Ближний восток, Украина и национальная безопасность Польши

10:40 18.08.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Эксперты едины во мнении, что наплыв беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки в ЕС представляет угрозу безопасности Польши. В соответствии с квотами, разработанными Брюсселем для каждой страны-члена ЕС, Польша должна будет принять 2 тыс. беженцев. Вице-министр иностранных дел Рафал Тшасковский заявил, что в вопросе размещения беженцев Варшава обязана проявлять солидарность со своими европейскими партнёрами – Римом, Афинами, Берлином, и т.д.

По словам вице-министра, 2 тыс. – это очень мало. Германия примет 150-200 тыс., Венгрия уже приняла 70 тыс. Одновременно Р. Тшасковский уточнил, что Польша несёт ответственность за восточную границу ЕС, и, в случае массового наплыва беженцев с Украины, вынуждена будет отвечать за их размещение (1).

В умах польских обывателей слово «беженцы» ассоциируется сейчас с прибывшими с Ближнего Востока или Африки, и с прибывшими с Украины. В отличие от украинских граждан, из которых никто пока не получил статус беженца в Польше, арабы и африканцы осядут в Польше на законных основаниях. Р. Тшасковский заверил общественность, что европейские правоохранители тщательно проверят каждого из них, прежде чем наделять их статусом беженца. Поляки сомневаются, что это убережёт их страну от проблем с безопасностью.

Даже если польские спецслужбы выявят какого-нибудь последователя радикального ислама среди прибывших в страну беженцев, они не смогут полностью закрыть границу для таких же экстремистов, осевших в соседних странах. Польские спецслужбы сообщают, что в рядах Исламского государства в Сирии и Ираке воюет около 10 этнических поляков. Под влияние экстремистской идеологии они подпали не в Польше, а в Западной Европе, куда выезжает множество молодых поляков на заработки, и где исламские радикалы чувствуют себя вполне уютно.

Уже появился первый поляк-смертник. Некто Яцек С., приняв радикальную версию ислама, совершил самоподрыв в Ираке. Теракт унёс жизни 11 человек (2). Другой польский исламист, некто Адриан, обратился с  посланием к своим соотечественникам, пригрозив им казнями неверных на площади св. Петра в Риме (3).

Варшава, вынужденно подчиняясь Брюсселю, старается информационно отыграть ситуацию, делая вид, что прибытие 2 тыс. иммигрантов – это не проблема. Действительно, высока вероятность того. Что многие из этих 2 тыс., со временем, переберутся дальше на Запад. Восточная Европа  не является приоритетной целью для большинства ближневосточных беженцев. Польшу они рассматривают как промежуточное звено по пути в Германию, Францию, Бельгию или Швейцарию.

Но это не исключает возможности совершения терактов на территории Польши, подобно тому, как это было в Болгарии (теракт в аэропорту Бургаса 18 июля 2012 г.). В совершении теракта подозревают движение «Хезболла». Болгарские правоохранители установили, что детали взрывного устройства были доставлены из Польши.

Из публикации британской «The Gardian» следует, что границы Польши – отнюдь не на замке, и те, кому надо, пересекают её нелегально по нескольку раз. Так с Украины в Данию попал командир т.н. чеченского батальона им. Шейха Мансура, воюющего в составе украинской армии (4).

Ещё одной угрозой безопасности Польши являются праворадикальные группировки украинских националистов. Официальная Варшава, из геополитических соображений, неохотно касается этого вопроса. Варшаве выгодно использовать украинский национализм для достижения своих тактических целей, и польское руководство никогда не пойдёт на окончательное и бесповоротное осуждение этой идеологии.

Известно, что в Польше проходили лечение члены украинских национал-батальонов, и присутствие наследников идеологии Бандеры и Шухевича в рядах украинской армии Варшава не считает препятствием для оказания всевозможной помощи этой армии.

«Придворные» эксперты поддержали правительство соответствующими «оценками», указав, что не столько 2 тыс. арабов и африканцев, сколько иностранные боевики, воюющие на Донбассе, могут представлять угрозу для Польши. Под этим словом они подразумевают, как европейских неонацистов, так и ополченцев Донбасса, что явно не соответствует истине (5).

Околоофициальным экспертам не выгодно правдиво сообщать о том, что элементы неонацистской идеологии – визитная карточка нелегитимного правительства в Киеве, которого Варшава почитает за союзника. Случаи публичной демонстрации запрещённой в Польше нацистской символики, и символики политических движений, сотрудничавших с нацистами, приобретают регулярный характер. Совершают такие поступки приверженцы украинского национализма из числа украинских студентов или туристов.

За последнее время было сразу несколько таких случаев. Сначала в Пшемышле студенты-украинцы сфотографировались с флагом УПА, и раскидали фото по соцсетям. Затем польские полицейские остановили автомобиль, украшенный символикой «Правого сектора». Позже польские СМИ облетела фотография украинского студента одного из польских вузов, демонстрирующего оскорбительный жест в сторону мемориала погибшим в концлагере Майданек. Потом произошёл ещё один похожий случай.

Закончилось все тем, что только некоторые из виновных понесли наказание. Студентов из Пшемышля не лишили даже Карты поляка (выдаётся лицам польского происхождения, облегчает процедуру их пребывания на территории Польши), хотя закон предусматривает её аннулирование, если её владелец совершил действия, оскорбляющие Польшу и польский народ.

Варшава принялась опекать украинских радикалов, и даже награждать их государственными наградами. Из рук президента Бронислава Коморовского их получили деятели Союза украинцев в Польше – организации, пропагандирующей культ ОУН-УПА, и отрицающей геноцид поляков в исполнении украинских радикалов (Волынская резня 1943 г.) (6).

Польские политики, не согласные с подобным решением, вынуждены прибегать к частным акциям, не имеющим поддержки официальных властей. Как, например, установка на одном из КПП на польско-украинской границе Марком Познаньским, бывшим членом парламентского клуба «Твоё движение», щита с текстом «Волынь, 1943 г. Не к мести, а к памяти призываем…». Щит установлен таким образом, чтобы его могли видеть пересекающие границу украинцы (7).

Очевидно, что украинский национализм остаётся одной из самых актуальных угроз безопасности Польши, но польские власти надеются посредством всевозможных манипуляций повлиять на развитие и идеологическую направленность этого движения, отвернув его от себя, и направив на восток. Польская полиция не предпринимает никаких действий, чтобы предотвратить транзит европейских ультраправых через Польшу на Украину. 

Это путь к дестабилизации обстановки на Украине, поскольку украинский национализм близок к неонацизму, и не терпит этнического и культурного многообразия и политического плюрализма.

1)     http://www.tvn24.pl/wiadomosci-ze-swiata,2/wiceszef-msz-polska-przyjmie-2-tys-uchodzcow-bo-mysli-o-ukrainie,561797.html

2)     http://www.kresy.pl/wydarzenia,wojskowosc?zobacz/pierwszy-polski-islamski-terrorysta-samobojca

3)     http://www.kresy.pl/wydarzenia,wojskowosc?zobacz/polski-dzihadysta-z-isis-urzadzimy-masowe-egzekucje-na-placu-sw-piotra

4)     http://www.theguardian.com/world/2015/jul/24/chechens-fighting-in-ukraine-on-both-sides

5)     http://www.pism.pl/files/?id_plik=20205

6)     http://www.radio.bialystok.pl/dumka/index/id/125865

7)     http://www.kresy.pl/wydarzenia,ukraina?zobacz/posel-przypomnial-ukraincom-o-wolynskim-lubobojstwie-juz-na-granicy

Ключевые слова: Сирия Польша Ирак Украина беженцы национальная безопасность

Версия для печати