Мифические санкции Украины

14:07 22.09.2015 Михаил Куракин, журналист-международник


Мифотворчество – одно из основных занятий украинской власти. Мифом была так никем и не доказанная «российская агрессия». Мифом оказалась и широко разрекламированная украинскими властями реструктуризация гигантских долгов страны: www.newdaynews.ru/economy/543878.html. Как и положено мифам, они не имеют отношения к реальности – но миф никогда и не опирался на реальность. Миф сам создает новую реальность. В этой новой действительности президент Украины Петр Порошенко 16 сентября подписал указ, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны о санкциях против 388 физических и 105 юридических лиц «Российской Федерации и других стран», которые, по мнению Киева, «ответственны за агрессию против Украины».

По идее, это был уже второй так сказать «подход» к санкциям против России. Первая санкционная ласточка – украинский закон «О санкциях», принятый в августе 2014 года. Согласно того документа, Совет национальной безопасности и обороны Украины получал право в рамках введения санкций блокировать активы, ограничивать торговые операции, полностью или частично прекращать транзит ресурсов, полетов и перевозок по территории Украины, предотвращать выведение капиталов, приостанавливать выполнение экономических и финансовых обязательств, аннулировать лицензии. Также законом «О санкциях» были предусмотрены прекращение действия торговых соглашений, совместных проектов и промышленных программ в определенных сферах — в частности, в сфере безопасности и обороны и ряд других инициатив. Но все это оказалось гигантским мифом. На днях по запросу одного украинского СМИ, внезапно выяснилось, что по состоянию на 8 сентября 2015 года «специальные экономические и другие ограничительные меры против физических и юридических лиц Российской Федерации в порядке, установленном Законом Украины от 14 августа 2014 года № 1644-УІІ "О санкциях", вообще не введены». http://news.liga.net/news/politics/6594161-ukraina_ne_vvela_v_deystvie_sanktsii_protiv_rossii_snbo.htm

Итак, введенные сейчас Украиной санкции являются по факту первыми ограничениями против России. Но и этот вариант, как с точки зрения применения, так и с точки зрения содержательной части сильно напоминают миф. Например, практически всем российским авиакомпаниям, активно летающим на Украину, кроме компании «ЮТэйр», — теоретически грозят «ограничения, частичное или полное прекращение …. полетов и перевозок по территории Украины». Но окончательное решение остается за украинской Госавислужбой. Именно это ведомство должно конкретизировать и одобрить решение властей. Но захочет ли ведомство отказаться от денег за транзитные перелеты российских авиакомпаний через ее территорию, не говоря уже об угрозе отмены прямого авиасообщения между странами в принципе – большой вопрос.

В финансовой сфере под санкции попали 29 финансовых учреждений. Здесь, по идее, должно быть применено блокирование активов (временное ограничение права пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом), запрет предоставлять кредиты, займы, финансовую помощь, гарантии; запрет осуществлять кредитование путем покупки ценных бумаг; запрет на приобретение ценных бумаг. Однако в список Киева не попали основные российские банки, имеющие дочерние структуры на Украине: Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и Альфа-банк — явно потому, что есть понимание - обрушение этих структур окончательно обвалит остатки украинской финансовой системы и экономики и, не исключено, спровоцирует очередной майдан. http://lenta.ru/articles/2015/09/21/_404_/

Весьма любопытно получилось с республиками Донбасса. В ДНР под санкции Киева попали 42 представителя республики, в том числе руководство, журналисты. Например, Елена Блоха которая, будучи редактором донецкой «Муниципальной газеты», в свое время несколько месяцев провела в СБУ. Ее реакция была следующей: «У меня два вопроса к Петру Алексеевичу (Порошенко, - прим. автора): теперь я точно могу не платить лизинг в украинском банке за машинку? И сколько мне должны украинские власти за то, что я так и не смогла оплатить лизинг, пока была в плену?», –написала журналистка http://odnarodyna.org/node/32261. Парадокс ситуации еще и в том, что в отношении многих фигурантов списка, Службой безопасности Украины открыты уголовные дела. Но теперь, въезд им на территорию «Незалежной» заказан, а значит они даже при желании, не смогут явиться, например, на допрос. Отныне санкции киевских властей грозят командиру бригады «Призрак» Алексею Мозговому, который погиб в результате покушения в ЛНР несколько месяцев назад. Расстрелянному лидеру ополчения теперь строго запрещается выводить свой капитал за пределы Украины. Есть и еще «нюансы». Например, в списке санкций дважды повторяется фамилия советника президента РФ Сергея Глазьева, фигурируют фамилии двух журналистов испанской газеты El Pais, которые пропали в Сирии. Основная изюминка санкционного списка - журналисты из Западной Европы. Репортеры Die Zeit, BBC world news, репортеры из Европы, которые в разные времена побывали в Донецке и Луганске в обход украинского законодательства. Их реакция на попадание в санкционный список была очень разнообразной - от удивления и разочарования до возмущения: http://www.theguardian.com/world/2015/sep/16/ukraine-president-bans-journalists-from-country ; http://www.nzz.ch/international/kiews-autoritaere-reflexe-1.18614779. В списке есть представители СМИ Болгарии, Эстонии, Германии, Венгрии, Израиля, Казахстана, Латвии, Македонии, Молдовы, Польши, России, Сербии, Словакии, Испании, Швейцарии и Великобритании. Неправительственная организация Комитет защиты журналистов (CPJ) раскритиковала указ Петра Порошенко. https://cpj.org/2015/09/ukraine-bans-41-international-journalists-and-blog.php. И уже утром 18 сентября президент Порошенко отдал распоряжение исправить ситуацию. Впрочем, проверить исправленные иди обновленные списки теперь стало сложно. Указ Петра Порошенко с приложениями с сайта его администрации пропал. http://www.pravda.com.ua/rus/news/2015/09/18/7081766/

В общем, украинские санкции, больше напоминают ритуальные игры в санкции. Которые, как это было в первом случае, либо вообще не будут реализованы, либо, будут подправлены (как в случае с западными журналистами) таким образом, что потеряют вообще всякий смысл.

Версия для печати