«Исламское государство» идет на восток

13:36 27.08.2015 Андрей Исаев, журналист-международник


Секретный документ руководства «Исламского государства», найденный на днях в Пакистане, стал «бомбой» для мировых СМИ. Из 32-страничного текста следует, что организация планирует захватить чуть не весь мир, а ее ближайшими задачами названы массированное проникновение на Африканский континент и создание на базе отрядов афганских и пакистанских талибов единой армии, способной спровоцировать войну в Индии. А также начало по-настоящему масштабной конфронтации с США. С последним все ясно: для исламских радикалов всех мастей и оттенков Вашингтон – эпицентр мирового зла. Но вот чем «Исламскому государству» не угодила Индия? Начнем с геополитического контекста.

ИГ уже старается укорениться в Афганистане, погрузившемся в хаос безвластия. Режим президента Ашрафа Гани не контролирует большую часть страны, но это не означает, что ее контролирует «Талибан» – повсеместно, особенно на севере, действуют и другие группировки, далеко не всегда дружественные талибам. К тому же фигура нового лидера талибов - тесно связанного с Исламабадом муллы Ахтара Мохаммада Мансура получила одобрение далеко не всех руководителей движения, что усиливает вероятность раскола среди «студентов». Дошло до того, что некоторые командиры, в том числе родственники предыдущего вождя - муллы Омара, - демонстративно покинули заседание руководящего совета «Талибана», в ходе которого и был представлен новый лидер. (http://inosmi.ru/world/20150818/229697131.html )

Несмотря на кажущуюся стабильность государственности, ситуация в Пакистане тоже очень непростая. Внутриполитическое положение неустойчиво, примерно половина территории страны не контролируется ни коррумпированными центральными, ни коррумпированными местными властями – это «зона ответственности» племен и разного рода экстремистских группировок. Экономика слаба и продолжает деградировать. При этом в стране традиционно сильны исламисты, что неудивительно – государство и образовано было именно по конфессиональному признаку. Борьба с исламистами в Пакистане ведется в вяло текущем режиме, не принося заметных результатов: многие лидеры радикалов связаны с политической и экономической элитой и пользуются покровительством центральной власти. Плюс белуджи требуют создания «Великого Белуджистана», а пуштуны - «Великого Пуштунистана». По словам российского эксперта, «Распад Пакистана можно задержать, но трудно предотвратить». (http://www.rosbalt.ru/main/2007/12/27/444165.html )

Еще более безаппеляционно высказывается турецкая Milli Gazete. Рассуждения о хрупкости пакистанской государственности она подитоживает таким выводом: «Если Пакистан подвергнется серьезному нажиму извне, ему не просто придется отказаться от притязаний на территорию Кашмира, за одну-две недели он вполне может оказаться на грани распада».

(http://www.milligazete.com.tr/koseyazisi/Zoraki_Ittifaklar_Donemi_mi/24892)

Так что создание в регионе плацдарма мощной, безжалостной к врагам и спаянной фанатичной верой экстремистской организации вполне вероятно. Удалось ведь ИГ вытеснить с Ближнего Востока «Аль-Каиду», чьи позиции там казались такими прочными. Почему не проделать то же с «Талибаном»? Тем более, что некоторые полевые командиры талибов уже присягнули на верность новоявленному «халифу».

А насколько реальны шансы раскачать ситуацию в Индии? Хорошо известно, что раздел Британской Индии на собственно Индию и Пакистан (с Восточной Бенгалией) сопровождался миллионами жертв и десятками миллионов беженцев. Меньше помнят о том, что за годы независимости в Индии произошло более десяти тысяч мусульманских погромов. (http://oko-planet.su/politik/politiklist/280494-e-satanovskiy-reznya-bez-granic.html) Как результат - на сегодняшний день в стране действует больше десятка исламистских группировок. По данным эксперта по терроризму Аджая Сахни, с 1997 года только в Дели ими было осуществлено порядка 25 терактов. (http://www.apn.ru/opinions/article10022.htm ) Не могут не вызывать тревогу у властей и данные демографии: по переписи 2001 года в стране проживали 138 миллионов мусульман; результаты переписи 2011 года публиковать не стали – чтобы не будоражить общественность. Но есть данные, что рождаемость в мусульманских семьях выше, да и времени прошло немало.

Об этническом сепаратизме в Индии говорить излишне: это «головная боль» Нью-Дели со времен обретения независимости.

Помимо этого Индия превращается в серьезного конкурента Китая в регионе. В частности, при правительстве премьер-министра Нарендра Моди, победившего на выборах в мае 2014 года, индийская дипломатия активизировала работу в странах Средней Азии, где индийские компании уже успешно теснят корейских и турецких конкурентов. В июне этого года индийский премьер совершил турне по столицам среднеазиатских государств и Казахстана, анонсировав начало «новой эры в отношениях с республиками Центральной Азии». Обсуждали сотрудничество в сфере энергетики (прежде всего!), транспорта и взаимодействие в вопросах безопасности и борьбы с терроризмом. А в Таджикистане Нарендра Моди говорил с президентом Эмомали Рахмоном о превращении таджикского аэродрома «Айни» в авиабазу индийских ВВС. По словам эксперта по Центральной Азии и Ближнему Востоку Александра Князева, «Индии необходим этот военный объект, поскольку военная авиация имеет первостепенное значение в тылу Пакистана. Это вовсе не означает, что Индия намерена использовать «Айни» для войны с Пакистаном. Достаточно того, чтобы использовать его как инструмент сдерживания Пакистана». (http://www.ng.ru/cis/2015-07-14/7_india.html ) Это действия тактические.

Ну а Срединное государство тем временем упорно прокладывает «Новый Шелковый путь» на запад, к столь необходимым ему новым источникам сырья и энергоносителей: только перечень инфраструктурных объектов, возводимых китайскими компаниями в бывших республиках СССР, Пакистане, Афганистане, Иране занял бы не одну страницу. В свою очередь американцы просто не могут позволить себе пустить Китай на Ближний Восток – используя имидж «нейтральной» силы на контрасте с «неоимпериалистическим» имиджем Вашингтона, Пекин может в обозримом будущем очень серьезно потеснить США в этом стратегически важном для США регионе.

Обжегшись в Ираке и Афганистане, Вашингтон старается остановить продвижение Китая чужими руками. Он ведет работу по снятию санкций с Тегерана, ревниво следящего за китайским продвижением в этнически и культурно близких иранцам Средней Азии и Афганистане; пытается «перезагрузить» отношения с Исламабадом, ухудшившиеся после череды скандалов с американскими беспилотниками. Американцы не зря тревожатся: в последние годы китайско-пакистанское торгово-экономическое сотрудничество переживает настоящий расцвет. Не в последнюю очередь – на почве соперничества обоих государств с Индией, которой Госдеп отводит основную роль в сдерживании Китайского Дракона.

С приходом в Белый Дом Барака Обамы индийско-американские экономические и политические отношения пошли на подъем. Если раньше американцы не продавали Нью-Дели стратегические материалы, например, не давали развивать производство ядерного оружия, то теперь всячески помогают Индии в этом щепетильном вопросе. К сожалению, уже с 2011 года США перехватили у России лидерство в поставках обычных вооружений для индийских ВС. Стремление к сближению, похоже, взаимно: свой первый зарубежный визит в качестве премьер-министра Н.Моди нанес в Вашингтон. Так что нельзя исключить, что именно поэтому ИГ поставило своей задачей дестабилизировать обстановку в Индии и таким образом ограничить ее внешнеполитическую активность и, как результат, столкнуть в очной схватке Пекин с лишившимся индийского буфера Вашингтоном. А это (если получится) сыграет на руку «Исламскому государству», чьей стихией, как показывает опыт Ирака и Сирии, является политический хаос.

Планы ИГ закрепиться на Среднем Востоке, в непосредственной близости от российских границ, не могут не беспокоить Россию. Не так давно Владимир Путин объявил о стратегически важной цели: создании «общего экономического пространства Евразии», которое позволит скоординировать китайский глобальный проект «Один пояс, один путь» с работой Евразийского экономического союза (ЕАЭС), объединяющего сегодня Россию, Белоруссию, Казахстан, Армению, Киргизию и вызывающего интерес ряда других стран. Но развивать какие бы то ни было экономические проекты можно только в условиях политической стабильности. И это важно понимать всем потенциальным участникам новой большой игры, в которую их втягивают террористы.

Версия для печати