Прибалтика: операция «Оккупация»

13:04 03.09.2015 Михаил Куракин, журналист-международник


В конце августа Генпрокуратура Литвы передала в суд 702 тома уголовного дела о событиях 13 января 1991 года, когда был проведен штурм здания телецентра в Вильнюсе. «Обвиняемыми в преступлениях против человечности и военных преступлениях признаны 66 граждан Российской Федерации, Украины и Республики Беларусь», – сообщает генпрокуратура. Имена обвиняемых не приводятся. Сказано лишь, что в то время они занимали руководящие должности в Коммунистической партии Советского Союза, Министерстве обороны и Министерстве внутренних дел, Комитете государственной безопасности, военизированных подразделениях, в том числе в подразделении спецназа «Альфа».

Однако недавно судебная система Литвы сама подтвердила несостоятельность подобных обвинений. Так, 4 июня окружной суд Вильнюса был вынужден оправдать проживающих в России командиров вильнюсского ОМОНа в 1990-х годах Болеслава Макутыновича и Владимира Разводова, также проходящих подозреваемыми в расследовании литовской генпрокуратуры в деле о штурме телецентра в Вильнюсе. Суд отметил, что, согласно международному праву, инкриминируемые им деяния могли бы быть совершены лишь в условиях войны или оккупации. «В 1991 году не было ни военного положения, ни вооруженного конфликта, ни оккупации. Таким образом, не было условий, по которым можно было бы применить положения Женевской конвенции (о защите гражданского населения во время войны)», – пояснил тогда судья Аудрюс Цицинас. http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2019653

Тогда почему же литовские правоохранители продолжают упорствовать? Ответ на сайте литовской Генпрокруатуры таков: «В январе (1991 года – прим автора) агрессия и сила были применены к восстановленной в независимости Литве с целью вернуть ее в Советский Союз». Но при исследовании вопроса понимаешь, что дело не в этом. Тогда в чем?

«Расследование январских событий в рамках уголовного дела – это самое важное дело в истории Литвы. …Я чувствую себя счастливым и горжусь тем, что литовская прокуратура была в состоянии выполнять такую сложную и огромную работу и создать реальные условия для того, чтобы восторжествовала справедливость, и внести свой вклад в укрепление исторической правды», – заявил исполняющий обязанности генерального прокурора Дарюс Раулушайтис (http://www.prokuraturos.lt/Naujienos/Naujiena/tabid/104/ItemID/6159/Default.aspx). При этом, несмотря на «сложную и огромную работу» литовской прокуратуры, ей страшно недоволен Витаутас Ландсбергис, бывший в то время председателем Верховного Совета Литвы. Ландсбергис раскритиковал прокуроров за то, что они не вывели дело на более высокий уровень: "Они (прокуроры- прим. автора) сделали все, чтобы подавить, чтобы не превратить его в настоящее дело международного значения", - заявил он. (http://ru.delfi.lt/news/politics/delo-o-13-yanvarya-landsbergis-otpravil-prokurorov-v-detskij-sad.d?id=68875566) Вот это, собственно, и суть происходящего - нужно использовать любой повод для обвинения СССР, а значит и его правопреемницы - России в агрессии и оккупации. И заявлять об этом как можно громче.

Бывшие советские прибалтийские республики – Литва, Эстония, Латвия уже четверть века бьются, чтобы их вхождение в состав СССР в 1940 считалось не «присоединением» и даже не «аннексией», а именно «оккупацией». В этой связи доктор юридических наук, вице-президент Российской ассоциации международного права Станислав Черниченко пишет: «Разговоры об оккупации в мирное время (occupatio pacifica) не имеют под собой никакой почвы, поскольку такого института в международном праве не было и нет. Об оккупации, которая не относится к военной, допустимо было бы говорить в тех случаях, когда имелось в виду освоение никем не населенных и никому не принадлежащих территорий. Военная оккупация – временное занятие неприятельской армией части территории или всей территории противника без перехода суверенитета над занятой территорией к оккупирующему государству. Ни о какой оккупации Прибалтийских государств советскими войсками не может быть и речи. Между Советским Союзом и Латвией, Литвой и Эстонией в 1940 году не существовало состояния войны. Между ними не велись какие-либо военные действия без объявления состояния войны. Советские войска не нападали на эти государства и не занимали их территорию без их согласия. Таким образом, их нельзя относить к неприятельским войскам, а их ввод на территорию Прибалтийских государств не может быть расценен как оккупация. Ввод советских войск был осуществлен с согласия Латвии, Литвы и Эстонии, хотя это согласие и было получено в результате предъявления советской стороной правительством этих стран известных ультиматумов». И продолжает: «Обращаясь к гораздо более позднему периоду, необходимо назвать Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, провозгласивший принцип нерушимости государственных границ, как они сложились в Европе после Второй мировой войны. Какой бы ни была позиция отдельных государств, подписавших Акт, относительно нахождения Латвии, Литвы и Эстонии в составе СССР, он закрепил тем самым то, что они были частью СССР». (http://www.slavia.ee/index.php?option=com_content&view=article&id=11949&catid=167&Itemid=645)

Кстати говоря, есть один очень любопытный пример. После восстановления независимости Эстонии, был поставлен вопрос о возвращении в государственную собственность зданий, где до Второй мировой войны располагались дипломатические представительства Эстонской Республики. Одно из них в 1991 году занимало советское торгпредство в Париже, доставшееся Советскому Союзу после вступления Эстонии 6 августа 1940 года в состав СССР. Но Франция, на запрос Эстонии о возвращении ей здания довоенного посольства, ответила вежливым отказом, выразив сожаление. Оказывается, такое право у Эстонии было ровно 50 лет с момента перехода задания в собственность СССР, то есть с 1940 года. Но независимость восстановили в 1991 году. Помимо этого, местные юристы объяснили, что, если бы Советский Союз «оккупировал» Эстонию в 1940 году, тогда здание ей вернули бы в любом случае, так как последствия оккупации не имеют срока давности. Но «оккупации» не было. И еще, пояснили специалисты международного права: территории одного государства, которые были аннексированы или воссоединены и оставались 50 лет и более в составе другого государству, автоматически считаются составной частью такого государства. И, тем не менее, осознав, что признавать оккупацию все - таки перспективнее, прибалтийские государства поменяли юридическую терминологию и принялись «пробивать» этот термин. И именно поэтому поначалу в Прибалтике писали и говорили об аннексии (присоединении) и только потом заговорили об оккупации. Эволюция подхода – налицо, и говорит о конъюнктурной политизации этого вопроса в современных обстоятельствах.

Версия для печати