://kornilov.name/ne-menee-40-tyisyach-detey-donbassa-prinuditelno-ukrainizirovanyi/ 

Нет ничего удивительного, что насаждаемая в русскоязычном Донбассе украинская «мова» не прижилась. Как только начинались некоторые послабления в многочисленных кампаниях по украинизации, русский язык моментально возвращался в систему образования края. Причем без всяких решений сверху, даже порой без изменения планов по украинизации школ (подчеркнем, саму украинизацию формально никто не отменял).

В общем, очередная попытка «украинизировать» Донбасс, есть ничто иное, как попытка реанимировать хорошо забытое старое. И, наверняка, с тем же результатом в итоге. 

Версия для печати